Пирамиды Египта: пять тысяч лет ограблений

Грабежи захоронений в Египте происходят еще с тех незапамятных времен, когда возник обычай класть с умершим самые разнообразные вещи и утварь, нередко — весьма ценные. Для грабителей — а ими нередко оказывались сами жрецы и чиновники, которым были поручены охрана и устройство некрополей, соблазн был слишком велик. Ни страх перед богами, ни охранительные заклятия, ни ловушки в каменных коридорах не могли остановить их. Все богатейшие царские пирамиды были ограблены еще в древности. Даже в чудом сохранившейся гробнице Тутанхамона воры побывали дважды — пока, к счастью для современных египтологов — не обвалился вход в нее.

Самому древнему «зарегистрированному» археологами ограблению подверглась могила царицы Хетепхерес, где от утвари остались лишь осколки и обломки вещей с именем царицы. Вероятно, была сожжена и сама мумия — так часто поступали, чтобы избежать мести покойника. В новой могиле — рядом с заблаговременно возведенной пирамидой Хуфу — мумии нет. Должно быть, приближенные побоялись сказать великому фараону о том, что останки его матери уничтожены, «восстановили обстановку» захоронения и поместили туда пустой саркофаг.

До наших времен дошел папирус, где записан судебный процесс над грабителями царского некрополя в Фивах. Показания подсудимых повергают современных египтологов в глубокую скорбь — ведь бедолаги описывают оскверненные ими сокровища, не дошедшие до нас… Торговля египетскими древностями — как подлинными, так и поддельными — велась уже в начале нашей эры на рынках Греции и Рима. Не стоит забывать при этом, что египетские предметы культа обладали в глазах тогдашних «потребителей» не только антикварно-эстетической ценностью, но и непосредственной религиозно-магической силой…

В средние века «антики» были ненадолго оставлены в покое, но началась торговля мумиями, нанесшая не меньший ущерб древностям. На этот раз беспощадные грабежи были связаны… с медициной. Ведь само слово «мумия» возникло от ошибочного уподобления смолы, применявшейся при бальзамировании тел усопших, смоле «мумиё», собиравшейся в горах и действительно целебной.

Арабский историк и врач Абдель Латиф писал в 1203 году, что на рынках Каира мумии стоили дешево: «За полдирхема я приобрел три головы, наполненные черным как смола веществом». Другой арабский писатель сообщил о суде над целой бандой гробокопателей, которые продавали франкам, то есть европейцам, мумии десятками! Побывавший в Египте во второй половине XVI века англичанин Джон Сандерсон вывез в Европу более шестисот фунтов разрозненных частей мумий, по его выражению, «разных голов, рук и ног и одну целиком». Французский врач Ги де ла Фонтен, посетивший Александрию в 1654 году, отметил огромный спрос на мумии — к этому времени мода на такое лечение проникла уже в самые верхи общества. Французский король Франциск I, например, всегда носил при себе мешочек с порошком из истолченной мумии…Как это ни удивительно, спрос на мумии существует и в наши дни, правда в более скромных размерах — его питает интерес к оккультным наукам. В XIX веке охота за мумиями в качестве патентованного медицинского снадобья сменилась не менее разрушительной для древней цивилизации охотой за предметами древнеегипетского искусства. Египетская кампания Наполеона, закончившаяся полным крахом с военной точки зрения, положила начало подлинно научному изучению Египта. В состав военной экспедиции входили сто шестьдесят семь ученых — востоковедов, историков, архитекторов, врачей, химиков, математиков, зоологов и географов. Ими были составлены первая подробная карта Египта и первый каталог его памятников — двадцатичетырехтомное «Описание Египта». Интерес к древней цивилизации, вызванный трудами французских ученых, едва не привел к катастрофе. Мухаммед Али, правитель Египта, пришедший к власти после нескольких лет смуты, взялся преобразовать страну на европейский лад — и щедро и неразборчиво начал раздавать лицензии на проведение раскопок. В результате раскопками занялись не только археологи, но и туристы-любители, коллекционеры, а чаще всего — профессиональные торговцы древностями.

Ограничения на вывоз древностей из Египта не было, а правительства европейских держав покровительствовали своим собирателям. Французский писатель и философ Эрнест Ренан писал в те дни: «Поставщики музеев проходят по стране как вандалы… Почти всегда снабженные консульским документом, эти алчные разрушители обращаются с Египтом, как со своей собственностью. Злейшими врагами древностей остаются английские и американские путешественники. Имена этих идиотов войдут в века, поскольку они постарались написать их на знаменитых монументах поперек самых изящных рисунков»…

К счастью, девятнадцатый век в египтологии остался не только веком вандализма. Он был также веком Жака Франсуа Шампольона, не ведшего новых раскопок, но расшифровавшего иероглифическое письмо, Огюста Мариета, подарившего миру аллею сфинксов и храм Аписа, Гастона Масперо, заложившего наконец основы государственного контроля над изучением древностей…

Но полноценные меры по охране памятников и прекращение вывоза древностей за границу произошло только в восьмидесятые годы двадцатого века. Богата же земля Египта памятниками, если первые пирамиды ограблены еще в древности, а не имеющие столь явных наземных признаков памятники по большей части и не открыты еще — ни учеными, ни грабителями…

Мегатис

Читайте также: