МОРАЛЬНЫЙ КОДЕКС МАФИОЗИ

Бандиты часто используют слова типа «честь», «верность», «уважение» и «традиция» для объяснения своих преступлений. Магнитофонные записи и мемуары мафиози свидетельствуют, что они говорят о своей работе так, как обычные люди говорят о наибольших святынях своей жизни — морской пехоте или, скажем, католической церкви.Мафия тоже живет согласно своим ритуалам и языку. Джон Готти старший , глава семьи Гамбино, посаженный в тюрьму в 1992 году за рэкетирство и убийство, согласно магнитофонной записи ФБР, заявлял в приватном разговоре: «… «Коза Ностра» будет существовать до того, когда я умру. Через час или сегодня вечером, или через сто лет… «Коза Ностра» будет. Будет так, как я говорю, «Коза Ностра».

Предыдущий глава семьи Гамбино, Пол Кастелано , до того, как Готти старший приказал его убить, говорил:

«Ну, вы знаете. Существуют определенные обещания, которые вы даете, и которые священнее, чем что бы ни происходило в суде… Некоторые обещания, по правде, вы даете, когда вы слишком молоды, до того, как вы по-настоящему понимаете, что они значат. Но, дав первые обещания, далее вы даете следующие. И все дело в том, что вы не можете не дать новые обещания, не нарушив старые. Обещания становятся все больше, все больше людей должны быть обижены и разочарованы, если вы не выполните их…».

И Кастеллано, и Готти уверены, что их поведение отражает ценности, которые следует сохранять. Этот самообман является одной из причин того, что гангстеры, подобно террористам и серийным убийцам, вызывают смешанное чувство жалости, осуждения и страха, с добавлением тайного обожания.

Жизнь бандита смертельно опасна. Он рискует жизнью не только и не столько бросая вызов закону, сколько в своих отношениях с соратниками. Обман, предательство караются смертью.

Трудно объяснить, каким образом такая ценность, как честь согласуется с постоянным обманом и нередкой жестокостью. Сами гангстеры затрудняются, сталкиваясь с этим противоречием. По мнению Пино Арлаччи, автора итальянского учебника по борьбе с мафией и заместителем генерального секретаря ООН, «вести себя как мафиози означало действовать достойно. Это означало, другими словами, исполнять определенные правила хитрости, храбрости, жестокости, грабежа и обмана… Достойное действие представляет собой, таким образом, не более чем успешный акт агрессии…»

Короче говоря, достойный поступок — насильственный, лживый и успешный, — т.е. совершенно недостойный согласно большинству стандартов.

Современные мафиози в США использовали понятие «омерта» для описания кодекса поведения бандита, официально принятого в «Коза Ностра». «Омерта» требует от американского мафиозо сохранять секреты его семьи. Однако кодекс «омерты» на Сицилии отличен от американского и требует следования достойному стандарту поведения. В отношениях со своими коллегами сицилийский мафиози должен проявлять такт, хорошие манеры, образованность, услужливость, доброту, убеждать аргументами без принуждения. А в отношениях с простыми людьми мафиози обязан проявлять ложную доброту, фальшивую услужливость и пр. с тем, чтобы оппоненты не подозревали об опасности. По мнению Пино Арлаччи, мафия представляет собой форму поведения и вид власти, а не формальную организацию.

Честь для бандитов связана не столько с понятием справедливости, сколько с превосходством и физической силой. В каждодневном исполнении своих обязанностей мафиози не следует абстрактным идеалам морали и справедливости. Он добивается почета и власти любыми способами, нарушая самые устоявшиеся культурные и этические нормы.

Исторически мафиозное понятие чести было связано с двумя фундаментальными идеалами: достоинство (самостоятельность) мужчины и девственность (сексуальная стыдливость) женщины. Считалось, что каждый мужчина от природы наделен определенной степенью достоинства. Настоящий мужчина был обязан проявлять гордость и уверенность в себе, быть готовым отразить угрозы своему достоинству и своей семьи. Мужчина должен был постоянно демонстрировать свое достоинство, в том числе, совершая насилие над женщинами, не принадлежащими к семье. Одновременно, мужчина обязан отстаивать честь женщины своей семьи от внешних угроз.

Женщины, в свою очередь, должны сохранять свою девственность и целомудрие с тем, чтобы не нанести урон достоинству мужской части семьи. Женщины рассматривались как наиболее ценная собственность семьи, а женская честь обычно символизировала нерушимую честь семьи.

Настоящими мужчинами не рождаются, ими становятся. В культурной системе мафиозного типа степень достоинства индивидуума и семейных группировок зависит от личной силы. Добиться уважения можно только в соперничестве за него с другими индивидуумами. Распределение общественного уважения и престижа не определялось заведенным порядком, как в патриархальных семьях; оно является результатом жестоких столкновений.

В мафиозной семье отношения строятся по вертикали: родители-дети; муж-жена, старший брат-младший брат и т.д. Семейные отношения подчинены не правилам солидарности и близости, а субординации. Семейная солидарность появляется в отношениях с другими семьями. Отношения отец-сын, например, не основываются на стабильной иерархии, проистекающей из возрастного старшинства отца, а на физической способности отца и его хитрости, которые он использует в отстаивании своего превосходства.

Победа в соперничестве, даже с нарушением установленных правил, является неоспоримым результатом. Агрессия и насилие приветствуются. Те, кто по физическим или культурным причинам не может участвовать в соперничестве (женщины, дети, старики), имеют ограниченные жизненные права.

Одним из важных последствий войны против всех, которая ведется в районах существования мафии, является то, что в конечном счете ничто не может быть признано несправедливым. В борьбе двух семей, групп родственников или индивидуумов не возникает вопросов о «правильном» и «неправильном», «справедливости» и «несправедливости». Главное, кто стал победителем, независимо от первоначальных причин конфликта. Никогда не существовало никакой завершенной системы «справедливых неписаных законов», вводимых силой мафии в противовес «несправедливым писанным законам», навязываемых государством.

Традиционные мафиози исполняют общественные функции, направленные на охрану социально-экономического статус кво от угроз подрыва этого статус кво. Эти функции являются продуктом обладания мафией монополии на физическое насилие на определенной территории, а не общей приверженности мафии какому-то традиционному порядку. Утверждения о такой приверженности вторичны и призваны обосновать действия мафии по сохранению монополии на насилие.

В мафиозной культуре укоренилась убежденность в том, что закон есть инструмент физической силы. Сила и превосходство создают закон. Справедливость силы превосходит, по убеждению мафии, силу справедливости. Уважение, которое мафиози испытывают к традиционным правовым и культурным обязательствам, всегда носило подчиненный характер относительно власти мафии.

Иерархические отношения внутри мафии всегда управляются отмеченной жесткой связью между справедливостью и физической силой, и поэтому носят отчетливый формальный характер, действие которого могут в любой момент испытать на себе находящиеся у власти. Именно формальность власти в мафии, связанная с традицией соперничества, объясняет явно любопытный феномен частой «передачи» власти от одной личности ее оппонентам.

В системе, основанной на борьбе за превосходство, главным путем обеспечения чьего-либо верховенства всегда было лишение жизни другого человека. В мафиозной шкале ценностей, согласно которой конфликтам чести отводится центральная роль, в высшей степени почетно лишить противника жизни. Чем страшнее и могущественнее жертва, тем больше уважения ее убийце. Каждый достойный мужчина обязан совершить хоть одно убийство. Без этого нельзя рассчитывать на признание и уважение мафиози. Убийство — корень бандитского престижа, оно трансформирует пастуха или батрака в человека, с которым следует считаться. Нарушение государственного закона было почетно, потому что демонстрировало презрение к могущественным персонам и институтам.

Исследователь карьер наиболее значительных мафиозных боссов поражается не только количеством и серьезностью конфликтов, в которых они выходили победителями, но также фактом существования прогрессии незаконных действий, причем повторяющих определенные стадии развития. Ниже следует список преступлений двух видных итальянских мафиози, который подтверждает эту закономерность:

Антонио Макри
Героламо Пиромалли

1929 г. — незаконное владение огнестрельным оружием
1939 г. — незаконное владение огнестрельным оружием
1932 г. — нанесение тяжких телесных повреждений
1940 г. — нанесение тяжких телесных повреждений
1945 г. — грабеж с насилием
1944 г. — грабеж с насилием
1947 г. — попытка убийства
1950 г. — убийство
1958 г. — убийство при отягчающих обстоятельствах

Американские мафиози, согласно писателю Джеффри Голдбергу, внесли свой вклад в кодекс соперничества в мафии. В частности, одно из их основополагающих правил гласит: «Никогда не убивай босса без разрешения других боссов».

Когда мафиози достигает успеха, он счастлив, его мечты осуществлены. Но этот период длится недолго. Один из известных американских бандитов Гравано в 27 лет посмотрел кинофильм «Крестный отец». Много лет спустя он сказал обвинителю: «Я вышел (из кино) и чувствовал себя счастливым. Это была моя жизнь. Честь и уважение были моей жизнью. Сегодня, годы спустя, этот фильм — единственное, что я люблю в своей жизни».

Бандиты не могут оправдать свои действия. Они лгали слишком часто — себе, друг другу, всем остальным. Они только могут показать, что может случиться, когда мы врем и скрытничаем.

Американская мафия умирает. Причин несколько. Усилились законы, преследующие организованную преступность. Пример: закон о находящейся под лиянием рэкета, коррумпированной организации (RICO — Racketeering Influenced Corrupt Organization). Налицо проблема новых кадров: сокращение итальянских кварталов приводит к уменьшению количества и численности банд. Растет количество мафиози-дезертиров. Не менее значительной причиной вымирания мафиозных банд стало нежелание молодого поколения идти по преступному пути отцов. Среди последних же весьма широко распространено нежелание разрешить сыновьям заниматься бандитским бизнесом. По словам Джозефа Кастеллано, сына убитого главы семьи Гамбино Пола Кастеллано, «Это — эволюция. Первое поколение растет жестоким, а во втором поколении жизнь должна быть прекрасной, тихой и чистой. Вот так и должно быть». По мнению Голдберга американская мафия перестанет существовать через десять лет.

«Банда. Рассказы о смерти и предательстве в организованной
преступности.» Под редакцией Клинта Уиллиса. Нью-Йорк

Читайте также: