Корабелы Николаева: как построить «Летучий голландец»

В июле спустили на воду корпус судна для Норвегии — даже не окрашенный. Но самое главное — по корпусу не были окончены сварочные работы! При спуске этого «шедевра» на воду представители городских властей Николаева не присутствовали, стыдно: видны щели в корпусе. В спешном порядке — в течение недели — уже на плаву заваривали швы. Капитан буксира, который пришел транспортировать корпус в Норвегию, боялся, что при буксировке корпус может пойти на дно. Так сегодня строят суда на государственном предприятии – «Судостроительном заводе имени 61 Коммунара»

Николаевский судостроительный завод имени 61 Коммунара — один из старейших заводов Украины. В его истории очень много знаменательных дат и свершений. За годы существования построены сотни военных и гражданских судов. Сегодня флагман отечественного судостроения уверенно идет «ко дну».

«Топить» завод начал бывший генеральный директор Михаил Жело, а окончательно «открыл кингстоны» нынешний директор — Валерий Агафонов. Именно с приходом В.Агафонова завод движется к неминуемому краху.

Приводим краткую характеристику производственно-финансовой деятельности судостроительного завода имени 61 Коммунара за период руководства В.Агафонова:

В 2003 и 2004 годах завод работал в сложных экономических условиях: отсутствии портфеля заказов по судостроению, судоремонту и прочей продукции, неполной загрузке производства (особенно — достроечных цехов), которые в основном простаивают. Численность работающих сократилась почти на 1000 человек. В 2003 — 2004 годах завод работал исключительно в убыток.

Во второй половине 2004 года, наконец-то, были подписаны контракты на строительство одного буксира для ГП «Дельта – Лоцман» (Николаев), двух корпусов для норвежской фирмы и двух корпусов судов для испанского заказчика.

Год нынешний… Построенный буксир «Гайдамака» для ГП «Дельта – Лоцман» не соответствует проектным характеристикам, и заказчик отказывается принять буксир. Так и стоит он у причальной стенки – символ того, «как не надо строить».

В июле спускается на воду корпус – «снабженец» для Норвегии — не окрашенный; и самое главное — не окончены сварочные работы по корпусу! При спуске корабля на воду отсутствуют представители города, так как стыдно показывать этот «шедевр» людям: видны щели в корпусе. В спешном порядке — в течение недели — на плаву заваривают швы, и отправляют корпус в Норвегию. Капитан буксира, который пришел транспортировать корпус, боялся, что при буксировке корпус может пойти на дно. Вдогонку за корпусом в Норвегию отправляют команду работников завода — доделывать судно (сварка, установка трубопроводов, сдача отсеков и т.д.) Эта команда до настоящего времени находится в Норвегии, работа еще не окончена. Это судно для государственного предприятия, и, следовательно, для государства — убыточно.

В октябре спускают на воду корпус судна для испанской фирмы. Корпус судна сдается со срывами контрактных сроков на 8 (восемь!) месяцев и с убытком для завода свыше 1 миллиона гривен. В этом В.Агафонов обвинил «новую власть», которая проводит неправильную финансовую политику: мол, за счет курсовой разницы доллара США завод понес убытки в размере $ 300 000. Из-за срыва контрактных сроков испанские заказчики отказываются от строительства следующих корпусов судов.

10 месяцев нынешнего года приносят заводу убытки в размере свыше 2 000 000 гривен. Но в СМИ генеральный директор В.Агафонов рассказывает, что у завода хорошие, выгодные заказы на много лет вперед. И что завод за три года его директорства буквально поднялся из руин.

Тем временем растет скрытая безработица, людей вынуждают работать неполный рабочий месяц, идет необоснованное сокращение кадрового потенциала предприятия. В то же время нанимаются сторонние фирмы для работ на стапелях. Оплата труда рабочим завода составляет 2-3 гривны в час, «сторонним» рабочим — 12-15 гривен в час.

На заводе имелась своя строительно-ремонтная база, однако ремонт помещений заводоуправления на сумму свыше 320 000 гривен производится так же сторонней организацией «Южстрой». При этом на заводе имеется задолженность по зарплате – до 2 000 000 миллионов гривен. Работа, которую могли сделать работники завода, отдается сторонней организации. А работники завода вынуждены находиться в отпусках без содержания.

Завод, имея мощную производственную базу, почему-то «не может» заниматься судоремонтом. В тоже время директор В.Агафонов предоставляет доступ на завод судоремонтной фирме «Добрыня» (Севастополь). Эту фирму выгнали с верфей Севастополя и Херсона за махинации ее руководства, а В.Агафонов — принял. Заключаются договора с фирмой «Добрыня» по оказанию услуг в предоставлении дока и других основных фондов предприятия, электроэнергии и т.п. для ремонта судов, осуществляемого этой фирмой.

«Теневая» экономика и коррупция охватила всю хозяйственную деятельность предприятия. Расценки на стоимость предоставляемых заводом услуг занижены, отсутствует контроль за фактическим временем работы оборудования. Так, например, плавучий док сдается «Добрыне» по цене 750 гривен в сутки, а реальная цена составляет 2500 — 3000 гривен в сутки. Основанием для определения стоимости является экспертная оценка «независимой экспертизы». Тем самым нарушается закон Украины «Об аренде государственного имущества», государственному предприятию наносится ущерб в размере свыше 400 000 гривен.

«Добрыня» нанимает работников завода без оформления соответствующих документов. Представители фирмы обещают платить 1000-1500 гривен в месяц, а платят за выполненную работу — 500-800 гривен. Уменьшение выплаты зарплаты рабочим объясняют тем, что 40% от обещанной суммы остается у «Добрыни», а 10% — выделяются руководителям завода. Полученная таким образом «зарплата» не облагается никакими налогами. Оформляются платежные ведомости на выплату зарплаты, где сумма к выплате указывается карандашом или не указывается вообще. На получаемую зарплату не начисляются пенсионные взносы, дающие право включить эти суммы и этот период работы в стаж для начисления пенсии. Фактически руководители «Добрыни», совместно с руководством предприятия, скрывают от государства реальные налоги, уклоняются от их уплаты, чем наносят ущерб экономике Украины.

Руководители цехов за определенную сумму, которую получают наличкой, отдали со складских цехов фирме «Добрыня» необходимые для судоремонта товарно-материальные ценности и оборудование. Поэтому и получают в конвертах от фирмы «Добрыня» зарплату до 15 000 гривен в месяц. Затраты, которые формируются при выполнении неучтенных работ для фирмы «Добрыня», списываются на имеющиеся заводские заказы. Увеличивая их себестоимость (зарплата, электроэнергия, амортизация и т.д.), и, следовательно, убытки. Все это происходит с молчаливого согласия директора В.Агафонова. Все это дает возможность «Добрыне» получать сверхдоходы и выделять «поощрительные» суммы руководству завода.

Все работники предприятия догадываются, как В.Агафонов взял в аренду у «Добрыни» легковой автомобиль «Лексус», который стоит свыше 300 000 гривен, хотя на предприятии и так множество новых и хороших легковых автомобилей (мини-вен «Мазда», «Опель-Омега», две «Волги», «Шевроле-Нива» и т.д.). Стоимость арендной платы — 3 000 гривен в месяц.

В.Агафонов на профсоюзном собрании всем рассказывал, как хорошо он сделал, что взял в аренду, а не купил, «Лексус» — так как арендная плата выплачивается по 3 000 гривен в месяц , вместо того, чтобы сразу платить 300 000 гривен. Кроме того, он экономит на водителе – сам ездит за рулем. Нетрудно подсчитать, во что на самом деле выливается заводу «аренда» «Лексуса».

Аренда автомобиля на 5 лет без права выкупа составляет 180 000 гривен. Только 50% арендной платы относится на расходы предприятия, остальные 50% — на убыток. За 5 лет аренды автомобиля убытки предприятия составят 90 000 гривен. Таким образом, прямой убыток завода в месяц составляет от 6000 гривен (3000 – аренда, 1500 — убыток, который нельзя отнести в расходам, 1500-2000 гривен – стоимость бензина). За год — 72 000 гривен, за 5 лет — 360 000 гривен.

Автомобиль «Лексус», в основном, используется В.Агафоновым в личных целях: поездки на базу отдыха, дачу, по городу. Автомобиль никогда не находится на территории предприятия в нерабочее время. Складывается впечатление, что В.Агафонов купил «Лексус» у «Добрыни» и выплачивает стоимость через аренду за счет государства. А через некоторое время оформит его в свою собственность.

В тоже время на предприятии растет задолженность по зарплате. Не выплачена зарплата за август, сентябрь, октябрь, ноябрь нынешнего года, Уже конец декабря, а денег нет. Одновременно растет скрытая безработица, людей вынуждают работать неполный рабочий месяц, чем нарушается Конституция Украины. Полным ходом идет сокращение своих работников, но в тоже время нанимаются фирмы для проведения работ. Работники предприятия социально не защищены.

Отдельный вопрос — банкротство предприятия. На предприятии только и разговоров: В.Агафоновым запланирован и умышленно затягивается до удобного момента процесс фиктивного банкротства завода.

Суммы задолженности перед кредиторами завышаются действиями начальника юридического отдела предприятия А.Кодряна. До 2003 года на предприятии пребывал арбитражный управляющий Игорь Орлов, который защищал интересы предприятия, не давая разрешения на продажу имущества до решения вопроса по определению реальной задолженности.

Но в конце 2003-го арбитражным управляющим становится начальник юридического отдела (ЮРО) А.Кодрян, который совмещает две должности – арбитражного управляющего и начальника ЮРО предприятия, чем нарушаются положения Закона «О банкротстве предприятий». Во-первых, арбитражным управляющим не может быть работник предприятия (только после 3-х лет с момента увольнения). Во-вторых, как можно совмещать две должности: отстаивать интересы предприятия и быть арбитражным управляющим? И под видом уменьшения спорной кредиторской задолженности по банкротству начинается активная продажа имущества.

В первую очередь продается — уже бывшему губернатору Анатолию Гаркуше – здание, которое находится в самом престижном месте города. Это здание в свое время было передано — в составе целостного имущественного комплекса — работникам завода, создавшим фирму «Наш дом». Таким образом, Агафонов отблагодарил экс-губернатора А.Гаркушу за помощь в получении должности генерального директора завода им. 61 Коммунара.

По решению суда — для уменьшения задолженности по банкротству предприятия — продается недвижимое имущество на сумму свыше 4-х миллионов гривен. При этом здание на проспекте Ленина, 120 (бывшее общежитие) продается на 370 000 гривен дешевле экспертной оценки его стоимости – опять-таки, с согласия директора В.Агафонова. Этим наносится ущерб государственному предприятию на сумму 370 000 гривен.

Практика разрешения хозяйственных споров, которые публично комментирует Высший Хозяйственный и Верховный суды, дает возможность задолженность, образовавшуюся по состоянию на 1 января 1999 года, уменьшить с дисконтом в 50 % (эта же практика отражена и в Законе о Государственном бюджете-2005).

В.Агафонов должен был совместно с начальником ЮРО — арбитражным управляющим А.Кодряном подготовить мировое соглашение с кредиторами. Суть которого: предприятие готово заплатить 4 миллиона гривен только в случае списания еще 4-х миллионов гривен дисконта. Таким образом, можно было списать 8 миллионов гривен задолженности предприятия. Но это не было сделано. Результат: упущена уникальная возможность закрытия дела по банкротству завода.

Почему в действиях В.Агафонова полностью отсутствует защита интересов государственного предприятия? Ответ на поверхности – личная заинтересованность В.Агафонова в банкротстве предприятия.

А что профсоюзный комитет завода, возглавляемый Николаем Головченко? Заводской профсоюз почему-то «не видит», что идет сокращение рабочих мест, существует скрытая безработица, работники работают неполный месяц (от трех до шестнадцати рабочих дней); царит шантаж в отношении работников, не угодивших лично Агафонову; их преследование. В то же время сын Н.Головченко убыл в Норвегию с бригадой рабочих, Агафонов предоставил в служебное пользование Н.Головченко «Волгу», которую профсоюзный босс использует в личных целях, и т.д. К чему Головченко защищать интересы трудящихся?

Все эти нарушения и беззакония В.Агафонова хорошо известны местным правоохранительным органам, налоговой инспекции, ФГИ. Но никто ничего не предпринимает: политическая ситуация в стране шаткая, а сам директор судостроительного завода не скрывает, что пользуется поддержкой высоких покровителей в Кабинете Министров Украины.

И это, скорее всего, так: коллектив ГП «Судостроительный завод имени 61 Коммунара» почти год борется против директора, назначенного уже бывшим губернатором А.Гаркушей; директора, который фактически развалил производство. Ни одного полнокомплектного корабля этот директор не спустил на воду, но его активно защищают в верхах.

Вот и пишут работники завода коллективные письма Президенту, премьеру и губернатору – с просьбой вмешаться в ситуацию и спасти завод, призвав виновных в его развале к ответу. Но ответа рабочим — нет…

Владимир Абросимов, специально для «УК»

Читайте также: