Как СССР и лихие 90-е привели народ к патологическому накопительству

Как СССР и лихие 90-е привели народ к патологическому накопительству

Давайте честно, никому не нравятся полированные шкафы, которые занимают половину комнаты. Но что-то мешает выбросить их на помойку, отдать в шелтер или хотя бы отвинтить дверцы и перекрасить в бежевый.

Почему мы так боимся выбросить старье, но покупаем себе тысячу дешевых кофточек из полиэстера? Как связано осознанное потребление, Голодомор и дефицит 90-х? И почему мир сходит с ума по Мари Кандо, минимализму и диджитал-детоксу? Вспоминает издание DsNews.

Причины патологического накопительства

Когда я была маленькой, часто слушала истории прабабушки о Голодоморе. Больше всего мне запомнилась та, которая о случайно разлитом супе и оставшихся голодными 11 детях. Я каждый раз плакала, а бабушка накрывала на стол и принималась проявлять заботу через закармливание — три вида хлеба, мясо, рыба, колбаса. И все, что заботливо накладывали в тарелку, нужно было попробовать из вежливости. Не доедать или выбрасывать еду — страшный грех, поэтому питание превращалось в каторгу. Сегодня я понимаю, что бабушка и прабабушка так компенсировали собственное голодание и другие лишения, стараясь справиться с коллективной травмой и Голодомора, и голодных военного и послевоенного периодов.

Коллективная травма — это травматичные ситуации, вроде войны, геноцида, техногенной или экологической катастрофы, которые затронули большую группу людей. Тут работают те же механизмы, что и в ситуации травмы индивидуальной — ее нужно отрефлексировать, справиться с ней. Причем справляемся с коллективными травмами наших прабабушек мы с вами — поведенческие паттерны передаются из поколения в поколение.

Со временем уже никто не может объяснить, почему мы поступаем так или иначе. Например, выкидывая заплесневевший хлеб — все равно испытываем какое-то волнение, хотя хлеб в первую очередь — это запеченный кусок теста, а затем уже символ сытости и всему голова. Сюда же можно отнести традицию накрывать километровые столы на праздники и доедать оливье двухдневной давности при сроке хранения 12 часов. Да и старенький гарнитур вместе со штопаной занавеской берут свои корни где-то в этом историческом отрезке.

***

Кроме тягот коллективного голода, которые приучили нас запасаться и заниматься накопительством, с нашей коллективной памятью случились талоны на гречку во времена СССР и лихие 90-е. Времена бандитизма, малиновых пиджаков и жесточайшего дефицита, когда простые вещи, вроде пары носков и супового набора достать было очень сложно. Когда базовые потребности, такие как еда, тепло и безопасность, не могут быть удовлетворены, возникает тревога, страх перед непостоянностью.

Помните, как в детстве мама покупала вам в школу туфли? Хотелось вон те розовые с бабочками или хотя бы черные с блестящей пряжкой, но мама покупала башмаки на размер больше, чтобы хорошо носились. И это «чтобы носились» не вызывало у вас восторга.

Психологи считают, что отношение к себе формируют наши родители — это называется интроекция. Поэтому иногда вы и сами покупаете себе черные бесформенные ботинки на 10 лет вперед или, наоборот, дешевые розовые ботиночки на один сезон, потому что в детстве очень хотелось. Но никак не то, что нравится вам сейчас, выражает вас, не вредит экологии, создано этично и, главное, действительно вам необходимо. То, что как раз называется волшебным словосочетанием «осознанное потребление».

Но мы приучились брать не те носки, которые нравятся, а те, которые есть (или прослужат как можно дольше, чтобы не пришлось снова искать новые). Выбрасывать вещь, потому что она не нравится? По мнению старшего поколения это просто нелепо, ведь всегда можно дать донашивать соседским детям или спрятать в шкаф. И не важно, что шкаф ломится от хлама, а соседские дети меняют третий гироскутер.

И если со страхом выбрасывать все более или менее понятно, то откуда желание скупать ненужные вещи коробками? Тут мы с вами попали в воронку профицита.

В конце прошлого тысячелетия дефицит сменился профицитом — полки магазинов, пустовавшие еще вчера, наполнились разнообразными товарами. Реклама и маркетинг стали развиваться стремительно, нашептывая о необходимости купить «Тайд» (иначе они придут к вам). И вещей стало так много, что некуда складывать. Кажется, у всех сорвало пломбу, и шопинг стал видом культурного досуга и основной целью тяжелой работы с 9 до 18. Евроремонты «по-богатому», золотые мобильники в стразах и блестки в волосах — символ 2000-х. Сегодня традиция все еще находит свое продолжение — то в золотом батоне, то в портретах себя любимого в образе Цезаря. Но это уже совсем другая крайность.

Сегодня мы впервые стали говорить о том, чтобы сокращать потребление — и дело не только в глобальном потеплении и выбросах CO2, но и в более глобальных вещах — счастье. Ведь чтобы стать счастливым, иногда нужно просто выбросить старый шкаф.

Итак, если вы хотите выкинуть бабушкин чехословацкий гарнитур, доставшейся ей по большому блату за целое состояние 60 лет тому назад, а родители хватаются за сердце — это культура накопительства родом из СССР. Когда вам предлагают пальто тети Светы из покусанной молью шерсти — это культура донашивания, которая не дает вам сформировать ваши личные предпочтения. Когда вы покупаете четыре расшитые золотом пары сапог из кожи питона — это желание поднять свою самооценку через демонстрацию богатства, которое досталось нам в 90-х.

Что такое минимализм и почему он становится все популярнее

В Японии жила одна девочка, которая очень любила уборку. Больше всего ей нравилось упорядочивать вещи. Девочку звали Мариэ, и когда она выросла, написала книгу «Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни». Книга стала мировым бестселлером, а Мариэ Кондо — одной из самых влиятельных женщин мира и уж точно самым знаменитым консультантом по наведению порядка.

Кондо советует провести генеральную уборку особым методом: нужно брать в руки каждую вещь и задавать себе только один вопрос — радует ли она меня? Если нет — поблагодарить за службу и отпустить. Выбросить, отдать нуждающимся или на переработку. Тогда вы сможете окружить себя только теми вещами, которые в самом деле доставляют вам удовольствие. На самом деле, чем меньше у вас будет вещей — тем легче жизнь. Такова позиция минималистов.

Минимализм — это целая философия потребления. Его суть в том, чтобы отсекать ненужное и оставлять только самое важное и радостное лично для вас, саму суть вашего образа жизни. Часто минимализм идет рука об руку с двумя подходами: осознанным потреблением и zero waste. Первый призывает совершать покупки обдуманно, второй — не плодить лишних отходов и максимальное внимание уделять переработке.

Минимализм стал довольно популярным на Западе. В 2009 г. два приятеля из США, Джошуа Мильберн и Райан Никодемус, обнаружили, что к своим 30 годам добились всего. У них была карьера, семья, дом, но чем больше они работали и покупали, тем несчастливее становились. В конечном итоге они осознали, что ходят на работу с одной лишь целью — купить больше вещей, которые в самом деле им не нужны. Тогда друзья решили изменить свою жизнь.

Первое, что они сделали — сложили все свои вещи в коробки и доставали только то, что было действительно необходимо. Каждую вещь после использования они клали в шкаф или на стол, но не возвращали обратно в коробку. После месяца такого эксперимента Джошуа и Райан поняли, что пользуются они немногими вещами. Остальное просто занимает место.

Затем друзья создали сайт, где рассказывали о философии минимализма, ездили с лекциями по Америке и убеждали отказываться от ненужного. Дальше были книги, статьи, подкасты и даже фильм на Netflix. Сегодня минималистов в мире становится все больше, это стало трендом — в интерьере, дизайне, одежде и отношении к жизни.

Еще один аспект минимализма — движение slow fashion. Меньше, но качественнее — такой девиз у его адептов, которые бойкотируют тренды индустрии моды и призывают сократить потребление. Иными словами — относится к каждой вещи серьезно, как к инвестиции. Если говорить об одежде, расчет прост — разделить стоимость вещи на количество использований. Как правило, дешевая майка, которую вы надели один раз обходится вам дороже, нежели более дорогая, но качественная. Кроме того, такая одежда часто содержит микропластик, а значит, вредит природе. К тому же, само производство текстиля загрязняет почву и воду красителями и пестицидами.

Популярность минимализма перенеслась и на диджитал-сферу. Популярны сегодня диджтал-детоксы, которые призывают отсекать ненужное. Если еще 10 лет назад был принцип «чем больше аккаунтов в соцсетях и закладок в браузере — тем лучше», то сейчас наблюдается обратная тенденция. Люди уходят в цифровой детокс, отписываются от блогеров и каналов, которые не приносят радости. Удаляют свои аккаунты или ограничивают время в соцсетях, стараются меньше времени тратить на гаджеты в целом. В мире бешеных ритмов и вечновсплывающих уведомлений самая большая роскошь — спокойствие, осознанность и наслаждение мелочами.

Как сделать первый шаг к осознанному потреблению и минимализму

Сейчас на рынке так много книг, фильмов и тренингов по осознанному потреблению, что сложно избежать соблазна скупить/закачать все и сразу. Но тут, как и с любой другой привычкой, хорошо работает принцип маленьких шагов. Менять свою жизнь лучше постепенно. Для начала можно спросить себя — чего я на самом деле хочу? Или попробовать какой-то из этих пунктов:

  • Освободиться от гнета травм и поколений и чаще задавать себе вопрос — радует ли меня это? И не важно что это — традиция, шкаф или старый сервиз. Если нет — отпускать.
  • Перед каждой покупкой спрашивать себя — нужно ли это мне? В самом деле? Радует ли эта вещь меня и будет ли радовать в перспективе? Этичны ли были условия труда людей, которые ее создали? Входит ли их зарплата в стоимость изделия? Экологична ли эта вещь и могу ли я отдать предпочтение более натуральному аналогу? Например, вместо пластиковых ушных палочек взять палочки из бамбука.
  • Понять собственный ритм и образ жизни, отсечь то, что ему не соответствует и тогда останется больше времени на действительно полезные занятия. Вместо покупки новых вещей и обслуживания того, что заполняет все время и пространство.

Автор: Екатерина СТАРОКОЛЬЦЕВА-СКРЫПНИК; Власть денег

Читайте также: