Сезон вне закона. За обезьяну ответишь!

На Южном берегу Крыма «трясут» фотографов-нелегалов с животными. За варварскую эксплуатацию братьев наших меньших. Мартышкин труд к добру не приведет… Кто бы мог подумать, что всего за несколько лет крымский животный мир так разрастется! А ведь ученые, описывавшие его, ввели даже термин «обедненная фауна» да еще горько сожалели, что на глазах исчезают редкие виды. Сегодня на полуострове нет недостатка в экзотике: появились обезьяны, крокодилы, верблюды и даже ламы, которые у дам устойчиво ассоциируются с воротниками дубленок. И всю эту живность можно не просто посмотреть, но и потрогать, а главное — сфотографироваться рядышком. Туристам — удовольствие, уличным фотографам — неплохой доход. А для животных — многочасовое нахождение на солнце без воды и еды, нередко — побои.

Мартышкин труд

Возраст у пляжного фотобизнеса почтенный. Как только не снимали желающих: и в фанерных декорациях с дыркой для лица, и с огромными надувными игрушками, которые можно было купить только за инвалютные чеки, и с пальмами из папье-маше, и с чучелами. Символ 80-х — человек с фотоаппаратом и мартышкой или попугаем на плече, именно тогда к фотосессиям стали подключать животных. За один сезон пляжный фотограф мог собрать деньги на «Жигули». Именно за этим и ехали в Крым со всех концов Союза.

Сейчас летом гастролеров можно встретить в любой точке побережья, сотни и сотни «трудяг» едут со всей Украины, а живой ассортимент, который они предлагают, расширился невероятно. Фото на свой аппарат со зверюшкой можно сделать за 10 грн., на Южном берегу — за 15 — 20 грн. Так, чтобы тебя сняли и выслали фото по адресу — 30 — 40 грн. Доходы этих фотографов не подсчитывал никто.

Исполнительный директор Ассоциации профессиональных фотографов Крыма Леонид Берестовский рассказал «1К», что если лет семь-восемь назад фотографу, предлагающему сняться с павлинами в бойком, любимом туристами месте, отстегивали 400 грн. в день, то сегодня наверняка заработки не меньше, притом, что конкуренция стала ощутимее. «Профессиональные фотографы не занимаются подобным бизнесом, — пояснил Леонид Берестовский. — И смешно говорить, что уличные гастролеры могут создать нам какую-то конкуренцию. Это для них просто способ заработать за лето деньги, на которые можно прожить зиму. Тем более техника сейчас усовершенствовалась, чтобы нажать кнопку цифровика, особого умения и таланта не требуется».

Сезон вне закона

Лучше всего о жизни животных, побывавших в руках уличных фотографов, может рассказать директор Ялтинского зоопарка Олег Зубков. К нему они уже попадали — нервные, истощенные, замученные, были и… спившиеся. Недавно сюда передали еще четыре «живых манекена»: макаку, шиншиллу, крокодила и сову. Как сложится судьба зверушек, неизвестно, пока их статус определяется словами «ответственное хранение» — это значит, что после разбирательств хвостатые и пернатые могут быть возвращены хозяевам. Впрочем, не исключено, что те предпочтут потихоньку скрыться, пока не заставили платить штрафы за незаконную предпринимательскую деятельность.

Борьба с фотографами-нелегалами вовсе не отзвук скандала в Киеве, где защитники животных потребовали прикрыть подобную деятельность.

Пресс-секретарь Ялтинского горисполкома Татьяна Агаркова отметила, что в летней столице Крыма еще в прошлом году начал разрабатываться механизм, который бы позволил контролировать фотобизнес, а заодно и заставил бы владельцев животных обеспечить своим питомцам нормальные условия существования. И в этом сезоне он реально заработал: на нелегалов составляют протоколы, животных временно изымают.

Теоретически по закону работать не так уж сложно: стоит только получить разрешение в горисполкоме, приложив справки о том, что животное здорово и ему сделаны необходимые прививки. Но затруднять себя ради двух-трех месяцев гастролей фотографы не хотят. Кое-кто предъявлял проверяющим справки, выданные некими киевскими организациями, — о том, что им разрешена работа на ялтинской набережной. Видимо, какие-то киевские дядьки посчитали, что их полномочия распространяются и на крымские города.

Останавливает гастролеров и то, что при получении «звериной» справки могут возникнуть вопросы относительно происхождения животного. Ведь на многие виды существуют квоты по вывозу, и часто из родных мест вывозят «экзотов» контрабандой.

В остальных же крымских городах считают, что проблема не заострилась настолько, чтобы принимать специальные меры.

Так, пресс-секретарь Феодосийского горисполкома Венера Разумовская сообщила, что подобный бизнес на пляжах здесь не развит. Фотоспециализация курорта — съемка в красочных костюмах, на набережной есть несколько точек, где предлагают такие услуги. И возможно, там могут в дополнение к костюму предложить собачку или попугая. Фото с экзотическими животными горожане и гости могут сделать, разве что когда в город приезжают выставки — но это дело совсем другое, там с животными работают знающие и опытные люди.

Захлопни пасть!

Цены на животных не такие уж высокие, чтобы беречь «орудие труда». Например, взрослую макаку можно купить за $500 — 600, попугая ару за $300 — 350, павлин стоит $250 — 300. За крокодила придется выложить $600 — 800, за игуану — $200. Окупается все за сезон с лихвой. А на следующий можно приобрести другую зверушку. Поэтому с животными особо не церемонятся. От них требуется послушание (если это твари более или менее понятливые), а на разных гадов и рептилий тоже находятся свои методы воздействия.

Поскольку скандалы в людных местах в интересы гастролеров не входят, то, чтобы животное не напало, не укусило, обезьянам удаляют клыки, хищным птицам заклеивают скотчем клювы, ту же операцию проводят с крокодилами. Тех, кто может поцарапать, лишают когтей. Редкому курортнику понравится, если, скажем, обезьяна его нечаянно обмочит или, упаси Бог, обкакает. А ведь зверю не объяснишь, что по собственному желанию естественные надобности справлять запрещено. Поэтому на всякий случай его не кормят и не поят.

Конечно, представлять всех уличных фотографов извергами-садистами неверно: многие искренне привязаны к своим животным и как могут заботятся о них. Другое дело, что неспециалисты очень далеки от понимания того, какой уход на самом деле требуется их питомцам и отчего их век становится таким коротким.

Очень часто уличные фотографы выходят на промысел со змеями. Как рассказал «1К» герпетолог Карадагского природного заповедника Олег Кукушкин, кроме традиционных питонов и удавов, несколько раз приходилось наблюдать, как для фотосъемки предлагали леопардовых полозов. Эти крупные красивые змеи занесены в Красную книгу и в Крыму встречаются все реже. Вот на фотодеятелей, которые отлавливают этих пресмыкающихся и используют для заработка, и стоило бы обращать внимание в первую очередь.

Таким образом, в борьбу против нелегального бизнеса и жестокого обращения с животными вплетается самая что ни на есть насущная экологическая проблема — спасение редких видов.

Возможно, комиссиям следует раздать картинки с изображением последних могикан фауны Крыма, которых на воле по пальцам можно пересчитать. Так, людям предлагают сняться с черными грифами — а в автономии едва ли наберется 15 гнезд этих птиц.

Отлавливают и местных сов, причем для ночных птиц такая «работа» смерти подобна — они очень быстро слепнут от яркого света.

Наталья Якимова, Крым, Первая Крымская

Читайте также: