Черт в рясе: духовный наставник милиции – растлитель малолетних?

15-летнюю девочку, жительницу города Кременец развращал и пытался изнасиловать местный священник. Об этом свидетельствуют многочисленные факты. И так утверждает ее мать, которая уже больше года тщетно оббивает пороги правоохранительных, судебных и церковных инстанций. Эта история произошла 21 ноября 2005 года. В тот день Оля (имя девочки изменено) возвращалась от своей бабушки из села Горинка. С ней была мама – Полищук Оксана Григорьевна и двоюродная сестра. Девочке нужно было добраться домой – в Кременец, а маме и сестре – в Тернополь.

Прождав некоторое время автобус, мама и дочь начали останавливать попутные машины. Возле них притормозил автомобиль «Тойота Авенcис», которым управлял молодой коротко подстриженный мужчина – на вид 30-33 года. Он согласился подвезти девочку к райцентру, а мать и двоюродная сестра перешли дорогу, сели в рейсовый автобус, и поехали в другую сторону – в Тернополь.

— Только я приехала в областной центр, как на мобильный телефон позвонила дочь и сообщила, что водитель, с которым она ехала, хотел ее изнасиловать, — рассказывает Оксана. – Я тогда подумала о самом худшем: что девочку изнасиловали, а она боится сознаться. Я сразу взяла такси и поехала в Кременец. Дочь была в состоянии стресса, плакала, у нее дрожали руки. Она начала меня просить, чтобы я не искала этого человека и не обращалась в милицию. Потому что он большой начальник и может причинить нам много неприятностей.

Детские слезы не разжалобили

Оля рассказала, что во время разговора водитель сообщил ей, он является влиятельным человеком. Работает в Интерполе и знает все начальство в Тернополе и Кременце. При этом он показывал ей какое-то удостоверение – в виде кожаной пластины с металлической, многогранной звездой белого цвета. Что там было написано – она не запомнила.

«Большому начальнику» неоднократно звонили на мобильный телефон. Во время этих звонков его поздравляли с праздником святого Михаила и называли Михаилом Ивановичем. А он говорил, что это ему телефонируют «разные начальники». По внешнему виду было видно, что водитель пребывал в нетрезвом состоянии.

Когда они заехали в Кременец, водитель предложил юной пассажирке пойти с ним «на каву». Ольга отказалась. И стала его уговаривать остановить автомобиль. Михаил Иванович лишь ускорил движение.

Ольга на ходу открыла дверку. Михаил Иванович, увидев это, стал кричать и требовать, чтобы она дверь немедленно закрыла, и снова увеличил скорость. Ольга заплакала…

Проехав село Билокрыныця, водитель свернул с проезжей части и остановил автомобиль. И спросил, когда у нее был первый парень, и «было ли ей больно». На что несчастная ответила, что у нее «еще никого не было»…

После услышанного Михаил Иванович развернул машину, сообщив, что отвезет Ольгу домой. Но поехал в направлении леса. Остановив машину и выключив фары, он, выражаясь языком протокола, «предпринял развратные действия в отношении несовершеннолетней». Пытаясь склонить жертву к половому акту в извращенной форме.

Ольга рыдала, просила отпустить… Когда представилась возможность, распахнула дверь, силой вырвалась из рук насильника и выбежала на шоссе. Однако мужчина преследовал жертву на автомобиле, постоянно перегораживая ей дорогу и принуждая сесть в салон. Через некоторое время ей удалось остановить бус, на котором Ольга и доехала в Кременец.

Весь этот рассказ позже был зафиксирован в милиции и прокуратуре. Остается надеяться, что с этой публикацией ознакомятся и в Генеральной прокуратуре, и в МВД. Говоря юридическим языком, факт совершения развратных действий в отношении несовершеннолетней, попытка ее изнасилования (с применением запугивания и силы) здесь налицо.

Вместо покаяний — угрозы и ложь

После того, что ей пришлось пережить, Оля заболела. Вначале она находилась на стационарном лечении в неврологическом отделении Тернопольской областной детской клинической больницы, потом – в детском специализированном клиническом санатории (все это подтверждается документами).

А эта история, скорее бы, так и осталась ненеразглашенной, если бы не стечение ряда обстоятельств. По телефонным звонкам к местным должностным лицам, которые делал водитель иномарки, и о которых Оксане рассказала ее дочь, удалось установить личность насильника. Им оказался никакой не интерполовец, а… священнослужитель (!) Тернопольско-Кременецкой епархии, имеющий парафию в селе Пидлисцы Кременецкого района – Мазурчук Михаил Иванович. Эта информация стала еще большим шоком для потерпевших.

— Мазурчук является духовником при областном УМВД, это достаточно известный в районе человек, — рассказывает Оксана Григорьевна. – Отец его – тоже священник, и имеет высокий статус. Мазурчук частый гость на всяких торжествах в прокуратуре, суде, милиции. Через свои связи он узнал номер нашего телефона и назначил встречу. Мы встретились в Кременце (подозревая неладное, я взяла с собой диктофон).

Водитель вышел из машины, оставив нас со священником наедине. Сначала отец Михаил все отрицал, но я ему напомнила все обстоятельства. Думала, он начнет извиняться, но не дождалась. Вместо этого я услышала угрозы в свой адрес. В разговоре он все время пытался подвести меня к тому, чтобы я сказала: мол, мне нужны деньги, и разглашения никакого не будет. Но его деньги мне не нужны, я хотела справедливости. Со временем мне рассказали, что в автомобиле была видеокамера, и все происходящее на нашей встрече записывалось. После этой встречи священник начал распускать слухи, что я аферистка и вымогаю от него деньги.

Я понимала, что показания и суды могут нанести серьезный удар по психике ребенка. Однако, посоветовавшись с дочерью и врачами, решила обратиться с заявлением в областную прокуратуру.

Сатанинское алиби

То, что произошло с Олей, правоохранители «проверяли» два месяца. Материалы несколько раз передавались с области в район, из прокуратуры в милицию и наоборот. Вывод – в возбуждении уголовного дела относительно гражданина М.Мазурчука по признакам преступлений, предусмотренных ст.ст.152 (изнасилование), 156 (развращение несовершеннолетних) УК Украины — отказать. Основание – отсутствие состава преступления.

Как так получилось? Судя по материалам прокурорской проверки, очень просто. Кременецкие правоохранители особо не «напрягались». Более того, создается впечатление, что все усилия проверяющих свелись к тому, чтобы Михаил Ивановичу обеспечить надежное алиби.

Спрашивает, к примеру, капитан милиции Гуска у Мазурчука: имел ли место факт, когда он 21 ноября 2005 года, управляя автомобилем, подобрал на дороге молодую девушку? Мазурчук отвечает, что нет, такого факта не было. В это время он был дома, так как у него были гости, и они вместе праздновали праздник Михаила. Среди гостей были его кумовья священник отец Олег, дьякон отец Святослав, оба из города Дубно. Кроме того, это могут подтвердить его родители, жена, сестра, племянник. Гуска, естественно, ответом полностью удовлетворен и всяких назойливых вопросов – типа: кто еще, кроме родственников и кумовьев, может подтвердить его местонахождение, не задает.

Или такое. Гуска интересуется, если ли у Мазурчука в наличии удостоверение или жетон в виде звезды белого цвета, прикрепленной к кожаной пластине. Ответ: «Нет, такого удостоверения у меня нет». Гуска, естественно, больше эту тему не развивает и никаких дополнительных проверок не проводит.

Проверку, чтобы хоть как-то сдвинуть дело с мертвой точки, вынуждена проводить мама травмированной Оли. Отправив соответствующий запрос в МВД, Оксана Григорьевна получает ответ из областного УМВД: «в соответствии с сообщением Тернопольского отделения Международной Полицейской Ассоциации от 10 марта 2006 года №1, Мазурчук Михаил Иванович получил удостоверение члена указанной ассоциации за номером 5960 от 19.05.2003 года». Отреагировали ли на эту информацию местные правоохранители? Конечно, нет.

Опознание провести «забыли»

Вся проверка, которую проводила прокуратура Кременецкого района, по сути, свелась к тому, что опросили Мазурчука, его родных и кумовьев, и зафиксировали показания Оли, ее мамы и еще нескольких свидетелей. Эти местные жители подтвердили тот факт, что дочь и мать 21 ноября 2005 года действительно находились в гостях в селе Горинка, и действительно останавливали на трассе автомобиль «Тойота Авенсис».

Но основное, что должны были сделать правоохранители, они так и не сделали. Имея показания пострадавшей девочки, свидетелей, следствие не произвело опознание водителя. А ведь никакой сложности это не составляло. Проверить Мазурчука – как человека, который мог управлять автомобилем «Тайота Авенсис» — можно было по фотографиям.

Что касается самого авто, то здесь тоже куча «странностей». Следствие установило, что автомобиль «Тойота Авенсис» принадлежит жене Мазурчука и что он иногда им пользуется. Но 21 ноября данный автомобиль, по словам Мазурчука, находился на ремонте у частного предпринимателя С.Дунца – в связи с поломкой двигателя. Достоверность этих показаний никто не проверяет. А ведь это тоже больших усилий не составляет – провести осмотр машины на предмет ремонта. К тому же такая проверка очень важна, поскольку преступление было совершено в салоне авто.

Красноречив и такой факт. Заявление в прокуратуру Тернопольской области от потерпевших было подано 27 декабря 2005 года. В порядке проверки его передали в Кременецкое райуправление милиции, а 19 января 2006 года – в Кременецкую районную прокуратуру. За день до проверки обстоятельств заявления – 18 января 2006 года — автомобиль «Тайота Авенсис» женою Мазурчука продается. Совпадение?

Автомобиль не был предъявлен ни свидетелям, ни потерпевшей, что тоже совершенно непонятно. Не был установлен водитель микроавтобуса, который подвозил потерпевшую после ее побега от Мазурчука. Не было осмотрено место происшествия, где могли быть выявлены следы преступления. Никто и не думал проверять, куда и кому в тот день Мазурчук звонил по мобильному телефону, что могло бы также опровергнуть его алиби.

Отцы-«наставнички»

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела Оксана Григорьевна пыталась обжаловать в судах. Но районный и областной суды жалобу оставляют без удовлетворения, в дополнительной проверке потерпевшим отказывают. Это при том, что постановление прокуратуры при его внимательном чтении вызовет вопросы даже у обычного человека. Казус выражается в том, что прокуратура подтверждает, что событие (факт покушения на изнасилование несовершеннолетней, развратные действия относительно нее) «имело место и было результатом деяния». Однако уголовное дело по этому факту не возбуждается, человек, который совершил это деяние, не устанавливается. Не проведено вообще никаких действия, чтобы установить его личность!

Многочисленные жалобы также отправляются в областную и Генеральную прокуратуры, в МВД, в Тернопольськую Епархию УПЦ, Патриарху Киевскому и всея Руси-Украины Филарету.

Церковное руководство обещает разобраться. После письма Оксаны Григорьевны в Киев Патриарх УПЦ Филарет якобы издает постановление, которым запрещает священнику Мазурчуку проводить богослужения и снимает его с парафии в селе Пидлисцы (женщине все это подтверждают на словах). Однако на самом деле ничего не меняется. Мазурчук и дальше продолжает править в церкви, а разочарованная во всем, уставшая от бесконечных мытарств женщина безрезультатно пытается получить это постановление на руки. Ни в Тернополе, ни в Киеве резолюцию Филарета ей не дали, хотя церковники убеждали, что оно существует.

В то же время из Тернопольской Епархии в адрес его Святости, Святейшего Филарета отправляются прошения от «Благочинных Тернопольской Епархии», в которых они «уклинно» просят повторно разобраться в этом деле. Поскольку все документы следствия, показания свидетелей и парафиян подтверждают «невиновность отца Михаила Мазурчука, жизнь и деятельность которого на парафии и в области есть на высоком духовном уровне». И во что после этого верить маме девочки, которая в письмах к церковному руководству называет себя богопослушной парафиянкой и вероисповедающей УПЦ Киевского патриархата?

Из обращения Оксаны Григорьевны к Филарету: «Странное и неприемлемое поведение управляющего и секретаря Тернопольско-Кременецкой епархии покрывает позорные поступки священника Мазурчука М.И., который, несмотря на паству, ведет аморальный образ жизни, о чем достоверно знают жители района.

По проверенной мною информации, Мазурчук пользуется одновременно несколькими заграничными паспортами на разные фамилии (при первой встрече после содеянного он представился как Бочкай М.И. и для подтверждения показал заграничный паспорт на эту фамилию)…

Пользуясь удостоверением члена Международной Полицейской Ассоциации, совершает поездки за границу с целью покупки и перепродажи неростаможенных транспортных средств на территории Украины.

В Почаеве совершил наезд на человека пожилого возраста, вследствие чего тот умер. Уголовного дела по факту совершенного преступления открыто не было».

Обращение матери ничего не изменило. Мать девочки и дальше безрезультатно стучится во все двери. А священник Мазурчук и поныне «заведует» «духовной» жизнью в своей парафии.

И Бог все это видит…

От «УК»: очевидно, украинская милиция и прокуратура нуждается именно в таких «духовных наставниках»?

Виктор Корниенко, специально для «УК»

Читайте также: