«Полное прекращение огня на Донбассе» — Украина заявляет о «прорыве», РФ — об «удовлетворении»

«Полное прекращение огня на Донбассе» - Украина заявляет о «прорыве», РФ - об «удовлетворении»

Украина заявляет о «прорыве», РФ — об «удовлетворении». Что тут на самом деле? Как оценить, в частности, появление в тексте «руководства вооруженных формирований ОРДЛО»?

На очередном заседании Трехсторонней контактной группы (Украина, Россия, ОБСЕ) в формате видеоконференции договорились о режиме полного и всеобъемлющего прекращения огня — с 00:01 27 июля 2020 года. Как пишет УКРИНФОРМ, в Офисе президента Украины эти договоренности именовали «прорывными», а именно: «режим соблюдения полного и всеобъемлющего прекращения огня в случае, если он будет соблюден другой стороной, является базовой предпосылкой реализации Минских договоренностей и открывает путь к выполнению других положений этих договоренностей».

Что ж, само по себе это событие соответствует той логике, которой постоянно придерживается Украины в переговорном процессе, мол, сначала вопросы безопасности, а затем — политические. Но постоянно — в одностороннем порядке. Ведь сколько за шесть лет было согласованных «режимов тишины» — не перечислить.

Год назад на заседании в Минске также была достигнута договоренность о бессрочном прекращении огня на Донбассе с 21 июля. Так называемое «хлебное перемирие», среди всего прочего, впервые содержало запрет на ведение огня из любых видов вооружений и предусматривало ответственность за его нарушение. Так каковы шансы, что российские оккупационные войска в тот же день — 27 июля 2020 года — не нарушат нынешние договоренности? Пожалуй, даже у полного оптимиста прогноз будет горчить пессимизмом…

Однако вернемся к сути. Информацию о достижении договоренностей также подтвердила российская сторона. «В связи с этим нельзя чувствовать ничего, кроме удовлетворения», — заявил представитель РФ в ТКГ Борис Грызлов.

Маленький спойлер: когда Грызлов «удоволетворен», у нас возникает повод для, по крайней мере, беспокойства.

Как сообщила спецпредставитель председателя ОБСЕ в Украине и в Трехсторонний контактной группе посол Хайди Грау, для усиления режима прекращения огня будут введены:

  • запрет на наступательные и разведывательно-диверсионные действия, а также запрет на использование любых видов летательных аппаратов сторон;
  • запрет на применение огня, включая снайперского;
  • запрет на размещение тяжелого вооружения в населенных пунктах и ​​их окрестностях, в первую очередь на объектах гражданской инфраструктуры, включая школы, детские сады, больницы и помещения, открытые для общественности;
  • эффективное применение дисциплинарных мер за нарушение режима прекращения огня и сообщение о них координатору ТКГ, который извещает об этом всех ее участников;
  • создание и задействование координационного механизма реагирования на нарушения режима прекращения огня при содействии СЦКК в действующем составе;
  • огонь в случае наступательных действий (любые попытки изменить позиционное размещение войск, которое сложилось на момент принятия данного заявления. — Ред.) допускается только в том случае, если он открыт по приказу соответствующего руководства Вооруженных сил Украины и руководства вооруженных формирований ОРДЛО после безуспешной попытки использовать вышеупомянутый координационный механизм. Об издании таких приказов будет извещена ТКГ;
  • вышеупомянутые меры не могут быть полностью или частично дезавуированы никакими другими приказами, в том числе секретными.

В условиях всестороннего прекращения огня, семерка перечисленных пунктов, на первый взгляд, выглядит вполне логично. Как-никак, чуть ли не впервые появилась некая конкретизация того, что считается нарушением режима прекращения огня и т.п., но… Есть проблемы, и они кроются в деталях.

И таких деталей – как минимум четыре

Богдан Петренко / Фото: Апостроф
Богдан Петренко / Фото: Апостроф

По словам заместителя директора Украинского института исследования экстремизма Богдана Петренко, проблемы начались — традиционно — с отсутствия текста договоренностей в украинских источниках. А это всегда тревожит.

«Симптоматично, что в последних договоренностях детализировано много пунктов — включая и снайперскую войну, и деятельность ДРГ, и полет беспилотников. Это — попытка урегулировать и предотвратить все боевые действия, которые возможно. Но технически они могли подпадать просто под «прекращение огня». И действительно, именно по этим вопросам доказать нарушения будет сложно. Доказать чья была ДРГ можно лишь тогда, когда у нее были идентифицированы потери. То же самое и в отношении снайперов. Поэтому уже можно спрогнозировать рост заявлений боевиков, что ВСУ осуществляет самообстрелы и самодиверсии», — комментирует Петренко.

Но самая большая проблема в том, что до сих пор субъектность боевиков не «впихивали» в договоренности. В последнем документе два шага — это «СЦКК в действующем составе» и «руководство военных формирований ОРДЛО». «В первом случае украинцев вообще пытаются «красиво развести» — дело в том, что из СЦКК еще в 2017 году вышли россияне, а самовольно членами этого Центра провозгласили себя участники НВФ, — отмечает эксперт. — Во втором случае — это прямое придание субъектности руководству боевиков в документе. Причем, придание субъектности тем, кто согласовал документ — Украиной (потому что даже Россия их не признает)».

Олексій Мельник
Алексей Мельник

«СЦКК в действующем составе »… Как по мне, это капкан, который Россия сумела запихнуть в текст этих договоренностей», — утверждает содиректор программ внешней политики и международной безопасности «Центра Разумкова» Алексей Мельник. Таким образом будет зафиксировано (где-то полуофициально, а где-то — полуформально), что сторона конфликта на самом деле не РФ, а ОРДЛО.

Также эксперт ставит ряд важных вопросов, мол, а как понимать требование о том, что «огонь в случае наступательных действий допускается только в том случае, если он открыт по приказу соответствующего руководства Вооруженных сил Украины и руководства вооруженных формирований ОРДЛО после безуспешной попытки использовать вышеупомянутый координационный механизм?.. Об издании таких приказов будет извещена ТКГ?.. Сколько времени должно быть потеряно командиром на ожидание результатов «безуспешной попытки использовать вышеупомянутый координационный механизм»? Сколько пуль, мин и снарядов «прилетит» на наши позиции за это время?

«Давайте смоделируем ситуацию. Ведется обстрел, который длится десятки минут, час. Есть угроза жизни наших военнослужащих, — говорит Мельник. — А Украина подписалась под тем, что, мол, прежде чем открывать огонь, надо звонить, чтобы с «той стороны» подняли трубку, чтобы СММ ОБСЕ, чтобы ТКГ были к этому подключены… Таким образом теряется время на реагирование».

Опять мы видим упоминание «руководства вооруженных формирований ОРДЛО» без упоминания фактической принадлежности этих формирований в РФ — стороны переговоров и стороны конфликта, отмечает эксперт. «Украина в очередной раз подписывается под согласием «переадресации» претензии в нарушении договоренностей к ответчику, который ни за что не отвечает и ничего не решает (ОРДЛО)», — отметил Мельник. А также добавил, что довольно опасно также положение о «позиционном размещении войск, которое сложилось на момент принятия этого заявления…»: «Поскольку оно может толковаться «той стороной» как признание фактической линии разграничения, которая на 700 кв. км — не в пользу Украины — отличается от ранее согласованной».

Мирослав Гай
Мирослав Гай

Ну, и еще раз о «запрете на использование любых видов летательных аппаратов…» Волонтер Мирослав Гай считает, что одна из причин, почему российская сторона в Минске внесла это в пункт «прекращение огня» в том, что их системы радиоэлектронной борьбы (РЭБ) показали свою ограниченную эффективность. «Каждую неделю неизвестные украинские патриоты, а на самом деле очень известные, на своих не слишком дорогих и «ненавороченных» беспилотниках разбрасывают листовки и агитационные материалы над Донецком и Луганском, фиксируя этот акт унижения российской системы ПВО на видео, — рассказывает Гай. — Я и сам бывал на таких вылетах и ​​видел, как это происходит. Вылетели, унизили, вернулись. Информационным войскам РФ было предписано опровергнуть и отрицать сам факт таких полетов, поскольку они дискредитировали войска радиоэлектронной борьбы России. Системы за миллионы долларов, которые РФ пытается подавать, как «лучшие» и продавать в арабские страны — не могут справиться с довольно простыми самолетиками, из которых выбрасываются открытки с агитацией».

…Поэтому одно из возможных решений в этой позорной для России ситуации — просто запретить летать над Донбассом, что они и сделали в Минске», — утверждает волонтер.

А в целом….

Если посмотреть на кривую обстрелов в Донбассе, то она резко падала сразу после подписания режимов о прекращении огня. И хотя потом она растет — каждый режим прекращения огня — это возможность сохранить чьи-то жизни. «Подобные договоренности — это также важный элемент по реализации первого пункта и обоих минских соглашений, и последних нормандских договоренностей — всеобъемлющее прекращение огня, — говорит Богдан Петренко. — Такое решение не только может способствовать затишью на фронте, но и — приблизить следующую нормандскую встречу».

Кроме того, заместителя директора Украинского института исследования экстремизма подчеркнул, что Россия не только давит на нас гуманитарными рычагами — мир в обмен на уступки, — но и любит совмещать «приятное с полезным». «Потому что кроме того, что процесс «субъективизации республик» сдвинулся с места — Кремлю и самому не выгодна была военная эскалация сейчас. По крайней мере до 25 октября. Потому что любая военная эскалация на фронте снижает число голосов, поданных за пророссийские партии на местных выборах. Потому что стратегию внутренней оккупации также никто не отменял», — добавил Петренко.

В свою очередь эксперт «Центра Разумкова» Алексей Мельник говорит, что хотя и есть сомнительные моменты, но если это действительно приведет к прекращению огня… «Тогда можно, по крайней мере, закрыть глаза на какие-то существенные недостатки в тексте договоренностей. В конце концов, если договоренности хотя бы сутки продержатся, а еще лучше — неделю-две, то их действительно можно назвать так, как это сделали в Офисе президента (прорывом, то есть. — Ред.)», — резюмировал он.

Как бы там ни было, ждем официальных комментариев, прежде всего, по сомнительным моментам о якобы «легализации ОРДЛО». Со своей стороны отметим, что о каких-то контактах речь не идет.

Автор: Мирослав Лискович. Киев; УКРИНФОРМ

Читайте также: