Пределы необходимой самообороны: суд оправдал человека, зарезавшего двоих

Фото: Fernando Aguilar / Unsplash

Как определить пределы необходимой обороны? На что может пойти человек, защищая себя и своих близких? Почему иногда приходится выбирать между ролью бессловесной жертвы и попыткой защититься, зная, что тебя могут объявить преступником?

Увы, большая часть подобных дел заканчивается обвинительным приговором, а редкие оправдательные выносятся, как правило, в высших судебных инстанциях отмечает издание «Ракурс«.

Приговор, вынесенный 13 декабря Измаильским горрайонным судом Одесской области, уникален тем, что суд первой инстанции полностью оправдал человека, убившего двоих. Это поразительное дело показывает, каково оказаться в ситуации, когда полиция бездействует, и ты вынужден в одиночку защищать себя и свою семью от местной мафии.

Первая смерть

Историю, которая произошла в Измаиле, райцентре в Одесской области, смело можно назвать трагедией в двух актах. Первый случился в конце ноября 2017 года. Представьте: живописный городок в Бессарабии, возле румынской границы, в котором, по большому счету, каждый знаком друг с другом не через пять рукопожатий, а гораздо теснее. Место действия – дом на две квартиры, объединенный общим двором. В одной живет обычная семья: муж, жена, двое детей, бабушка. В другой – некий молодой человек, имеющий сомнительные знакомства среди… хотелось бы сказать «местной шпаны», но язык не поворачивается так обозвать этих людей, слишком уж они оказались опасными.

И вот однажды поздним ноябрьским вечером муж и жена вышли во двор покурить перед сном, а в это время в дворовую калитку заколотили ногами.

Позже, давая показания в суде, муж, ставший обвиняемым по делу, рассказывал: визитеры вначале потребовали вызвать соседа, а потом открыть калитку. Он открыл. Трое явно нетрезвых мужчин, ввалившись во двор, принялись стучать в дверь и в окна соседа, матерясь и говоря, что тот им должен денег.

Парень был в это время дома, да не один, а с девушкой. Услышав, что по его душу пришли, он и не думал открывать, а позвонил соседям и попросил сказать, что его дома нет, чтобы тихонько пересидеть визит кредиторов.

А во дворе тем временем начался беспредел.

Вначале трое визитеров, не достучавшись, устроились в беседке пить пиво, заявляя, что они-де будут сидеть здесь, сколько им вздумается, ожидая своего должника. Понятно, что семейной паре это не понравилось, жена вспылила и потребовала от непрошенных гостей убираться вон. И тут один из них вскочил, схватил ее за горло и за волосы, повалил на землю и уселся сверху. Он колотил бедную женщину головой о бетонную дорожку, бил куда придется и наконец принялся стаскивать с нее брюки. Все трое «гостей» недвусмысленно заявляли, о том, что дальше собираются делать со своей жертвой.

Муж, разумеется, кинулся оттаскивать потенциального насильника от жены, но второй визитер схватил его за плечи, а третий изо всех сил ударил по голове обрезком трубы. Дело было совсем плохо. Тогда мужчина забежал в дом, схватил там складной ножик (видимо, первое, что под руку попалось). По его словам, это заняло у него не больше десяти секунд. Выбегая из дому, он услышал, как обидчик его жены сказал приятелю: мол, выведи мужика, пускай посмотрит, как они оприходуют его супругу. Тот действительно пошел в дом, столкнулся с мужем на пороге и получил от того удар ножом в грудь, а потом и в руку. Во дворе один нападающий бил его жену, а второй стоял рядом с обрезком трубы. Муж, конечно же, бросился на того, кто мучил его женщину. В руках у него по-прежнему был нож.

Вначале он бил ножом обидчика жены, ударил два раза, тот встал и пошел на него – и получил третий удар. Потом муж оттолкнул обидчика и вынужден был защищаться от третьего, того что с трубой. Тот снова замахнулся железякой, но муж отбил удар, порезав ему руку, и предложил убираться. Непрошенный визитер бросил свой обрезок трубы и выбежал со двора.

Тот из трех товарищей, который собирался вытащить мужа поглядеть на групповое изнасилование, рассказывал на суде, что они-де  пришли к приятелю в гости, а на них накинулись муж с женой и начали их выгонят со двора.  А они сами ничем им не угрожали. И пиво не пили. А муж вдруг с ножом выскочил из дома и начал кричать, что всех зарежет. Парень с трубой, в свою очередь, рассказывал на суде, что да, они просто в гости пришли, а на них кинулся бешеный сосед с ножом.

Интересная деталь: в компании визитеров был и четвертый человек. Он сидел в машине на улице и ждал приятелей. Из этого понятно, что ни в какие «гости» те не пришли. Он, этот четвертый, пропустил все самое интересное. Увидел только, как из калитки выбежал тот, который махал обрезком трубы (но уже без трубы) и закричал: «Нас тут режут, а ты сидишь!». Потом со двора на улицу вышли двое других: один держался за грудь, а другой (тот, кто избивал женщину) – за живот. Кое-как усевшись в машину, они поехали в больницу. Обидчик женщины ночью умер от ран.

А что же супруги? Когда нападавшие ретировались, муж закрыл калитку и подошел к жене. В руках у него был окровавленный нож, на голове – кровоточащая ссадина от удара трубой (позже выяснилось, что и сотрясение мозга, а на ссадину пришлось накладывать швы). Он попросил жену немедленно вызвать полицию.

Явление мстителя

Через несколько дней после нападения жена написала заявление в полицию о попытке изнасилования. И оно лежало себе… А через восемь месяцев после драмы произошло знаменательное для города событие: из мест не столь отдаленных освободился дядя погибшего, местный криминальный авторитет по прозвищу «Тарзан» (клички в приговоре не было, ее мы нашли в местной прессе). Так совпало, что вскоре после этого муж уехал на заработки в столицу, жена осталась дома с детьми. И тут к ней явился этот крестный отец районного масштаба и потребовал, чтобы женщина забрала из полиции заявление о попытке изнасилования. Он был очень убедителен: обещал вывезти за город убить и закопать, а потом вырезать всю семью. Пистолет показывал в доказательство серьезности намерений.

Перепуганная женщина снова отправилась в полицию, но там, как сказано в приговоре, «У нее не приняли заявление, и никаких мер не приняли».

Он наведывался еще, приставлял женщине к горлу бритву, снова обещал всех зарезать. Как-то раз Тарзан заявился вечером и угрожал пистолетом. Перепуганная жена снова вызвала полицию, та приехала, но… не нашла пистолет и уехала восвояси. Полагаем, «наезды» авторитета были вызваны не только желанием отомстить за племянника: он требовал, чтобы семья продала дом, отдала ему деньги и убралась из города. И да, Тарзан тоже знал соседа несчастной семьи: мы уже говорили, что тот водил очень сомнительные знакомства.

Маленькая деталь: допрошенная в судебном заседании супруга, точнее, уже вдова авторитета говорила, что ничегошеньки не знала о планах мести и не видела у мужа (на момент слушания дела уже покойного) ни пистолетов, ни ножей, ни бритв.

Вернувшись с заработков под новый год, муж своими глазами увидел, что ситуация дрянная. Он даже пытался уладить ее через какого-то своего знакомого с уголовным прошлым, просил его поговорит с авторитетом. Но эти попытки тоже ничем не закончились.

Воткнул нож в горло

Нарыв прорвался в начале февраля 2019-го. Муж с утра ушел по делам, а в дом снова заявился авторитетный Тарзан и потребовал, чтобы глава семьи пришел поговорить, а инече он всех перережет. Жена, конечно же, вызвонила супруга, и тот, рассказывая об этом злополучном дне на суде, признался, что испытал в этот момент панику и отчаяние. Идя домой, он ждал чего угодно. В полицию не обращался – а толку? Она ведь все равно ничего не сделает, проверено неоднократно. Снова-таки на суде он говорил, что жалеет и раскаивается, что не пошел в полицию, однако в тот момент был в таком состоянии, что не мог в полной мере оценить все обстоятельства.

Одним словом, прибежал он домой, позвав по дороге двоих приятелей, однако узнал, что Тарзан ушел, обещав вернуться. Тогда муж сказал жене запереться с детьми в доме, а сам остался ждать во дворе. В сарае он взял самодельный нож, прекрасно зная, что его обидчик обычно имеет при себе пистолет.

Тарзан явился с приятелем, ввалился во двор и сразу начал угрожать: мол, прикончит всю семью. Сказав это он потянулся рукой к карману, и… и тут у мужа, так сказать, сорвало резьбу – он кинулся на обидчика с ножом. Навыков обращения с холодным оружием у него не было, поэтому лупил куда попало. В конце концов воткнул нож в горло обидчику. Убивать, по его словам, не собирался, но потерял контроль над ситуацией.

Женщина оказалась достойной мужа. Услышав крики, она выбежала из дома. Сначала увидела у беседки мертвого авторитета с ножом в горле, а потом – его друга, который бежал в сторону дома с топором в руках. Тогда она треснула его по голове кастрюлей.

Позже на месте происшествия полицейские нашли вдобавок к топору пистолет.

Милая деталь: парень с топором на суде рассказывал, что подвозил своего приятеля Тарзана. Тот зашел во двор, а парень остался. Услышал со двора крики, хотел зайти, но калитка была закрыта. Тогда он испугался, отъехал от дома, вспомнил, что в машине есть топор, хотел вернуться и помочь, но тут его задержали сотрудники полиции и сообщили, что он причастен к убийству.

Оба раза, когда погибли племянник и дядя, полицию вызывали муж с женой.

Состава преступления нет

Закономерный итог – человека, защищавшего свою семью, обвинили в убийстве (ст 115, ч.1 Уголовного кодекса Украины), нанесении тяжких телесных повреждений, опасных для жизни (ст. 121, ч.2) и легких телесных повреждений (ст. 125, ч.2). Гопники, сопровождавшие погибших, размахивавшие обрезками труб и топорами, проходили в деле в качестве свидетелей. Жены умерших – в качестве потерпевших.

Однако суд (под председательством судьи Ивана Яковенко), приняв во внимание аргументы защитника Тимофея Иосипа, пришел к выводу, что обвинения базируются на неправильной уголовно правовой оценке действий обвиняемого, и в его действиях нет состава преступлений, предусмотренных этими статьями.

…Кстати, недавно Верховный суд, рассматривая еще одно дело о самообороне, пояснил, что превышением пределов необходимой обороной признаются действия, в которых основным мотивом была не защита, а желание расправиться с потерпевшим. Тогда такие действия становятся противоправными и должны расцениваться на общих основаниях.

Мы уже упоминали в начале материала несколько дел о необходимой самообороне и превышении ее пределов. Одним из эталонных оправдательных дел может служить история, произошедшая в Коломые Ивано-Франковской области. В умышленном убийстве был обвинен  один гражданин. Ночью к нему в дом вломились, выбив двери с мясом, двое знакомых: женщина, с которой он накануне поссорился, и ее приятель. Накинулись на хозяина дома, избили его, а тот, схватив подвернувшийся под руку кухонный нож, пырнул им женщину. Она умерла в больнице.

Суд первой инстанции квалифицировал его действия по статье 118 (умышленное убийство при превышении мер необходимой самообороны) и приговорил к двум годам лишения свободы. Областной апелляционный суд оставил приговор без изменений. А в апреле 2018-го ВС оправдал обвиняемого, отменил решения предыдущих инстанций и закрыл уголовное производство в связи с отсустствием состава преступления.

Обосновывая решение, суд ссылался на Конституцию, в которой провозглашены неприкосновенность личности и жилища. В истории, случившейся в Одесской области, между прочим, обидчики, в общем, тоже посягали на жилище, хоть все события происходили не в доме, а во дворе.

Интересно, что в Ивано-Франковском деле кассационную жалобу подавал не только защитник обвиняемого, но и прокурор – тот требовал переквалифицировать действия со статьи 118 на 115, умышленное убийство. Что-то подсказывает нам, что и в измаильской истории прокуратура вполне может обжаловать оправдательный приговор, поэтому мы будем и дальше следить за этим тоже в своем роде эталонным делом.

Автор: Людмила ЗАГЛАДА; РАКУРС

Читайте также: