СКАНДАЛ ОТМЕНЯЕТСЯ

Не затихают кровопролитные бои между «Индустриальным союзом Донбасса» и его заклятым конкурентом – группой «Приват». Ныне мы наблюдаем за обострением противостояния, которое материализовалось, в частности, в появлении некоего документа. Нет, не верно. Вернее будет: ссылкой в прессе на документ, точнее – пресс-релиз, оригинал которого нам обнаружить не удалось. Впрочем, речь не о пресс-релизе. Речь – о деньгах, о политике и еще — о репутации «Приватбанка», который, если статистика не врет, числится в списке лидеров банковского бизнеса Украины. Можно предположить, это не всех устраивает. И тогда в ход идут «технологии». Старые как мир. Не станем выяснять какого они цвета и какова степень их чистоты. Рассмотрим по сути.Дело «Watford – против ПриватБанка»: кто кому аферист?

3 ноября в СМИ случился информационный взрыв средней мощности, заложенный под фундамент репутации «Приватбанка». Запалом к информационной бомбе являлся пресс-релиз от имени директоров британской компании «Watford Group». Опрос известных автору журналистов ведущих газет не позволил обнаружить счастливчика, видевшего этот документ воочию. В лучшем случае – электронная версия или ксерокопия. Случайно ли? У автора этих строк существуют серьезные опасения, что, поняв тщетность раздуваемого скандала, «Watford Group» по накатанной схеме заявит, будто к выпуску скандального пресс-релиза не имеет отношения. Подаст все как грязные инсинуации своих врагов и недоброжелателей. И вот тогда скандал состоится! Основания для подобного опасения имеются.

Уже в первом пункте пресс-релиза, утверждается, что обвинения британцев направлены против отмывания денег через компанию «Watford Petroleum Ukraine Holding Limited» (WPUHL), созданную совместно с «Watford Group» и ПриватБанком (по 50% акций у каждого акционера). При этом авторы «виртуального» документа намеренно вводят читателей в заблуждение. Им ли не знать, что подобного украинско-иноземного СП не существует в природе. Это легко выяснить. Речь может идти только об одноименной компании, созданной «Watford Group» совместно со швейцарской фирмой «Interoil Trading SA» для коммерческой деятельности на территории Украины. WPUHL является лишь одним из клиентов кипрского филиала ПриватБанка. Этим, собственно, ответственность банка за деятельность международной компании ограничивается.

Ставим точку? Хотелось бы. Но документ этот заслуживает большего. Чтобы закрыть тему окончательно, пройдемся с карандашиком по всему пресс-релизу. А заодно выясним, кому и зачем было выгодно вбросить дезу в СМИ. И, если уж начистоту, создать угрозу экономической безопасности Украины. Ни чуть не меньше! Ведь инициаторы скандала не постеснялись руками британской компании слить компру в международную Службу отслеживания финансовых операций по вопросам отмывания денег (FATF), в Отдел по международным делам госдепартамента США при казначействе, в британский Скотланд-Ярд и Интерпол.

Неужели, спросите вы, в родном Отечестве кто-то режиссирует недобрый имидж Украины? Выводы – увы, печальные — сделаем позже.

Итак, вот что пишут украинские СМИ. Оказывается, «через счет предприятия WPUH Ltd были совершены транзакции на сумму более 1,5 миллиарда долларов США(!). При этом дебет и кредит был примерно равным — по 750 миллионов. Но к своему ужасу английские бизнесмены увидели, что РЕАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ их компании может подтвердить только 100 миллионов долларов транзакций (!). Какие деньги в сумме 700 миллионов и кому были проплачены через их счет, они понятия не имели».

Итак, кто – кому перечислил 1,5 миллиарда «зеленых» и где они потерялись?

Представьте, взялись вы финансировать какой-нибудь коммерческий проект. Для этого перечисляете фирме N определенную сумму денег. Скажем, 690 миллионов – на покупку нефти. Добавляете еще 10 миллионов на ее переработку. Изготовленный нефтепродукт продаете с прибылью 100 миллионов. Цель финансирования: возвратить вложенные средства и кое-что получить сверху. Что же фиксируется документально? Перечисление 700 миллионов (690+10) в качестве аванса на счет фирмы N. Возврат той же суммы обратно. Плюс прибыль 100 миллионов. Сложите – получается 1,5 миллиарда. На бумаге. Фактически же одни и те же 700 миллионов «трудились» на получении прибыли и были в конце операции возвращены.

Контролирующая роль банка в данном случае сводится к отслеживанию, чтобы в течение 90 дней в страну поступил купленный товар или возвратилась валюта. Что и было неукоснительно сделано.

Мы опускаем детали. Это, если хотите, принципиальная схема, азбука бизнеса. Тому, кто ее не понимает, нечего делать в коммерции. Вот если бы цифры не совпали – тогда криминал.

Возможно, авторы пресс-релиза хочется видеть Украину «шароварной» или им хочется, чтобы она была таковой, коль они попытались навешать столь очевидную «лапшу» Генпрокуратуре, Нацбанку, иным официальным органам. Однако, в сути разобрались. Поди — не маленькие.

Из справки НБУ от 24.07.2003 г., составленной по итогам внеплановой проверки ЗАО КБ ПриватБанк «относительно соответствия требованиям действующего законодательства перечислений средств в адрес «Watford Petroleum Ukraine Holding Limited» от контрагентов – резидентов Украины, порядка и правомерности открытия счетов контрагентов «Watford», полномочий должностных лиц «Watford»: «Оплата по контрактам (клиентами ПриватБанка – авт.) осуществлялась как по факту поставки продукции (что подтверждается грузовыми таможенными декларациями), так и в форме предоплаты. В случаях непоставки продукции в установленный договорными условиями срок, осуществлялся возврат ранее перечисленных денег на счета резидентов-покупателей в пределах установленного действующим законодательством срока… Фактов несоблюдения Банком действующего валютного законодательства при перечислении средств в адрес «Watford» не установлено».

«Watford» не унимается. Он требует, чтобы теперь генпрокурор отчитывался перед ним. Да еще так, как того хотелось бы услышать англичанину. Он вновь обращается в Генпрокуратуру «с требованием о принятии незамедлительных мер в расследовании данных материалов. Новые документы, направленные Прокурору, содержат информацию о подделке документов, присвоении обманным путем имущества, уклонении от уплаты налогов, проведении незаконных валютных операций и отмывании денег определенными украинскими компаниями и гражданами».

Наши следственные органы занимаются исками зарубежного афериста. Лишь с тем, чтобы установить, что «в соответствии с выводом №1799 судебно-подчерковедческой экспертизы,.. произведенной экспертом Киевского научно-исследовательского института судебных экспертиз,.. подписи от имени М. Уотфорда (далее следует перечисление представленных истцом документов – авт.) выполнены именно М. Уотфордом».

Тут нелишне уточнить, кто же этот заморский «подписант».

Справка «УК».

Майкл Уотфорд – глава «Watford Group» и инициатор сомнительных доносов в официальные структуры Украины и влиятельные международные организации. Внимание, спешим предупредить: в случае, когда информация касается национальной безопасности страны, отечественное законодательство позволяет оглашать некоторые сведения из биографии имярек, как бы кому-то не хотелось сохранить их тайне.

Уроженец Вологды, Михаил Толстошея одно время проживал в Харькове. Затем переехал в Москву. Работал в Союзгосцирке на «Веселой арене Мосцирка». Занимался мошенничеством. Попросту говоря, приторговывал в бывшем СССР чеками Внешпосылторга. При этом не брезговал «кидать» доверчивых покупателей самым примитивным образом: складывал чековые бумажки вдвое и, соответственно, сбывал пачку по двойной цене. Вступил в противоречие с Уголовным кодексом и был осужден по статье 147 Киевским райсудом г. Москвы на 3 года условно с отсрочкой приговора на год. Затем удачно женился на перспективной иностранке (тут вообще анекдотичная история, но ее мы опустим).

При заключении договоров с украинской стороной, шел на нарушения национального законодательства. В высоких кругах утверждают, что своими действиями он нанес значительный экономический ущерб нашему государству. Имеет серьезную «группу лоббирования» в украинских властных структурах. В частности, грубое вмешательство замглавы Фонда госимущества в работу Высшего хозяйственного суда Украины в пользу истца было отмечено в отдельном определении этого суда в 1999-м году. В свое время лишился руководящего кресла и глава Львовской обладминистрации, активно лоббировавший интересы г-на Уотфорда в регионе.

Сегодня Майкл Уотфорд имеет, как минимум, российский и греческий паспорта. Миллионер. Пользуется дурной репутацией в российских нефтяных и иных бизнес-кругах за рубежом. По некоторой информации, имел финансовые конфликты с компанией «Лукойл-Пермьнефтеоргсинтез» и швейцарским банком «United European Bank». Замечен в нарушениях британского законодательства. «Поскольку непредоставление отчетности по законам Ее Величества, — цитируем украинские СМИ, писавшие на эту тему, — грозит подданным суровым приговором», г-н Уотфорд-Толстошея требует «выдачи Интерполом международного ордера на арест (украинских и российских граждан – авт.), или же их экстрадиции украинской стороной (а почему не российской? – авт.) для судебного процесса в Лондоне».

Заметьте, Лондон еще не ведает, что обязан, по мнению г-на Уотфорда, проводить судебный процесс против россиян и украинцев. Та же история и с Интерполом. Они-то, грешным делом, к самому Уотфорду подбираются. А тот уже озадачил и FATF, и другие международные институты. Поистине, лучший способ отвлечь внимание – объявить войну.

Небольшая деталь, характерная для понимания технологии перекручивания фактов в исполнении г-на Уотфорда. Описывая, видимо с его подачи, процесс заключения акционерного соглашения между WPUHL и швейцарским «Interoil», некоторые украинские СМИ считают необходимым акцентировать внимание: «Этот документ согласовывает за обе стороны и визирует сам председатель наблюдательного совета ПриватБанка…». (Учитывая, что председатель НС никогда подобного документа не визировал, а стоит подпись члена НС, эту фамилию мы опускаем).

Как же было на самом деле? А вот как. Руководство WPUHL действительно обратилось в ПриватБанк с просьбой о финансировании и ведении счетов. Банкиры, естественно, изучили кредитную биографию потенциальных клиентов. И узнали о подмоченной репутации г-на Уотфорда гораздо больше, чем мы об этом написали. После чего они приняли решение: взять WPUHL на клиентское обслуживание при условии распределения ответственности между акционерами не 50 на 50, а 51 к 49 – в пользу проверенного годами швейцарского акционера. Пусть он будет ответственным. Вправе был банк таким образом защитить свои финансы?.. А вы бы как поступили? Акционеры согласились. Что и было согласовано подписью члена наблюдательного совета ПриватБанка. Возвратитесь на абзац вверх. Так ли все изложено?

Или вот еще: утверждая, будто британскому уполномоченному WPUHL банк отказывал в действиях с расчетными счетами компании, г-н Уотфорд почему-то рассчитывает, что в ПриватБанке невнимательно прочли его же договор со вторым акционером. А речь в нем о том, что любые распоряжения по этому поводу принимаются лишь при наличии подписей уполномоченных от двух сторон. Когда же британцам посоветовали исполнить ими же утвержденную процедуру – получить подпись акционера от Interoil, – Watford обиделся и настрочил очередную жалобу.

…История, как видим, откровенно непристойная, и увы, нередкая. Быть может, и не стоила бы она нашего внимания, если бы, обращаясь в высокие международные инстанции, Watford не требовал, как передавали СМИ, «чтобы они взяли под контроль эту ситуацию и приняли адекватные меры в отношении страны (подчеркнуто автором), граждане которой занимаются подобным видом «бизнеса». Так что это, если не посягательство на экономическую безопасность Украины?

Те, кому дорог сам процесс

Не странно ли: рассказанная нами история с г-ном Уотфордом-Толстошеей имеет свое начало еще в прошлом веке, но почему-то озвучена в СМИ именно сегодня? Может, случай подошел? По этому поводу хочу заметить, что жизнь не раз подтверждала: случайности – проявление закономерности. А если случайности повалили косяком – ищи заказчика.

Расскажем еще одну историю, активно раскручиваемую ныне в донецком регионе.

Некая Татьяна Кудинова, воспользовавшись обширными связями, наработанными еще в ее бытность аппаратчиком Мариупольского горисполкома и положением руководителя местного филиала ПриватБанка, закрутила свой «черный» бизнес. Подобные примеры сотни раз описаны в прессе. У одних брала деньги под заоблачные проценты (в печати называют цифры от 20 до 60%), другим выдавала кредиты. Тоже под не менее головокружительные проценты. Ее клиентами были старые знакомые Татьяны Николаевны по госслужбе – скромные работники и менеджеры, способные оторвать от скудного семейного бюджета порядка полумиллиона долларов. Удивительно ли, что подобная тайна вкладов сохранялась г-жой Кудиновой с особым прилежанием!

Шила в мешке не утаишь. И хотя все операции персонального кредитного бизнеса Кудиновой в банковской документации не отражались, не оформлялись, как это положено, через кассу, а все счета по ним не открывались и не учитывались в балансе филиала, внутренняя служба контроля ПриватБанка вскрыла финансовые махинации своей служащей и передала дело в следственные органы.

Безусловно, история неприятная. Работать с кадрами надо повнимательнее. С другой стороны – в семье не без урода. Тем более, что в десятилетней истории ПриватБанка, подобное — первый и единственный случай. Поэтому, уважая свою репутацию, банк сам же инициировал гласное судебное рассмотрение. Скоро состоится суд и виновная получит, что заслужила.

Удивительно другое. На основании единичного случая, недоброжелатели банка во всю заявляет, будто подобное – система отмывания «грязных» денег. А чтобы сделать эту «грязную» компанию долговременной, изобрели особый механизм пиара: учредили в Мариуполе общественную организацию «Вкладчики, потерпевшие от действий ПриватБанка». В принципе, имеют право. Когда работника, официально получающего сотню-другую гривен в месяц, «кидают» на полмиллиона, видимо, честно заработанных «зеленых», голова кругом пойдет не только у налоговых органов…

Как и положено зарегистрированной организации, эта имеет свой устав. Который, если вчитаться внимательно, имеет целью вовсе не возврат денег обманутым гражданам, а… долговременный пиар против ПриватБанка. Что, как говорят в соседней Одессе – две большие разницы. Удивлены? Тогда читаем. «Совет (общественной организации – авт.) избирается… на три года». Потом – перевыборы…

Извините, уважаемые, вас интересует результат или сам процесс? Кажется, процесс важнее.

Это порождает волнующие вопросы. Которые, думается, рядовые члены общественной организации уже давно должны были задать своим руководителям, вовлекшим их в тяжбу с ПриватБанком. Но они в претензии не к своей давней знакомой и благодетельнице Татьяне Кудиновой, а к банку. Вот ведь как повернулось. Хотя, если следовать логике жалобщиков, то перво-наперво следует предъявлять иски к горисполкому, в стенах которого г-жа Кудинова завоевывала доверие будущих «клиентов», которые – святая наивность! – будучи, в основном, крупными китами мариупольского разлива, оказывается, не слышали, что бесплатный сыр – только в мышеловке.

Мама-мышка села «за граты». Что теперь с нее брать? Значит надо брать с банка.

Хочу отметить юридическую грамотность местечковых общественников. Они даже в названии организации предусмотрительно записали: «Вкладчики, потерпевшие от действий ПриватБанка». Хотя его действия, если быть юридически точным, заключались в том, что именно банк творимое безобразие и выявил.

Шум разрастается. Разом обнищавшие уважаемые граждане забрасывают грозными петициями губернские суды, Верховный суд, Нацбанк, иные инстанции. Отовсюду получают ответы: дождитесь решения местного суда – тогда и жалуйтесь, если будете недовольны. Примечательно, что и сам ПриватБанк от своей ответственности не отказывается. Отлично понимая, что это его работник превысил свои служебные полномочия, банк готов выполнять РЕШЕНИЕ СУДА. Потому что по Конституции Украины правосудие в нашей стране осуществляется исключительно судами, а не общественными организациями. Но, как уже отмечалось, одних интересует результат, иных – сам процесс: бессмысленный и беспощадный.

Знаете, что больше всего беспокоит мариупольских погорельцев? Сидите крепче! Вовсе не то, что они лишились своих кровных, а … чтобы ПриватБанк наказали за отмывание «грязных» денег.

Какими же посулами следовало перекупать людей, чтобы те забыли долг в более чем 3,5 миллиона долларов! Дайте ответ самостоятельно.

Автора!

Недавно коллега рассказал о новых PR-«наработках», готовящихся против ПриватБанка. Читателю будет предложено много любопытной информации, из которой тот узнает, что приватовцы не используют разве что чернокожих мальчиков ради отмыва «грязных» денег. Не пугайтесь, учитывая, каким «порнокомпроматом» поливают у нас первых державных лиц, приватбанковские PR-скандалы – безобидная разминка перед боем.

Кому же насолил коммерческий банк, имеющий наивысшие в стране международные банковские рейтинги? Я уже упоминал о случайностях, выявляющих закономерность. Эти и прочие скандалы с многолетней бородой. И точки в одних давно расставлены, иные ждут судебных решений. ПриватБанк ведет себя крайне законопослушно: помогает следствию, представляет необходимые документы. Что ж так невтерпеж? Может все от этой немотивированной любви к процессу, без мыслей о результате? Или может совсем иной результат требуется?

С Уотфордом понятно – тот брал у ПриватБанка кредит на 3,6 миллиона долларов. Но любой долг когда-то следует возвращать. А Уотфорду следует сделать это весьма скоро. Тем, что он не любит отдавать долги, в мировых банковских кругах хорошо известно. Мне пришлось общаться с информированным человеком, который рассказал, как однажды Миша-Майкл постучал в двери ПриватБанка. И пошантажировал чуток: дескать, скостите должок господа хорошие, а иначе такое о себе узнаете… За Уотфордом не заржавеет, кой-какой опытишко имеется. Говорят, получил от ворот-поворот и… взял билет в сторону индустриального Донбасса. Может, просто в другую сторону билетов не было – совпадение да и только?

Еще одна случайность в цепочке закономерностей: дружественная ПриватБанку структура изъявила желание приобрести на конкурсе пакет акций Днепровского металлургического комбината имени Дзержинского. Не сам банк, а компания, имеющая с ним партнерские отношения! Этого оказалось достаточным, чтобы спустить всех собак на… ПриватБанк. Авось в суматохе, не разберут, что «ПриватБанк» и «Приват Интертрейдинг» — разные компании. Главное растрезвонить, что капиталы – «грязные». А там – иди доказывай: то ли у ты украл, то ли у тебя украли.

А теперь не из разряда совпадений, а самый что ни на есть неопровержимый факт: основной соперник «Приват Интертрейдинга» в торгах за акции ДМК — «Индустриальный союз Донбасса».

Виктор КОРОБКОВ, специально для «УК»

Читайте также: