Блудница? Жертва? Все гораздо сложнее… Часть 3

…Ha Петровке, 38 мне рассказали о любящей молодой паре, дружно работающей по вечерам: муж — фарцовщиком, жена — no «постельной части». Верность, целомудрие — все перевернуто с ног на голову. Не потому ли проститутка стала знаком, символом продажного общества. He потому ли она злорадно кричит с газетной полосы: «Я нужна обществу, раз оно меня не отторгает!» Да так ли безобидно это «правонарушение без жертв», как его образно обозначают юристы?О сегодняшних социально-педагогических проблемах борьбы с проституцией ведут диалог журналистка Л. Асаулова, пишущая на правовые темы, и старший научный сотрудник НИИ физиологии детей и подросткоа Академии педагогических наук СССР А. Меликсетян, автор книги «Проституция: вчера, сегодня, завтра». Начинает беседу педагог.

— Как преподаватель, своим студентам я обычно говорю “Без истории предмета нет его теории, а без последней нет и мысли о самом предмете”. Так вот проституция… признаться, мне более импонирует купринский термин “общественный темперамент”, под которым я подразумеваю не только продажу тела, но и научную, политическую и всякую иную проституцию.

На одном из “круглых столов” с именитыми теоретиками и практиками, без принятой на встречах дипломатии, спросил: “Вы можете сделать так, чтобы не было спроса?” В ответ — неловкое молчание, смущенное бормотание, дескать, нельзя же так категорично. Естественно, никто нe в силах ликвидировать спрос. Это исторически сложившаяся диалектика: спрос — предложение, товар — деньги…

Казалось бы, механизм древнего промысла тот же, что и сто лет назад, однако социальные причины разные. В 20-е годы, пo данным Научно-исследовательской комиссии пo изучению факторов и быта проституции (а такая была создана в молодой Республике Советов), около половины опрошенных респонденток в качестве причины назвали нужду. Замечу: более 80 процентов пришли на панель в период НЭПа.

А сегодня? Согласен с учеными из Тбилиси А. Габиани Ч. и

М. Мануильским: корни проституции прежде всего в нарушении принципов социальной справедливости, в деформации ценностных ориентаций и потребительских установок некоторых групп населения.

Отсюда бездуховность, вещизм, продажность. Неудивительно, что учащиеся школ и ПТУ при опросе назвали среди престижных занятий проституцию, поставив ее между работником торговли и дипломатом, преподавателем и автослесарем. Вот вам и общественный темперамент ! Что это — истина устами младенца? В какой-то мере — да.

Посмотрите, кто они — все эти так называемые центровые, позвонковые, плечевые, бытовые, вокзальные проститутки? Одни — матери-одиночки. Молодые, красивые, но загнанные жизнью в угол. Другим надо вкалывать на производстве до потери пульса за сто “рэ” — сумма, которую их легкомысленная подруга имеет от одного “снятого клиента”. Замечено: жрицами любви редко становятся коренные москвички, ленинградки из благополучных семей, жительницы промышленных центров. Чаще всего приезжие, будь то студентка или лимитчица. Социальный тип беженки, берущий начало еще в 20-е годы.

Но если тогда их в города-гиганты гнали война и голод, то теперь — неперспективность, усталость, а то и “однополость” родных райцентров, медвежьих углов, богом забытых полустанков. Все эти категории невест — хитрых, жадных, волевых — приступом берут города, крича — и вполне резонно: “Хочу свой дом, свою машину, чтобы нe переплачивать фарце… Хочу мир увидеть не пo телевизору!” Страх утонуть в сером болоте монотонного прозябания искоренил их стыд. Их выбор — прямое следствие противоречий между реальным положением женщины и ее притязаниями.

— Если согласиться с Вами, Александр Сергеевич, то получается, что все они — без вины виноватыe, продукт нашей системы?! Но мы не единожды выносили этот приговор, доискиваясь до причин того или иного порока. Вспомните: каково общество – такова молодежь. Положение женщины в стране — показатель ее цивилизации. Верный сам по себе вывод, как наркоз, усыпляет наш разум, руки, сердце. Потому что система — это всегда неконкретно, кто-то неосязаемый и недосягаемый, как в проблеме очередей, нехватке товаров и т. д. Так и тут.

Между тем последствия проституции слишком видимые, чересчур ощутимые. Экономические: торговый оборот современных гейш близок к астрономической цифре. Во Франции он составляет около десяти миллиардов франков в год. Интерши, пополняющие ряды нуворишей, — одна из реальностей нашей теневой экономики. Сравните со средствами, выделяемыми государством для поднятия жизненного уровня пенсионеров, “афганцев”, детей-сирот! А ведь проститутки, среди которых работающие, — уникальное явление, — самые активные потребители дефицита. Ну, а кто подсчитал, во что обходится содержание обслуги, охраняющей нравственность граждан, правила валютного обмена в местах проживания иностранцев!

Когда-то в шутку говорили: “Пусти Дуньку в Европу!..” Нынче в заморских журналах наша “фрекен Танька” получила рекламу якобы самой дорогостоящей представительницы позорного промысла. С бестселлерами соперничает гуляющий за рубежом каталог с московскими телефонами — центрами “охоты”.

— Но спустимся с международных высот до наших внутренних. Вот Вы, Александр Сергеевич, в своих статьях называете развод микросоциальной аварией. А как оцените такой, например, тип супружеской ячейки? Ha Петровке, 38 мне рассказали о любящей молодой паре, дружно работающей по вечерам: муж — фарцовщиком, жена — no “постельной части”. Верность, целомудрие — все перевернуто с ног на голову. Не потому ли проститутка стала знаком, символом продажного общества. He потому ли она злорадно кричит с газетной полосы: “Я нужна обществу, раз оно меня не отторгаетl”

Да так ли безобидно это “правонарушение без жертв”, как его образно обозначают юристы. Ведь, помимо классических, оно “кормит” все современные виды преступлений — наркоманию, валютный бизнес, рэкет, сутенерство. Уже не говоря о тяжелых медицинских последствиях, о “чуме ХХ века” — СПИДе!

— Куда же смотрит милиция? — позволю себе спросить Вас, Лариса Григорьевна, как специального корреспондента журнала “Советская милиция”?

— Если Вы шутите, то неоригинально. А если серьезно, то милиции скорее следует соболезновать. И впору кричать: “Куда смотрит законодатель?” У него, как и у кругом виноватой системы, тоже нет конкретного лица. ведь это законодатель послал участкового доказывать, факт корыстного вступления в половую связь, зная, что он нe имеет правовой основы нa вход в жилище, что в столь интимной сфере отношений практически

отсутствуют свидетели. Наконец, он нe вооружил милицию элементарным — юридическим — толкованием самого понятия проституции. Так давайте без эмоций взглянем на правовой аспект явления.

Как реакция нa взрыв общественного мнения в 1987 году Указом Президиума Верховного Совета РСФСР была установлена административная ответственность для лиц, занимающихся проституцией, — статья 164 со значком 2. Тогда в составе уголовного розыска появились спецподразделения. В Латвии их даже пытались назвать на западный манер — милицией нравов. Однако их деятельность эффекта не дала.

Следующий шаг — нововведение теперь уже пo инициативе. МВД: передача этой категории лиц вновь созданной профилактической службе, то есть фактически участковым и работникам ИДН. Разговаривала с руководителями этой службы на местах. Их мнение едино: профилактировать мораль – нe функция милиции. Для этого имеется целая сеть общественных институтов. Что же стало решающим .доводом в переадресовке столь деликатной проблемы милиции?

Оказывается, неудовлетворительное состояние борьбы с преступностью в отношении иностранцев. Парадокс: валютная проститутка, то есть путана, “решила” проблему, в какой структуре правоохранительной системы быть борьбе с позорным промыслом. Хотя по статистике доля бытовой проституции выше валютной. И снова правоприменитель остался на бобах: от Министерства юстиции, от Прокуратуры СССР нe поступило никаких рекомендаций, как действовать. Послушаем мнение практиков.

…Участковый инспектор милиции получил информацию о том, что проживающая на его территории обслуживания молодая особа неоднократно задерживалась милицией в валютном баре за приставание к иностранцам. Отправился к ней домой. Узнать образ жизни, усовестить, что ли. И что же увидел? Ухожена, одета в “фирму”, живет одна в шикарно обставленной квартире, воспитывает маленькую дочку. Предложила лейтенанту чашечку кофе, завела разговор об авангардизме. Поинтересовался ее работой – назвала какое-то НИИ. Поди, мол, проверь: “прикрытие” или нет. Соседи о ней хорошего мнения. Но что больше всего обескураживало участкового, так это то, что собеседница не скрывала своего интереса к иностранцам. Понимала: нe протокольная беседа.

Что он мог ей предложить — душеспасительную речь? Она лучше него говорит о душе. Испугать СПИДом? У нее личный гинеколог. Тем, что дочь пойдет по этой стежке? Так это когда еще будет… Она-де успеет выйти на “пенсию”. Взять бы участковому в помощь специалистов — психолога, сексолога, так кто же из них “за так” будет стараться?

Словом, ничего нет у нашего городского Анискина, чтобы быть блюстителем нравственности. А с развитием нового вида услуг — проживанием иностраннх гостей на частных квартирах — интимная сторона и вовсе уйдет из под контроля. Сегодня закон вооружил участкового лишь для борьбы с уголовными проявлениями — попрошайничеством, бродяжничеством, пьянством морально опустившейся женщины — заметьте: когда-то начинавшей как проститутка. Однако вооружил нe настолько, чтобы вытащить из грязи…

…He лучше положение у коллеги из инспекции пo делам несовершеннолетних. Попыталась она поговорить с родителями 17-летней дочери, проводящей досуг в ресторанах в компании незнакомык мужчин. Напомнила о возрастнoм цензе для посещения увеселительных заведений. Те стали защищать свое чадо, возмущаться покушением на свободу личности — контакта не получилось. Правоведы поговаривают о необходимости изменения статуса совершеннолетия в связи с ростом тяжких преступлений среди подростков, их раннего полового созревания. Но когда еще эти пожелания станут буквой закона…

Ещё ситуация. Раньше обследуемыx на венерические заболевания оставляли в диспансере до получения ответа, теперь отпускают сразу. Естественно, те, у кого рыльце в пушку, тут же скрываются, надежно прикрытые “тылами”. Работник инспекции стала искать одну беглянку через знакомых. В тот же вечер мужской голос no телефону намекнул ей на перспективу повторить участь ленинградской инспекторши, убитой в своем служебном кабинете…

Казалось бы, уж работа сотрудников БХСС с категорией валютных проституток четко регламентирована ст.88 УК. Но и они сетуют. Оперуполномоченный задержал ночную деву, пытавшуюся выбросить валюту. При составлении протокола она утвержда,что “баксы” нашла. Её партнер — итальянец возмущенно требовал вызвать представителя посольства. Показания клиента обязательны для привлечения его дамы к административной ответственности, однако ночью найти переводчика удается редко. В другой раз “путана” предусмотрительно возьмет вознаграждение не валютой, а аппаратурой. Закон же не предусматривает конфискацию вещей, будь их стоимость в десять раз выше самого штрафа за занятие проституцией.

Наконец, работник милиции нe может профилактировать корыстную половую связь, так как в административном , кодексе нет статьи о покушении на таковую.

Вот и получается, что проститутка боится нe саму милицию, а… “простоя”, то есть потери партнера из-за задержания. Да еще “субботника”, что на ее сленге обозначает изъятие валюты в доход государства.

А какой интерес от такой конфискации у милиции? Ни материального, ни морального. Зато унижения и хлопот достаточно. Только при проверке на подлинность изьятой валюты неотдохнувший после ночного дежурства сотрудник теряет полдня. Кажется, мы уже устали говорить о материальном необеспечении этой проблемы, о правовой незащищённости милиции…

— Да, органы внутренних дел оказались в тупике. Можно им посочувствовать, однако нe забывая обратную сторону медали. Ведь не секрет, что иные стражи порядка сами поддаются соблазну — берут “откупного” не хуже гостиничной обслуги, вступают с проститутками в интимную связь. Кстати, и социальные корни найдутся. В 20-е годы первенство среди носителей той единственной болезни, которая нe от нервов, держали стрелки — железнодорожники и милиционеры…

— Вот и еще одна из ранее “закрытых” тем, ждущая своего часа. Обществу не решить ее, не ответив нa главный вопрос: казнить или миловать само явление? Возможна ли здесь альтернатива7 Пока барометр общественного мнения мечется между двумя крайностями. Парни из города Волжского, поддерживаемые обывателями, стригут наголо своих аморальных землячек. А иные даже из трезво мыслящих юристов ратуют за легализацию проституции. Дескать, таким образом будет обеспечен экономический и медицинский контроль государства за дpевним ремеслом.

Позиция союзного MBД? Ее не назовешь однозначной. Бесспорно требование министерства для лиц, организующих промысел, уголовной ответственности. Труднее понять предложение — ужесточить штрафные санкции при том, что нет чётких критериев постановки на учет как занимающихся проституцией, так и склонных к ней.

Сама статистика — при всей ее бедности — предостерегает: выхолащивается nрофилактическая направленность Указа 1987 года. В Москве в 1988 году к административной ответственности было привлечено 48 женщин: семь пред.упреждено, остальные оштрафованы. Непосвященному ясно, что эти цифры не соответствуют фактическому положению. Мы уже знаем, в чём заключаются трудности административной практики. но, как оказалось, и те немногие протоколы, что милиции удалось составить, грешат декларативностью обвинений. Треть дел были заведены вопреки показаниям клиентов о симпатии в качестве мотива вступления в половую связь, а в почти половине случаев их объяснения вообще отсутствовали.

Неудивительно, что даже немногие попытки оштрафованных, обжаловать решение административной комиссии были удовлетворены. И уж коль все мы печемся о социальной справедливости, следует распространить административный запрет и на клиента при условии, конечно, доказанности криминального действия. И еще. Практики обоснованно высказываются за передачу этой категории дел в компeтенцию суда или начальника орrана внутренник дел, поскольку административные комиссии исполкомов разрешают их и неквалифицированно, и крайне неоперативно. Хотелось бы знать Ваше мнение, Александр Сергеевич, обо всём этом.

— Увы, не скажу ни “да”, ни “нет”. Я реалист, а потому желал 6ы говорить не об искоренении ситуации, как ее притормозить. Если попытаться запретить проституцию, то, подобно недавней антиалкогольной кампании она станет приспосабливаться, приобретая уродливые формы, деморализуя общество. Регламентировать? Боюсь, та же милиция нравов будет ставитъ позорное клеймо и на случайно заблудшую, и на семейную даму. Несомненно одно — без барьеров не обойтись, иначе человечество погибнет, и не от атомной бомбы, а от СПИДа.

Наверное, я в этом вопросе аболиционист, то есть сторонник борьбы с социально обусловленным явлением через создание социально-экономических условий, укрепление семьи, через научно обоснованную систему полового воспитания людей начиная с ясельного возраста. Повторяю — воспитания, а не сексуального просвещения, как это делают некоторые издания, слизывая западные образцы. Пока, к сожалению, все мы занимаемся нe причиной, а следствием.

Причина же такова, что экология женщины нуждается в защите не менее, чем природа. Изуродован её генотип, физиологическая конституция. Назначение женщины в обществе отнюдь не экономическое, а историческое — давать жизнь, продлевать род человеческий. Коль мы согласились, что имеем дело с эпидемией, то , как и со всякой эпидемией, с этой тоже надо бороться. Но rлавное даже не борьба, а профилактика. Комплексная. Одно из важнейшик ее слагаемых — половое воспитание.

Специально перечислю все аспекты профилактики, чтобы увидеть, координация каких сил — в виде постоянно действующего комитета или комиссии – нужна в этой долгосрочной работе: медицинский, психологический, социальный, педагогический, национальный, экономический, юридический, философский, этический, эстетический. Особо подчеркну роль последних двух, так как 6eз них нет культуры и красоты чувств — лишь набор голых методов. Со стыдом за коллегу вспоминаю, как одна преподавательница курса “Гигиена и половое воспитание” для наглядности принесла на урок муляжи интимных частей тела. Нужны ли комментарии?

— Нужны, коль коснулись молодежи. Из печати известно, что наша лаборатория провела исследование социально-педагогических аспектов аморального и противоправного поведения школьников и учащихся ПТУ в Ленинском районе столицы. Актуальность его несомненна и в плане создаваемой программы, и если учесть, что возрастной ценз “грешницы” катастрофически снижается до 12 лет…

— Наше изучение выявило своего рода “моральную визитку” и воспитанников, и наставников. Дело в том, что в орбиту исследований включались не только школьные, нo и медицинские, правовые, общественные учреждения. Довелось, как говорится, раздать всем сестрам по серьгам.

Если в примере с муляжами учительница поступал согласно своей “эстетике”, то в Ленинском районе столицы ее оппонентка разорвала наши анкеты, блюдя нравственность детских душ. В соседней школе закрыли двери, перед наркологом… Порой трудно даже представить, сколь катастрофичны последствия консервативности в педагогике!

Руководители школ, что еще раз подтвердило, наше анкетирование, не знают и нe желают знать истинные масштабы группы риска среди своих подопечных А они крайне тревожны, их последствия непрогнозируемы. Употребление спиртного, интерес к порнографии отмечается с 13-14 лет. Причем среди девочек первый показатель растет. Район на втором месте с тенденцией к росту по числу развратных действий в отношении несовершеннолетних. В 1988 году среди пристававших к иностранцам — каждый четвертый из задержанных милицией. He снижается количество случаев венерических заболеваний, при том что истинная цифра по стране втрое выше официальных данныx. В Ленинском районе Москвы, нa 25 процентов увеличилось число абортов, наполовину — родов среди несовершеннолетних.

Что ж тут удивляться, если первое половое сношение у половины анонимно опрошенных состоялось в 13-14 лет, а у девяти працентов — даже раньше. Место знакомства – на танцах, улице, через друзей. Гораздо реже — в школе и как исключение — знают друг друга с детства. Причины половой связи располагаются в следующем порядке: порыв любви, любопытство, физиологическая потребность, опьянение, плохие материальные условия.

Думаю, пo ряду позиций в других районах несравненно хуже, хотя объективную картину установить трудно. Минздрав, к примеру, не выделяет подростков из массы взрослого населения, а значит, не фиксируется число абортов, родов и отказов от детей юными мамами.

Мы непростительно отмахиваемся от такой взрывоопасной штуки, как социализация в эпоху НТР. А она уже далa нам конфликт отцов и детей, невротизацию молодёжи, токсикоманию, проституцию. Вот почему no результатам исследования мы ставим вопрос о восстановлении в структуре нашего института лаборатории полового воспитания, ликвидированной в начале 70-х годов НИИ общих проблем воспитания. Она должна взять на себя координацию работы всех заинтересованных инстанций. Кроме того, в штат школ предлагаем ввести специалиста пo

социальной педагогике для изучения причин отклонений в поведении ребят. А за стенами школы — создать консультационные пункты с привлечением психологов и сексологов. Первым и пока единственным подобным учреждением в Москве можно считать Центр сексуальной культуры, созданный на базе бывшего Дома санитарного просвещения одного из районов столицы.

…Назвал программу-минимум и засомневался. Наверное, после крушения одной хорошей идеи стал таким неверующим. Дело в том, что десять лет назад предложил прогнозировать стабильность брака, а пo существу — создать институт семьи. Поддержали на уровне Совета Министров СССР. В рабочую комиссию при Государственном комитете no науке и технике вошли специалисты своего дела. В исполкоме Моссовета открыли новый отдел семьи и брака. А число одиноких и поныне множит ряды несчастливцев

Почему? Для идеальной, no примеру венгров, модели, для расшифровки личности, диагностирования психологической совместимости оптимальной пары требовались немалые средства. Ha это никто нe пошел. Экономия в столь деликатной сфере, погоня за массовостью обернулись тем, что проектируемые дома счастъя (клубьг знакомств, вечера “Кому за 30”, телефон доверия) превратились из внешне благопристойных в казенные, пo сути своей, заведения. Характер и социальная структура общества неминуемо оставляют свой отпечаток нa целях, задачах и способах использования “семейной терапии” в его оздоровлении. Поневоле вспомнишь: “Благими намерениями вымощена дорога в ад”.

И так во всем, за что ни возьмись. Современная статистика ничто в сравнении с той, что велась на заре Советской власти, но в нашей Академии проблемой проституции занимается всего один сотрудник. В стране, первой издавшей книгу о непотребных домах, можно сказать, голод нa современную литературу no данной теме, а рукописи лежат нa полке пятилетками. Вот и выходит, что общество, с легкостью необыкновенной заклеймившее порок, пока не располагает реальной силой ни для воспитания у молодежи внутренней брезгливости к позорному промыслу, ни желания тащить из грязи и отмывать человеческое в падших.

— Полагаю, нет основания для крайнего пессимизма. Положительна уже сама попытка распознать невидимую часть айсберга, само понимание несостоятельности законодателя и милиции в сдерживании растущей глубины “ямы”.

Сегодняшние реалии древнейшей профессии — неизбежный, но лишь первый этап в осмыслении причин и механизма проституции. Без нeгo не добиться корректной оценки ситуации, более точно нe определить пути ее предупреждения.

Сейчас вопрос стоит так: или проституция становится неуправляемой союзной бедой, или мы сужаем ее до масштабов разовых проявлений.

(Продолжение следует)

Л. Г. Асаулова, член Союза журналистов СССР;

А. С. Меликсетян, кандидат педагогических наук

crime.vl.ru

Читайте также: