Профессиональная преступность в Грузии. «С тех пор Квантришвили и Кобзон стали друзьями…»

Свой первоначальный капитал Квантришвили создавал на рэкете – «ломке» проституток, работавших в престижных местах центра Москвы. Тогда Отари стал появляться в «Интуристе», «Метрополе», «Космосе», где расширил свои связи в преступном мире. После прекращения тренерской деятельности, Квантришвили активно занялся коммерцией. Он постепенно, с помощью своих связей среди спортсменов, смог структурно подчинить себе ряд преступных группировок Москвы и области, таких как люберецкая, солнцевская, бауманская, балашихинская, долгопрудненская. Квантришвили Отари – криминальный авторитет и общественный деятель

Квантришвили Отари Витальевич, 1948 г.р., уроженец ГССР г. Зестафони, был прописан: г. Москва, Крылатские холмы, д. 36, корп. 3, кв. 90-91. Заслуженный тренер РСФСР. Был осужден по ст.117 (групповое изнасилование). В начале 80-х годов, работал тренером по вольной борьбе в МГС «Динамо», где собрал вокруг себя авторитетных спортсменов, олимпийских чемпионов, мастеров спорта международного класса, часть из которых впоследствии объединилась в преступные группы и формирования.

Начинал он с «бауманской», т.к. она действовала в центре города на территории Бауманского района, где располагался институт физкультуры и в ней было много бывших спортсменов — друзей. В тот период времени Квантришвили наиболее близко сблизился с олимпийским чемпионом по вольной борьбе Ю. Мамиашвили , который был лидером преступной группировки в районе Юго-Запада и курировал гостиницу «Центральный дом туриста». Квантришвили установил тесные связи с Иосифом Кобзоном, который входил в концертно-зрелищную дирекцию (КЗД) «Москва» (возглавлял некий Гликлад, помощником был Гольденберг — он же Андреев, осведомитель ГУВД). К дирекции имели отношения и преступные группировки, в первую очередь, «солнцевская». С помощью Квантришвили и Гольденберга был организован в свое время «наезд» на певца В.Кузьмина и отобрано около 75 тыс. руб. Позже было организовано нападение на коммерческого директора «Комбинации» Шишина (бывшего сотрудника ОБХСС в г. Саратове), который отказался платить деньги и был убит. Из КЗД образовалась АО «Московит», президентом которого был избран И. Кобзон. С тех пор Квантришвили и Кобзон стали друзьями и углубили сотрудничество.

Позже Квантришвили вместе с А. Какилашвили создали фирму под названием Ассоциация «XXI век». Однако, между ними произошел конфликт и Квантришвили вышел из Ассоциации. Впоследствии Квантришвили организовал Фонд «Социальной защиты спортсменов имени Л.Яшина» и стал его президентом. В тот период он, используя связи с Мамиашвили, другими известными спортсменами и артистами, получил прямой доступ в правительственные круги на самом высоком уровне.

Квантришвили сумел наладить тесный контакт с лидерами многих преступных группировок и утвердить свой контроль в разных крупных государственных организациях, коммерческих структурах, финансово-кредитных учреждениях с большим оборотом капиталов. В частности, он играл важную роль в коммерческих структурах, находящихся на объектах ЦС МГС «Динамо», концертно-зрелищной дирекции «Москва», АО «Московит», ВПТО «Союз-театр», включающую в себя 8 совместных предприятий и 12 кооперативов, банки «Забота», «Кредобанк», «Развитие XXI век», «Мегабанк». В указанные учреждения и структуры при поддержке Квантришвили проникли представители подконтрольных ему преступных группировок, что позволило им заниматься отмыванием денег, добытых в результате преступной деятельности, а также распоряжаться определенной частью капитала, полученных от доходов той или иной деятельности предприятия.

Используя крупные финансовые средства, Квантришвили удалось организовать и поставить под контроль игорный бизнес в г. Москве. В частности, он открыл казино «Роял», расположенный на территории центрального московского ипподрома, казино в помещении бывшего ресторана «Гавана» на Ленинском проспекте, казино в гостинице «Ленинградская», казино в гостинице «Интурист», казино «Виктор» в помещении гостиницы «Университетская». Сильное влияние оказывал Квантришвили на совместное советско-итальянское предприятие «Джиндо-Рус», имеющее 8 филиалов, в основном, занимающихся продажей меховых изделий за валюту. Часть своих доходов он получал от преступных группировок, контролировавших мелкую розничную торговлю в местах, наиболее посещаемых иностранцами: Арбат, Тверская улица, вокзалы Белорусский и Курский. В начале 93 -го был образован благотворительный фонд «Щит и лира» на базе ГУВД и АО «Московит». Сопредседателями были: со стороны ГУВД — заместитель начальника по кадрам генерал-майор Балагура, со стороны «Московита» – И. Кобзон.

По мнению специалистов из МВД, Квантришвили являлся наиболее весомым авторитетом уголовно-преступного мира Москвы, Тбилиси, Киева и других регионов.

Он был близким другом «вора в законе» Япончика — Иванькова, с которым они ранее проходили по одному уголовному делу. Также по проверенным данным, Квантришвили имел тесные связи с казаками Украины и России.

Квантришвили занимался благотворительностью, помогал развитию детского и юношеского спорта, ветеранам. Вел активную политическую и светскую жизнь: посещал «тусовки», «светился» на телевидении, а также предпринимал усилия для создания своей политической партии.

Неприятности начались в августе 1993 года, когда во время разборки на Якиманке чеченскими боевиками был убит старший брат Отари, «вор в законе» Амиран Квантришвили. Он был похоронен рядом с могилой В. Высоцкого на Ваганьковском кладбище.

5 апреля 1994 года сам Квантришвили был застрелен тремя выстрелами у выхода из Краснопресненских бань. В этот день его сопровождали Виталий Кочановский, Давыдов (представившийся солистом Большого театра), Андрей Слушаев (фирма «Ромбис»), Александр Чаркин (фирма «Спектр»), Золушкин («Техновал»), Адольф Гуляшукин, Оганесян и др. Сразу после убийства подъехал Иосиф Кобзон, но тотчас же покинул место происшествия. Стрельба велась из чердачного окна, расположенного рядом с банями углового дома N 4 (N 29 по Пресненскому валу) из немецкой малокалиберной винтовки калибра 5,6 мм с оптическим прицелом.

Отари Квантришвили был похоронен рядом с братом Амираном на Ваганьковском кладбище.

6. Причины возникновения и существования «воров в законе» в СССР

Механизм зарождения и развития профессиональной организованной преступности и института «воров в законе» в СССР на различных этапах существования социалистического общества, имеет свои закономерности и причины. В соответствии с одной из теорий, которая условно может быть названа «синдром хамелеона» — организованная преступность в СССР ассоциируется с хамелеоном, т.е. животным, которое обладая уникальной функцией-мимикрией, в борьбе за существование успешно приспосабливается к любым внешним факторам. По мнению автора этой теории P. Rawlinson, организованная преступность в СССР, подобно хамелеону, постоянно изменяла «окраску», адаптировалась к политическим и социальным изменениям, инфильтрируя в экономические и структуры и органы государственной власти. Она коррумпировала и дезорганизовывала советское общество, что в конечном счете стала причиной его коллапса.

Автор выделяет четыре стадии развития организованной преступности в зависимости о отношения к ней государства:

Первая стадия – т.н. «реактивная», характеризуется высокой политической и экономической стабильностью общества и выраженным тоталитаризмом государства, которое через правоохранительную систему активно подавляет проявления организованной преступности и не входит с ней ни в какие договорные отношения (данный период охватывает 30-е — 50-е годы ХХ века).

Вторая стадия – т.н. «пассивная ассимиляция», характеризуется ослаблением государственного тоталитаризма, снижением контроля и дисциплины в правоохранительной системе, что проявляется в коррупции и активизации частнопредпринимательской деятельности (охватывает 60-70-е годы).

Третья стадия – т.н. «активная ассимиляция», отличается резким ослаблением государственных структур, возрастанием коррумпированности чиновников и правоохранительной сферы, активизацией носителей криминальной идеологии, ростом организованной преступности (охватывает 80-е годы).

Четвертая стадия – т.н. «проактивная», заключается в проявлении состояния «аномии», которое характеризуется безнормативностью, дезорганизацией государственных структур, проявляется в экономическом и правовом беспределе, значительном количественном и качественном росте всех видов преступности, в том числе организованной. (охватывает период с начала 90-х годов).

Если сравнивать фазы развития организованной преступности, предложенные автором, со становлением и развитием института «воров в законе», то можно сделать некоторые логические выводы о причинах и основных механизмах функционирования этой преступной организации:

1. «Воры в законе» возникли в СССР и Грузии на первой (реактивной) стадии развития тоталитарного общества в 30-е годы, как эффективная структура по противодействию тоталитарному государственному режиму и самосохранению определенной группы заключенных, в условиях рабской эксплуатации в местах лишения свободы. Можно предположить, что сама сложившаяся система исправительно-трудовых лагерей стала катализатором неформальных идеологизированных объединений, основная функция которых заключалась в лидерстве среди заключенных, с целью создания приемлемых условий жизни и финансирования криминальной элиты.

В процессе создания в СССР исправительно-трудовых учреждений изощренного рабского труда значительную роль сыграл выходец из Турции Нафталий Френкель. Н. Френкель родился в Константинополе. После окончания коммерческого института он открыл в Донецкой губернии предприятие по торговле лесом. Фирма находилась в Мариуполе. Коммерческие начинания Френкеля имели головокружительный успех. Спустя несколько лет, он заработал первый миллион, на который были куплены пароходы. О предприимчивом лесоторговце ГПУ вспомнило в середине 20-х годов и уже не забывало до самой его кончины. Пока биржа имела успех, он пребывал на свободе и был неуязвим. Когда биржевые сделки начали затухать, Френкеля арестовали и отправили на Лубянку. Чтобы избежать Соловецких лагерей, Френкель решил доказать свою необходимость и незаменимость для молодого советского государства. По всей видимости, в казематах Лубянки и родился план по возведению новых лагерей и реконструкции старых, который в 1927 году он предложил Сталину. Несмотря на все старания, Френкеля все-таки отправили на Соловецкие острова, но не надолго. В 1929 году его пожелал увидеть сам Иосиф Виссарионович. На остров прилетел самолет и переправил изобретателя-рационализатора в Москву. Беседа со Сталиным шла при закрытых дверях. Когда двери открылись, Френкель получил особые полномочия и широкие права по реализации самых бредовых идей. В чем же заключалось ноу-хау Френкеля? Все гениальное просто. Советский Союз уже тогда имел лагерную систему, призванную «исправлять через труд», но она была несовершенна, т.к. осужденный рассматривался прежде всего как преступник, а не как дешевая рабочая сила. Френкель предложил сделать исправительные лагеря эффективными и дешевыми предприятиями для выполнения любых, самых тяжелых работ. Нужны были только в большом количестве заключенные и примитивный строительных инструмент. По предложению Френкеля был создано главное управление лагерей (ГУЛАГ), которое организовало в СССР чудовищную эксплуатацию заключенных почти на всех известных стройках 30-х годов. За заслуги в строительстве Беломорканала Френкель получил новое назначение и возглавил строительство БАМлага. За самую плодотворную идею ему вручили орден Ленина.

Возникновению «воров в законе» способствовал и тот факт, что между государственной репрессивной машиной и лидерами криминального мира возник прагматичный симбиоз, позволяющий, с одной стороны, максимально повысить эффективность эксплуатации основной массы осужденных в ГУЛАГе, а с другой, — держать криминалов в рамках определенных традиций и правил, естественно ограничивающих их власть и численность. Однако эти отношения между государством и ворами не носили характера сотрудничества, а могли быть охарактеризованы как вынужденное сосуществование. Для противодействия тоталитарной системе государства и сохранения автономности, постулаты «воровского закона» категорически запрещали любые контакты с властью, как в местах лишения свободы, так и на воле. Власти же, когда это было необходимо, «закрывали глаза» на привилегированность воров в лагерях, так как они заставляли других заключенных лучше работать для выполнения плана, или поощряли участие воров в войне с фашизмом, но при случае жестоко расправлялись с членами организации, которые выходили за пределы дозволенных отношений. Так, после войны, в ответ на ухудшение криминогенной обстановки в обществе и дальнейшей нерентабельности использования труда заключенных на строительстве каналов и дорог, власти организовали тотальное наступление на институт «воров в законе», приведший к его серьезной деградации в конце 50 — х. годов.

2. Вторая стадия т.н. пассивной ассимиляции была ознаменована ослаблением тоталитаризма и процессами непродуманного реформирования правоохранительной и пенитенциарной системы СССР. После сталинского периода Генеральный Секретарь КПСС Н. Хрущева волюнтаристическими методами реформировал МВД СССР в Министерство по охране общественного порядка (МООП), которое по сравнению с предшественником было серьезно урезано в правах и финансировании. Осуществление подобной реформы серьезно подорвало оперативно-розыскную и профилактическую систему правоохранительных органов, направленную на борьбу с преступностью и криминальными группировками. В результате появилась новая волна «воров в законе».

На этой стадии воры начали изменения своих законов, которые уже не отвечали требованиям времени и приспособились к новым политическим и экономическим реалиям. В первую очередь были смягчены основные постулаты воровского закона о недопущении любого сотрудничества с властью и участия в трудовой деятельности. Новые воры отвергли жесткие нормы изоляционизма от государства, проповедуемого традиционными ворами, и стали устанавливать и использовать связи с властью для получения гарантий безопасности (крыши), дополнительных привилегий и материального дохода. Однако взаимное сближение государства и «воров в законе» носило в этот период эпизодический характер коррумпирования и распространялось на низшие слои чиновничества (офицеры колоний, милиции и др. чиновники). Верховная власть, напротив, пыталась сбить волну роста организованной преступности и коррупции самыми жесткими правовыми мерами. Так, в 1962 годы в УК всех республик СССР были внесены изменения и дополнения, в соответствии с которыми коррупция и хищения стали караться вплоть до смертной казни. Был проведен целый ряд показательных уголовных процессов, на которых несколько дельцов и взяточников были приговорены к смертной казни и расстреляны. Однако остановить деградацию государства и усиление влияния криминальных структур уже не удалось.

3. Третья стадия «активной ассимиляции» обозначилась с начала 80-х и совпала с полной деградацией политического режима в СССР, которая сопровождалась сменой престарелых руководителей государства и КПСС. Экономическая система уравниловки и жесткого распределения, существовавшая в СССР только благодаря изоляционизму и полному запрету на частное предпринимательство, рухнула после первых же реформ Генерального Секретаря КПСС, а впоследствии первого и последнего Президента СССР Михаила Горбачева. Необдуманные и скороспелые реформы этого деятеля и его сторонников привели к правовому вакууму, при котором вся государственная собственность практически оказалась бесхозной и стала объектом формальной приватизации, а точнее захвата со стороны чиновников и теневых структур.

Этот период стал поистине «золотым» для профессиональных преступников, которые сохранили высокую организованность и смогли быстро приспособиться к существующим реалиям. Небольшие, но сплоченные группы, руководимые «ворами в законе», оказались наиболее востребованными для захвата и управления производственными мощностями, устранения конкурентов, эксплуатации персонала и отмывания «грязных денег». На этой основе установились тесные и долгосрочные связи лидеров профессиональной преступности с партийной и государственной элитой, что привело к структурному симбиозу разно-полюсных социальных составляющих (чиновник-преступник), массовым проявлениям организованной преступности гангстерского и мафиозного стиля и закономерному разрушению государственности.

4. Четвертая – т.н. «проактивная» стадия завершает формирование криминального государства, которое происходит путем замещения или «выдавливания» преступными авторитетами коррумпированных чиновников из политики и бизнеса. Это закономерный и завершающий этап тотальной монополизации в руках организованных криминальных сообществ государственной власти, сопровождаемой разграблением общественной и частной собственности, этническими и региональными конфликтами и коллапсом экономики. Власти не могут контролировать места лишения свободы, в результате чего большинство опасных преступников, в том числе рецидивистов оказывается на свободе. Такая стадия продолжается относительно недолго, т.к. внутреннее и внешнее противостояние нарастает и обычно завершается вооруженным переворотом или революцией.

Все признаки «проактивной» стадии наблюдались в Грузии за период с 1990 по 1995 годы. Ее начало совпало с правлением президента З. Гамсахурдиа — продолжилось вооруженным переворотом и приходом к власти триумвирата Д. Иоселиани — Т. Китовани — Т. Сигуа, которые создали Военный Совет во главе с Э. Шеварднадзе, и закончилось принятием Конституции 1995 года, выборами Президента Э. Шеварднадзе, арестом Д. Иоселиани и Т. Китовани и расформированием «Мхедриони».

С 1995 года «проактивная» стадия вновь сменилась стадией активной ассимиляции, при которой чиновники вернули утраченную власть и в тесном сотрудничестве с «ворами в законе» и другими криминалами контролируют политическую и экономическую ситуацию в республике. Коррупция достигает такого уровня, что исключает какое либо дальнейшее развитие экономики, международные финансовые организации и страны доноры отказываются сотрудничать с дискредитированной властью президента Шеварднадзе. Многие криминалы приходят в политику и бизнес. Власти часто пользуются услугами криминалов при решении различных проблем. Например, сотрудничество властей с вором в законе Т. Ониани в деле по освобождению заложников ООН в Сванетии. Власти контролируют места лишения свободы, но вынуждены постоянно идти на компромисс с «ворами в законе», т.к. попытки навести законный порядок оканчивались бунтами или массовыми побегами.

С 2004 года после прихода к власти президента М. Саакашвили, наблюдается попытка применения со стороны правоохранительной системы в отношении организованной преступности и института «воров в законе» элементов характерных для «реактивной» стадии. В частности, полностью расформированы государственные коррумпированные структуры и привлечены к уголовной ответственности высокопоставленные чиновники (министры К. Чхаидзе, Д. Мирцхулава, З. Адейшвили и другие) и привилегированные бизнесмены ( Джохтаберидзе, Окуашвили и др.), а также авторитетные «воры в законе» (Б. Шаликиани и другие). Новая власть декларирует полный отказ от сотрудничества с криминалами.

Таким образом, можно констатировать, что в Грузии за последние 15 лет произошла смена четырех стадий, характеризующих взаимоотношения государства и организованной преступности: «активная ассимиляция» – «проактивная» – «активная ассимиляция» – «реактивная». Такая тенденция явно не способствует долгосрочному государственному планированию борьбы с организованной преступностью, разработке современного законодательства и подготовке квалифицированных кадров.

(Продолжение следует)

Глонти Георгий, Гиви Лобжанидзе

Центр по изучению Транснациональной Преступности и Коррупции

Читайте также: