ОПЕРСКИЕ БАЙКИ

От этого письма Михалыча бросило в дрожь. Там сообщалось о принятых мерах: «Задержанный вами гражданин нашей республики Та Кой То признан виновным в подрыве экономического строя Советского Союза и, согласно приговору Народного трибунала, расстрелян».Подстава

Зашли мы однажды к хорошему знакомому — следователю РУВД Сергею Петровичу.

Было уже поздно, народу в отделе почти не осталось. Мы спокойненько расположились в кабинете, чтобы обсудить кое-какие дела. У Сергея Петровича не было скверной привычки спешить домой сразу же, как закончится рабочий день.

Вот мы втроем устроились за столом, и тут Сергей Петрович говорит: «Ребята, коньяку хотите?» Елки-палки, когда это мы выпить отказывались! И он извлекает откуда-то снизу бутылку шикарного французского коньяка, сразу видно — валютный товар, этикетка вся в золоте. Мы рты раскрыли. Сергей Петрович признавал лишь водку, ну, последнее время еще спирт. На наши удивленные вопросы «Откуда?!» он скромно ответил: «Это взятка».

И поведал следующую историю.

— Примерно неделю назад приходит ко мне одна баба, которая проходила у меня по делу о хищениях. Проходила как свидетель, хотя ей впору быть обвиняемой.

Что меня удивило, пришла без вызова. И понесла какую-то чушь, ничего существенного. Я сразу заподозрил, что дело нечисто, и после ее ухода осмотрел кабинет. Гляжу: в углу стоит бутылка неприметно. Я уж пятнадцать лет работаю, знаю, как подстава делается. Схватил эту взятку и хотел куда-нибудь сбагрить. Но в кабинете никуда не спрячешь, в сейф особенно бесполезно. А в коридоре уже шаги. Но я вовремя сообразил: открыл окно и швырнул бутылку в сугроб.

Через полчаса безуспешных поисков комитетчики извинились и исчезли. До бабы этой я еще доберусь, а с ее подельщиками, за которых она якобы взятку давала, я уже все устроил. Чтоб неповадно было подставы делать, получат на полную катушку.

Бутылку эту злополучную я вчера из сугроба вытащил, не пропадать же добру.

Ну, за здоровье наших расхитителей, чтоб им всем далеко и надолго за такую подлость. Поехали!

Прости, узкоглазый!

Михал Михалыч маялся от безделья. Сегодня ничего не произошло и не ожидалось. Ни какого-нибудь завалящего митинга, ни кришнаитов… Вдвоем с приятелем он шлялся по улицам и искал, где бы и что бы. «Повязать, что ли, кого-нибудь…», — протянул его спутник, уперевшись взглядом в интуристовскую гостиницу. За неимением других подошло и это развлечение.

Подойдя поближе, как нарочно, они сразу увидели, кого тут повязать. Валютчик покупал у иностранца доллары. Мгновенно оба оказались в объятиях Михал Михалыча и не смогли отклонить его настойчивого приглашения прогуляться до местного отделения. Выяснилось, что гражданин одной малоразвитой, но социалистической страны продал нашему соотечественнику десять долларов.

Наш валютчик бодренько заплатил штраф и пошел торговать дальше. А иностранец попробовал было заявить претензии и не подписать протокол. Естественно, ничем хорошим это кончиться не могло. Узнав, что перед ним представитель социалистического лагеря, Михалыч осмелел и пригрозил сообщить в посольство.

Это не дало эффекта, и пришлось привести угрозу в исполнение. Он самолично накатал «телегу», и на другой день местное отделение ее отправило.

Через несколько месяцев Михал Михалычу встретился знакомый опер из того отделения, в которое сдавали иностранца. Он позвал Михалыча к себе и показал официальное письмо, полученное на днях из посольства. От этого письма Михалыча бросило в дрожь. Там сообщалось о принятых мерах: «Задержанный вами гражданин нашей республики Та Кой То признан виновным в подрыве экономического строя Советского Союза и, согласно приговору Народного трибунала, расстрелян». Вот тогда у Михал Михалыча и вырвалась фраза, помещенная в заголовке.

Травморапортолог

Оперуполномоченный Баранов славился в управлении своим умением писать рапорта и протоколы. Вот один из его рапортов.

«…На улице ко мне подошел гражданин, оказавшийся впоследствии Мовсумовым Ш.Р. Он, не пояснив причину такого поведения, вытащил нож и стал им размахивать передо мной с намерением порезать мою кожаную куртку. Я попросил его не делать этого и отдать нож. Гражданин Мовсумов Ш.Р. согласился и передал нож мне. После этого я предложил ему пройти со мной в отделение милиции, что он и сделал. Была ли у него до этого сломана рука, я не заметил. К сему прилагаю объяснение гр. Мовсумова Ш.Р. и рапорта членов ДНД Гусева И.Г. и Иванова М.В.»

Следует добавить, что такие случайные встречи бывали у Баранова регулярно, а те, с кем его то и дело сталкивала судьба, обычно числились, как и Шараф Мовсумов, в розыске.

«АК» для самообороны

На дальней метеостанции, от которой до ближайшего городка три часа езды (а в распутицу вообще не доберешься), жили и работали метеоролог с женой. Однажды ночью подвалила толпа пьяных бандитов…

К счастью, у них был телефон, и к большому счастью он работал.

Дежурный по отделу милиции отвечает, что ничем не может помочь: дороги совершенно непроезжие, и если отправить наряд, то доберется он в лучшем случае к утру. «Сделайте что-нибудь! — в отчаянии кричит несчастный. – Они нас убьют!» «Ну как же я вам помогу, — недоумевает дежурный. — А?..

Подождите минуту… Вот что, — продолжает он после небольшой паузы, — спускайтесь в подвал, там налево от входа, в углу под ящиком лежит старый ватник. В нем завернут автомат с запасным магазином. Воспользуйтесь им для защиты, но постарайтесь никого не убить. А завтра сдадите оружие участковому».

Слабо веря в реальность происходящего, мужик все же спускается в подвал и находит где указано завернутый в телогрейку автомат Калашникова с двумя полными рожками. Получив оружие, страдалец не только сумел защититься, но и задержал всех бандитов. Днем прибыл участковый инспектор с помощником и увез автомат и плененных разбойников. Через некоторое время по району поползли слухи, что якобы ради защиты местного населения милиция оставила в каждом доме оружие в тайнике. Большое количество погребов и сараев было перерыто, но никто ничего не нашел.

Эту историю разъяснили мне только через месяц, убедившись, что я не собираюсь рассказывать начальству. Итак, полтора месяца назад в районе поймали одного дезертира, который признался, что спрятал оружие в подвале метеостанции. За все это время никто из ОВД так и не собрался съездить и изъять автомат. Столь выдающаяся лень обернулась на пользу добрым людям, которых потом очень попросили не рассказывать прокурору, как все было на самом деле. А нелепые слухи о припрятанном оружии ходят до сих пор.

«УК»

Читайте также: