ГРАЖДАНКА ПРОТИВ ПРОКУРОРА

После того, как мы начали серию публикаций о деятельности сотрудников прокуратуры Киевской области, автору стали писать, звонить, приходить люди, пострадавшие от одного из главных «героев» этих материалов. А именно, прокурора Белой Церкви Александра Лупейко. Рассказы людей, пострадавших от произвола городского прокурора, производят совершенно жуткое впечатление. В духе самых мрачных фантазий Стивена Кинга. Складывается впечатление, что город попал под власть маньяка, который, дабы перебраться на очередную ступеньку служебной лестницы готов фабриковать дела на невиновных. Хотя, по логике господина Лупейко – невиновных нет. И если вы еще не сидите, это не ваша заслуга, а его недоработка.К автору обратилась житель Белой Церкви Татьяна Игоревна Магдич, которая в результате следственных фантазий господина Лупейко провела в изоляторе временного содержания (ИВС) всего лишь трое суток. Однако, этого хватило, чтобы здоровая женщина превратилась в инвалида. Кроме того, Татьяна Игоревна Магдич уже полтора года находится под прессом городской прокуратуры. За то, что «осмелилась» бороться с «всесильным» белоцерковским прокурором.

Татьяна Магдич, заведующая Второй государственной нотариальной конторой города Белая Церковь утром 12 июня 2001 года была вызвана в местный УБОП для беседы. Так как работа нотариуса тесно связана с работой следственных органов, Татьяна Игоревна совершенно спокойно отправилась к следователю. Однако, заместитель начальника УБОПа Лещенко с порога заявил ей, что она больше не работает нотариусом и предложил признаться в том, что, выдает «липовые» доверенности и вообще, является чуть ли не главой организованной преступной группировки. Продержали ее в УБОПе до вечера, непрерывно «прессуя». «Прессуя» — это означает угрожая посадить ее и всех родственников. «Прессуя» — это означает постоянный крик, мат и хамство. Иногда это означает также физические пытки. К счастью, в этот раз до пыток не дошло.

Ничего не понимающая нотариус, наконец из слов следователей догадалась, что ее обвиняют в оформлении доверенности на основании фальшивого паспорта. То есть, некто пришел с паспортом, в который весьма искусно была вклеена чужая фотография. Нотариус, на основании этого паспорта выписал доверенность. Нотариус не является экспертом и этот факт не может служить основанием для возбуждения уголовного дела. Однако, против Татьяны Игоревны возбудили уголовное дело по ст. 165 УК Украины (злоупотребление должностным лицом своим служебным положением). Из УБОПа нотариуса под конвоем отвезли в прокуратуру, где она и встретилась с Лупейко.

Рассказывает Татьяна Магдич: «У Лупейко в кабинете висит лозунг: «Если вы еще не сидите, это не ваша заслуга, а недоработка прокуратуры». Он сразу начал: ты должна признаться, твое место в тюрьме, рассказывай, где прячешь паспорта, деньги. Я до сегодняшнего дня не могу понять, о каких паспортах шла речь. А он продолжает: «Если ты не признаешься, мы найдем людей, которые дадут против тебя показания. Мы посадим твоих родных. Тебе же наверное, рассказывали, что я люблю охотиться. И самая лучшая для меня охота – это охота на людей.»

После этого милого разговора Магдич отвезли в нотариальную контору, где изъяли семь томов документов, а потом привезли домой, где провели обыск. Следователи очень возмущались, что не нашли денег и чужих паспортов. После этого измученную женщину отвезли в Белоцерковский ИВС. Обыкновенный изолятор – не хуже и не лучше прочих. В камеру, расчитанную на четверых, запихнули одиннадцать человек, среди которых несколько наркоманок, алкоголичек и рецидивисток. Все кроме Магдич курят. В течении трех дней несчастную женщину, мать троих детей постоянно допрашивали и требовали написать «явку с повинной».

На второй день в Белую Церковь приехал представитель областного управления Минюста, чтобы встретиться с Магдич. Лупейко продержал его в своем кабинете с 11 дня до пяти вечера, постоянно при этом матеря и угрожая. В конце концов встречу разрешил. В завершение третьих суток на Татьяну Игоревну надели наручники и снова отвезли в прокуратуру, где ее ожидал Лупейко. В это время уже было подписано постановление об освобождении Магдич из под стражи. Однако, напоследок Александр Васильевич не отказал себе в удовольствии еще раз «прессануть» нотариуса.

Рассказывает Татьяна Магдич: «Он орал какую-то полную чушь. Что он посадит и меня и министра юстиции Станик. Что с моей помощью он искоренит всю преступность в Белой Церкви. А напоследок доверительно сообщил: «Я должен закрыть парочку нотариусов и парочку судей и мне будет обеспечен трамплин для взлета в генеральную прокуратуру.» После этого душевного разговора Татьяну Игоревну освободили. Ночью того же дня ее забрала из дома «скорая» с тяжелым приступом гипертонической болезни. Которой до этой истории у нее еще не было.

Выйдя из больницы Татьяна Игоревна ждала вызова в прокуратуру, так как никаких бумаг о закрытии дела ей при освобождении не дали. Она ждала, месяц, второй, третий, наконец, сама пришла в прокуратуру. И следователь, мило улыбаясь, сообщил Татьяне Игоревне, что прокуратура к ней претензий не имеет, что дело против нее не возбуждалось, а возбуждено по факту. То есть, ее вины в появлении липовой доверенности не было. А 7 января 2002 года старший следователь белоцерковской прокуратуры Король вообще вынес постановление о закрытии уголовного дела за отсутствием состава преступления. У Татьяны Игоревны возник вполне закономерный вопрос, а за что же собственно тогда она была задержана? За что над ней издевались? Ради каких высоких целей подорвали здоровье?

В соответствии со статьей 53-1 УПК Украины в случае закрытия уголовного дела за отсутствием состава преступления прокурор обязан принять необходимые меры по возмещению ущерба причиненного человеку. Однако, Магдич не дождалась даже извинений. И тогда Татьяна Игоревна подает в суд на прокуратуру Белой Церкви с заявлением о возмещении морального ущерба. Поступок, нужно заметить – героический. Потому что в нашем обществе как-то не принято судиться с правоохранительными органами, а тем более, с прокуратурой. Большинство наших забитых сограждан просто тихо радовались бы тому, что вышли из ИВС. Так кстати, думает и большинство «правоохранителей» — вышел на свободу и радуйся, а не требуй справедливости. У Татьяны Игоревны, маленькой беззащитной женщины хватило гордости, чувства собственного достоинства и мужества потребовать компенсации за свои страдания. Многим мужчинам стоило бы поучиться мужеству у этой женщины.

А прокурор Лупейко забеспокоился и всячески старался не допустить проведения экспертизы, которая могла подтвердить ущерб здоровью Магдич, нанесенный «следствием». После проведения судебно-медицинских экспертиз городской суд Белой Церкви выносит решение о взыскании с белоцерковской прокуратуры в пользу Татьяны Магдич 39666 гривен. Уникальный в своем роде случай, свидетельствующий, что в нашей стране еще есть надежда на справедливость.

Суд неоднократно откладывался, так как прокурор Лупейко заявил на судебном заседании, что ему «нужно подготовиться к прениям, так как я плохо знаю гражданско-процессуальный кодекс и должен его изучить». Поразительное, нужно заметить, изречение из уст городского прокурора. Как такой прокурор может осуществлять надзор за соблюдением законности, если он не знаком с законодательством? Впрочем, для современных прокуроров, видимо это не является необходимостью. Они действуют проще. После решения суда, Лупейко подает апелляционную жалобу на 12 листах и с 22 листами дополнений. И вот в этих дополнениях Татьяна Игоревна с удивлением обнаруживает бумагу, которая в суде не предъявлялась. А именно: постановление об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, датированное 14 декабря 2002 года. Этот документ на судебных заседаниях не предъявлялся и, соответственно не мог быть принят судом во внимание. Цель его появления проста: если уголовное дело не закрыто, то ни о какой компенсации речи быть не может.

И Лупейко вновь начинает «прессовать» Магдич и ее семью доступными ему методами. 3 марта этого года, за три дня до заседания Апелляционного суда, Татьяне Игоревне позвонил следователь прокуратуры и сообщил, что ей необходимо явиться в прокуратуру для проведения следственных действий. Магдич была на больничном и лишний раз решила нервы себе не портить. Тем более, что официального приглашения в прокуратуру, то есть повестки она не получила. И тогда прокуратура, в лице шести ее сотрудников приехала к ней домой. Однако, Татьяна Игоревна предусмотрительно ушла к соседке и в контакт с прокурорскими работниками вступать не захотела. Тогда началась круглосуточная слежка за домом и за членами семьи. Татьяне Игоревне еле удалось «оторваться» от «хвоста» и попасть на заседание Апелляционного суда. В суде Лупейко заявил, что Магдич предъявлено обвинение, но она с ним не ознакомилась!. Что являлось откровенной ложью, так как обвинения Татьяна Игоревна так до сих пор и не увидела.

Апелляционный суд отправил дело на вторичное рассмотрение в Белоцерковский суд. На следующий день адвокат Татьяны Игоревны позвонил в прокуратуру, чтобы узнать когда можно получить обещаное обвинительное заключение. Однако, следователь Король весьма вяло ответил, что у него сейчас нет времени и может быть стоит созвониться позже. Татьяна Игоревна поняла, что суд прошел и необходимость в обвинительном заключении отпала. А скорее всего, его и не было вовсе. В таком случае, кстати, речь идет о том, что прокурор Лупейко сознательно ввел суд в заблуждение.

Тем временем, несмотря на то, что никакого обвинения Магдич так и не предъявлено, за ней и ее семьей продолжается наружное наблюдение, а недавно Белоцерковская прокуратура попыталась допросить 73-летнюю маму Татьяны Игоревны. Прокурор Лупейко не брезгует любыми средствами, так как понимает, что проигранное прокуратурой дело неизбежно скажется на его драгоценной карьере. А почему же, спросит неискушенный читатель, Татьяна Игоревна не жаловалась в Генеральную прокуратуру на незаконные действия прокурора? Жаловалась. И неоднократно. Вначале, как и положено, жаловалась в областную прокуратуру. Оттуда, для разбирательства жалобу направили … прокурору Лупейко. После этого Татьяна Игоревна направила жалобу в Генеральную прокуратуру, лично господину Пискуну. Ответа нет. Как впрочем и надежды на то, что прокуратура признает незаконность действий своего сотрудника. Как говорится, честь мундира превыше всего, если, конечно в этом случае можно говорить о чести.

Подведем итоги. Город Белая Церковь расположен в ста километрах от Киева. Мы не думаем, что этот город чем-нибудь кардинально отличается от других городов Украины. Следовательно, по судьбе его жителей можно судить о жизни всей Украины. И вот, жители этого города оказались заложниками в руках «всемогущего» прокурора. Жаловаться на которого бесполезно. Впрочем, можно судиться, как это сделала Татьяна Игоревна. Сделала несмотря на то, что она как и большинство из нас не защищена мощной «крышей», вооруженной охраной или родством с кем-либо из сильных мира сего. Она это сделала. И она хочет добиться справедливости. От того, удастся ли ей сделать это, зависит, в принципе, судьба каждого из нас. Потому что исход дела Магдич против прокурора будет прецедентом. Прецедентом торжества беззакония или торжества справедливости.

Станислав РЕЧИНСКИЙ

Читайте также: