«Цепной пес империализма», он же – советский разведчик-нелегал

Его личное дело хранилось за семью печатями в сейфах НКВД–НКГБ–МГБ–МВД–КГБ СССР, а работа в 13 странах мира почти полвека являлась важнейшей государственной тайной. Лишь после его кончины выяснилось, что он был великим советским разведчиком. Впрочем, почему был? По словам известного английского писателя Джона Ле Карре, «великие разведчики не умирают никогда». Еще определеннее отозвался о нем Юрий Андропов: «Иосиф Ромуальдович Григулевич – это вершина советской разведки, достичь которой способны лишь те, кто отмечен и избран Богом». СОВЕТСКИЙ РАЗВЕДЧИК, КОТОРОМУ ЧУЖАЯ СТРАНА ПОРУЧИЛА БЫТЬ СВОИМ ПОСЛОМ

«Суперагент Сталина» — так называется вышедшая в московском издательстве «Вече» книга писателя Владимира Чикова с подзаголовком «Тринадцать жизней разведчика». Меня заинтересовала эта книга по двум причинам: первая — я узнал, что Владимир Чиков (которого я знаю уже пять лет), не только славный человек, еще и прекрасный писатель; вторая — мой покойный младший брат тоже был разведчиком. Когда он лежал тяжелобольным, мы много с ним беседовали о жизни и он мне говорил: «Я тебе столько расскажу историй, что ты только пиши. Жизнь преподносит такие сюрпризы, которых ты не найдешь ни в одном детективе…». К сожалению, многого он мне не успел рассказать. Да и потом он же работал в другое время, чем Иосиф Григулевич («Артур») — герой книги Владимира Чикова. Прочитав книгу и сопоставив ее содержание с рассказами брата, я окончательно убедился, что жизнь разведчика — вечное хождение по лезвию бритвы.

При всем уважении к писателю и его герою, которого он хочет показать как человека «без единого пятнышка», сам Владимир Чиков, не замечая этого, иногда заставляет читателя задуматься, действительно ли его герой безоговорочно верил в то, что творит только правое дело: «Хосе задумался: не хотелось ему ввязываться в еще одно неправедное и рискованное дело. Видя, что Окампо колеблется, Орлов постарался развеять его сомнения:

— К разработке этой операции подключится генерал Котов. В Мадриде я буду руководить операцией, которую мы условно назовем «Николай». Ну так как, Хосе? Согласен взять на себя арест Нина? (помощник Льва Троцкого — Прим. В.К.). Ты аргентинский милисиано, и твое служебное положение позволяет это сделать без каких-либо осложнений.

— Я согласен, — неохотно ответил Хосе. — Когда и где я должен произвести арест?..».

Это был испанский период, назовем его периодом деятельности, когда еще молодой (23 года) Иосиф Григулевич под именем Хосе Окампо мог выбирать свой дальнейший путь жизни. Он мог стать военачальником: талантов хватало, но, несмотря на сомнения, Григулевич выбрал путь разведчика и пошел по нему до конца. И не его вина, что его рано вывели из игры, спасибо, что оставили в живых, сохранив для нас замечательного писателя и ученого.

Действительно, кто, например, еще в 1980 г. мог предполагать, что писатель Иосиф Лаврецкий, книгами которого, выходившими в серии «ЖЗЛ», зачитывались многие (серия эта весьма популярна, и я уверен, что каждый в жизни прочел хоть одну книгу из этой серии. — Прим. В.К.) был легендарной личностью. Конечно, об этом знали его сослуживцы, но по законам разведки они, гордясь дружбой с ним, не могли ничего рассказывать о нем. Григулевич стал известен широкой общественности только в конце ХХ в. Но из-за отсутствия достоверной информации о нем неизбежно рождались всякого рода домыслы и слухи, появлялись «факты» как позитивного, так и негативного характера. А падкие на сенсации журналисты придумывали почти фантастические версии, ведь неслучайно вышедшая в 1997 г. «Энциклопедия военного искусства» (серия «Разведчики ХХ века») о Григулевиче сообщала так: «Когда-нибудь мы все же узнаем всю правду об этом замечательном человеке, бескорыстно посвятившем себя ИДЕЕ и впоследствии осознавшем, что он не особенно был нужен взрастившей его СИСТЕМЕ». Такая формулировка действительно дает основание для полета фантастическим гипотезам. Вопрос первый — если он не нужен был системе, то зачем она его растила и привязывала к себе, второй вопрос — понимал ли он сам значение своей работы для страны, которой он поверил? Да, в основе его работы, наверное, и всей жизни была идея, а не служение личностям, и мне кажется, что название книги «Суперагент Сталина» не соответствует действительности. Ведь еще в начале своего пути он выражал сомнение в поступках И. Сталина: «Хитрый ход Орлова при вербовке почти увенчался успехом. Сказалась любовь Григулевича к приключениям и в некотором роде к авантюризму. Но совершенно неожиданно для Орлова он задал ему вопрос:

— А не могли бы вы объяснить, почему в Москве судят не врагов народа, а истинных борцов за его идеалы, травят людей, которые делали Октябрьскую революцию и всегда оставались верны ей?» — «Кого ты имеешь в виду?!».

Дипломатично пояснив Орлову свой вопрос, Иосиф принял его предложение.

«ЧТОБЫ НЕ УНОСИТЬ С СОБОЮ В МОГИЛУ ТАЙНЫ»

Испанская национально-революционная война (1936-1939 гг.) была первой военной пробой фашизма против человечества. К сожалению, война окончилась победой фашистской диктатуры во главе с генералом Франко, хотя на стороне революционного народа Испании сражались молодые и энергичные добровольцы со всего мира. Многие из них впоследствии стали всемирно известными, но только не разведчики. Их удел — проявиться много-много лет спустя и то, если повезет. Конечно, среди них не мог не оказаться и Иосиф Григулевич с его энергией, убежденностью и авантюризмом в пользу справедливости. Пишу и думаю, а как его называть, ведь это действительно человек со многими именами еще до начала разведывательной деятельности: «В назначенное время Орлов встретил Хосе, провел его в закрепленный за советской разведкой кабинет, усадил за стол и начал сразу задавать вопросы:

— Вы у нас, если не ошибаюсь, не аргентинец Хосе Окампо, а прибалтиец Иосиф Григулевичус?

Хосе, широко улыбаясь, покачал головой.

— Нет, Александр Михайлович, я — Хосе Ротти в Аргентине, Хосе Окампо — в Испании, Эдмонт Антуан Мартин — во Франции и Артур Ковальский — в Польше. А еще я был Юзиком в Литве…».

Потом еще не одно имя будет носить наш герой. Разведчик-нелегал никогда не носит своего собственного имени, но история редко признает псевдонимы. Родившийся в 1913 г. в Литве, где с 1926 г. была фашистская диктатура, Иосиф Григулевич, как и большинство его сверстников, не воспринял этот строй и включился в борьбу с ним. Уже в 1931 г. он попал в поле зрения советской разведки как кандидат на вербовку, которую удалось осуществить в Испании только в 1936 г. Иосиф принадлежал к тому поколению людей, которые, искренне веря в справедливые идеи социализма (братство и свобода), считали, что только Советский Союз способен противостоять империализму и набиравшему силу фашизму. В юности Григулевич дал обет верности революционному делу, и всю свою жизнь он вдохновлялся выдвинутыми Октябрьской революцией идеалами добра и справедливости. Самые стойкие бойцы — это идейные бойцы, они служат идее, а не вождям. У нас сегодня нет идеи, мы болтаемся в проруби, поэтому и нет таких личностей (а каждый настоящий разведчик — личность), какие рождались в начале ХХ в., а становление их шло в 30-40-е годы прошлого века в борьбе с настоящим фашизмом.

Разведывательную деятельность Иосиф Григулевич начинал в Испании вместе с такими асами советской разведки, как Орлов, Сыроежкин, Эйтингон, Африка де Лас Эрас (псевдоним «Патриа») и другие. Эти имена, возможно, и сегодня мало известны широкому читателю, хотя уже давно рассекречены. Судьба Африки чем-то похожа на судьбу Григулевича. Фактически ровесники, родившиеся в капиталистических странах, они стали патриотами советской Родины и ушли из жизни в один 1988 г. Судьба предоставила им счастье не увидеть крушения их идеала (Союза). «Россию, ее прекрасный народ Юзик с юности уважал за преданность революционным идеалам. Он искренне верил в превосходство социалистического строя над капиталистическим, его вдохновляло строительство общества социальной справедливости, равенства и братства. Это были его идеалы, за которые он всегда боролся. Так что не только любовь к приключениям двигала им теперь, когда он дал согласие Орлову на сотрудничество с советской разведкой».

Владимир Чиков не только изучил многотомное дело «Артура», но и лично знал его и имел с ним не одну беседу. Вот как об этом пишет сам автор книги: «Полистав тогда мою рукопись «Сотвори себя» (1980 г.), Григулевич согласился: «Хорошо, чтобы не уносить с собою в могилу тайны моей разведывательной работы и чтобы была бы у тебя фактурная заготовка для замышляемой обо мне книги, я готов на последующих встречах рассказать тебе кое-что о моей прошлой жизни. В ней, я считаю, роковым образом отразилась трагедия всей советской разведки с не свойственными ей карательными функциями…». Его подробные рассказы я записал после того, как он узнал, что я работаю во 2-м Главном управлении КГБ, в контрразведке. Только тогда он и согласился на мое предложение подготовить книгу о нем. И то при условии, что выйдет она после его смерти».

И писатель, сам много лет отдавший службе на Лубянке, выполнил волю своего героя, написав о нем книгу. Еще раз напомню, что главное название книги «Суперагент Сталина» меня не очень устраивает, потому что Григулевич служил не Сталину, в котором очень сомневался, а стране Советов. Он не из тех разведчиков, подобных, например, капитану Кривицкому, который в 1937 г. бежал из Франции в Америку, где в 1939 г. выпустил книгу под заголовком «Я был агентом Сталина». В феврале 1941 г. его нашли мертвым в гостинице Вашингтона. Смерть его — до сих пор загадка. Это участь тех, кто работает на «вождей», а не для блага Родины.

«НАЗАД ДОРОГИ У МЕНЯ НЕТ…»

В 30-40-е годы основными объектами политической разведки СССР были троцкизм и непосредственно сам Лев Троцкий. Все было тогда подчинено тезису И. Сталина: «В троцкистском движении нет важных политических фигур, кроме самого Троцкого. Если с Троцким будет покончено, угроза Коминтерну будет устранена». Поэтому внедрение агентов в троцкистские группы за рубежом являлось приоритетным. Неслучайно этим лично интересовался И. Сталин.

Не остался в стороне от этого дела и наш герой. Его имя упоминает Павел Судоплатов в своей книге «Разведка и Кремль» (1996 г.) в главе «Ликвидация Троцкого», но как-то второстепенно. Владимир Чиков в своем документальном романе подробно останавливается на мексиканском периоде жизни Григулевича, когда он был там далеко не второстепенным лицом. Это он вовлек Давида Альфаро Сикейроса в акцию по устранению Льва Троцкого. Это он проводил большую подготовительную работу даже тогда, когда прервалась связь с Москвой. «Собрав все необходимые сведения, заказанные Москвой по Троцкому и его близкому окружению, Мануэль (Григулевич) вынужден был хранить их при себе, что было небезопасно лично для него. К тому времени у него закончились деньги, которые присылал отец. Отчаяние от безысходности положения с каждым днем все больше охватывало его душу. Иногда по молодости лет — ему тогда исполнилось двадцать пять — возникала предательская мысль: плюнуть на все и уехать к отцу в Аргентину, где всегда был бы и сыт, и мил. Не видя другого выхода, Мануэль решился на рискованный шаг: без санкции Центра поехать в Нью-Йорк и выйти на кого-нибудь из сотрудников резидентуры». Самостоятельность мышления (тем более принятие решения без санкции Центра) в те годы стоила многого, даже жизни. Но в этом был весь Григулевич, обдуманный риск — это в его характере.

Пятимесячное пребывание Григулевича в США (1939 г.), когда в Союзе громились кадры разведчиков, было мучительным в выборе дальнейшего пути: «Мне трудно переварить сразу все то, что я сейчас услышал… Но я понял одно, что назад дороги у меня нет…». И там же он еще раз определился в своем отношении к работе в разведслужбе: «Мне всегда важно знать, кому служить и во имя чего? Если вы скажете — Советскому Союзу, то это слишком далеко и неконкретно. Греет всегда близкий огонь, далекий — только светит. Мне нужна всегда конкретная идеологическая установка и конкретная задача». Очень жаль, что сегодня мы, каждый из нас, не можем сказать такие слова — сейчас нет ни идей, ни целей, ни огня, ни света!

Пребывание Григулевича в Мексике в 1939-1940 гг. занимает значительную часть романа. Да это и понятно, автор описывает не свойственную внешней разведке акцию, фактически террористический акт. Ликвидация Льва Троцкого до сих пор оценивается по-разному. В операции «Утка» Григулевич мог играть чуть ли не заглавную роль, и почему П. Судоплатов отодвинул его на второй план — это загадка.

На мой взгляд, заинтересованность генсека в ликвидации своего противника заключалась не только в личной неприязни, но и в том, что Троцкий выступал против той «империи», которую создавал Сталин. Вот слова из листовки, в которой Троцкий призывал превратить Россию в пустыню: «Если мы раздавим Россию, то на погребальных обломках ее укрепим власть сионизма и станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени. Мы покажем, что такое настоящая власть. Путем террора, кровавых бань мы доведем русскую интеллигенцию до полного отупления, до идиотизма, до животного состояния…». Не напоминает ли это планы Даллеса и других деятелей второй половины ХХ в.?

После неудавшегося покушения на Троцкого группы Сикейроса Григулевич очень переживал и порывался довести дело до конца, но установка Центра была твердой и окончательной — вывести его из дела и из Мексики. Он не бежал, как констатирует Павел Судоплатов, а организованно был переправлен на Кубу, откуда и началась его активная деятельность в Латинской Америке. Теперь он был не один, в работе его начала поддерживать жена — прекрасная мексиканка Лаура Агиляр Араухо (псевдоним «Луиза»).

Как известно, разведчик должен не только отличаться огромной выдержкой, силой воли и мужеством, но еще и обладать интуицией и достаточным интеллектом. Мексиканский период работы Григулевича убедил Центр в его глубокой убежденности в правоте дела, которому он служил. Именно в этот период разведывательной деятельности, по словам его начальников, они почувствовали его «железную хватку» в работе. Если он узнавал, что тот или иной человек располагает полезными, нужными для нас сведениями, то всегда умел найти контакт с ним, завязать беседу и выведать то, что нужно.

С мая 1941 г. начинается работа Григулевича в Южной Америке — сначала в Аргентине, которой в Берлине придавали роль форпоста германского фашизма. 230 тыс. немцев, проживавших тогда в Аргентине, практически составляли «пятую колонну». Атмосфера в Буэнос-Айресе была такой, как будто страна уже являлась союзницей гитлеровской Германии. Юридически придерживаясь «нейтралитета», руководство Аргентины фактически полностью поддерживало германский фашизм. В такой обстановке Григулевичу и пришлось «открывать», не побоюсь этого слова, Латинскую Америку для СССР. «К сожалению, в Советском Союзе пока отсутствует какая-либо политика по отношению к латиноамериканским странам, — сообщал в Центр в 1944 г. «Артур». — На мой взгляд, чтобы сохранить симпатии к Советскому Союзу, необходимо направлять сюда дипломатов, журналистов, профессиональных пропагандистов, и, конечно же, если мы хотим быть всегда оперативно осведомленными о назревающих здесь событиях, развивать разведывательную работу во всех странах Латинской Америки. Немцы на это дело уже истратили около десяти миллионов долларов, а англичане ежемесячно тратят только на политическую пропаганду более 25 000 долларов…». Вопросы эти и поныне весьма актуальные, потому что ничего не изменилось и сегодня, по прошествии более 60 лет.

Об этом интересном периоде деятельности разведчика Иосифа Григулевича, я надеюсь, читатель с огромным интересом прочтет в романе Владимира Чикова, а свою задачу заинтриговать читателя личностью героя, я думаю, он выполнил. Книга его вызывает интерес к нашей истории, которая в последнее время столь стала путанной, что каждому мыслящему человеку, как и разведчику, приходится искать истину, опираясь на логику и свою интуицию. Конечно, это не легко, когда рушатся прежние идеалы, а новые весьма туманны и разбита на куски наша великая держава, а доллар — молох, и потому людей охватывает тревога… В этой обстановке чтение таких романов, как «Суперагент Сталина», просто отдохновение для души — ведь были же люди, готовые во имя своих идеалов идти на все. Между прочим, не чуждые настоящей человеческой любви к ближнему.

Содержание книги, плавно ведущееся в простом, доступном изложении автора, перемежевывается с текстами документов, что придает ей документальную достоверность. Данное в конце книги «Примечание» вводит непрофессионального читателя в историю советской разведки, где можно не только почерпнуть сведения для уяснения особенностей персонажей романа, но и многое узнать о новых малоизвестных бойцах тайного фронта.

Отличительной особенностью литературы о секретных службах является то, что авторами произведений о них стали либо бывшие, либо ныне действующие очевидцы событий и специалисты, разбирающиеся в вопросах разведки и контрразведки без всяких фантазий. Особенно радует то, что среди них нашлись способные литераторы, как говорится, с искрой писательского таланта. К ним относится и Владимир Чиков. Форма документального романа, которую избрал автор, как нельзя лучше позволяет узнать о буднях разведки, тонкой и кропотливой повседневной работе, требующей постоянной мобилизации ума и опыта, о профессиональном риске и неизбежных нравственных проблемах. Надеюсь, что Владимир Чиков подарит нам еще один роман, ведь в настоящей книге, в послесловии, он обещает рассказать о разведывательной жизни Иосифа Григулевича в Италии и Ватикане. Определено уже и название его нового романа «Посол чужой страны».

В любом другом государстве такой разведчик, как Иосиф Григулевич, стал бы национальным героем. Но в России всегда бывает все иначе: в 1954 г. в возрасте 40 лет его нежданно-негаданно уволили из разведки. Для тех, кто знал Григулевича, это явилось, как и для него самого, полной неожиданностью. После увольнения он начал пробивать себе дорогу в новой для него мирной жизни — в науке. Наследовав от разведывательной деятельности драгоценное качество — умение жить не только сегодняшним днем, но и дальней целью, он работал ежедневно до поздней ночи, без выходных и отпусков. Жил, как он сформулировал сам, верный корчагинскому девизу — прожить жизнь с максимальной самоотдачей и в любом положении оставаться полезным и преданным советскому народу. И в этом стремлении к безоглядной самоотдаче, в этом служении народу и науке, совсем не в аскетическом и не в жертвенном смысле, Григулевич находил полное удовлетворение своей жизнью на Земле. Это и определило его счастье, его дело и круг его новых друзей на «гражданке». И хотя это была жизнь вне разведки, без конспираций и «войны умов», и не казалась такой уж героической или какой-то исключительной, но она по-прежнему озарялась высокой целью служения человеку, теперь уже в области науки…

«Мы были без ума от Иосифа Лаврецкого, — говорил мне Петр Паршиков, ныне полковник КГБ в отставке, заставший Григулевича на преподавательской работе. — Если бы мы тогда знали о его прошлом, то считали бы за Бога. Логичность и ясность речи Лаврецкого, масштабность его мышления восхищали нас и делали прозрачной самую сложную мысль. Когда я узнал его настоящее имя, то стал гордиться, что был его учеником».

Умерший 2 июня 1988 г. в Москве Иосиф Григулевич похоронен там же, где были преданы земле его коллеги по разведывательной деятельности — легендарные советские разведчики-нелегалы Абель (Вильям Фишер) и Лонсдейл (Конон Молодый). Эта троица великих разведчиков ХХ в. нашла последнее пристанище на Донском кладбище. Прощаясь с выдающимся разведчиком, крупным ученым-латиноамериканистом и писателем-публицистом Иосифом Григулевичем, его коллеги и зарубежные друзья, присутствовавшие на похоронах, отмечали, что он был человеком отчаянной смелости, редчайшей находчивости, неиссякаемого остроумия и большого таланта. Вся его жизнь до возвращения в Советский Союз была блестящей игрой. Он создал для себя роль многоликого иностранца и играл ее профессионально и безошибочно. Играя роли людей многих национальностей (испанцев, поляков, французов, аргентинцев, боливийцев, бразильцев, уругвайцев, американцев, итальянцев, чилийцев, костариканцев, мексиканцев и кубинцев!), проживая их короткие жизни, иногда всего два-три месяца, он впитывал в себя их нравы, обычаи, традиции и культуру и при этом всегда оставался самим собой, помня о том, что его настоящая Родина — Советский Союз. Семнадцать лет он носил оперативные псевдонимы и чужие фамилии. В 1954 г. к нему вернулись настоящие его имя и фамилия, но уже без права на известность…

Личностью была и его супруга Лаура Агиляр Араухо. Она с достоинством и верностью несла свой крест не только в Латинской Америке и Италии, но и в Москве, вдали от своей Родины — Мексики. Когда же не стало мужа, Лаура долго не могла оправиться от постигшего ее горя, мир для нее стал похож на медленно движущийся поезд без машиниста. Она глубоко страдала без Иосифа Ромуальдовича до самой свой смерти в 1997 г.

«ЭТО ВЕРШИНА СОВЕТСКОЙ РАЗВЕДКИ»

Трудное дело — определять историческую ценность любой крупной личности. Великий писатель Виктор Гюго на могиле другого гиганта французской литературы Оноре де Бальзака сказал, что выдающиеся люди при жизни сами воздвигают себе пьедестал, а уже будущее ставит им памятники. Эти мудрые слова касаются и человека больших личных заслуг — Иосифа Ромуальдовича Григулевича, который обессмертил свое имя и сделал для Советского Союза неоценимо много полезного и ценного как в разведке, так и в науке и литературе. И если этот незаурядный человек ослепительным светом сиял в ХХ в., то, очевидно, должен таким же ярким светом сиять и в другом, нашем ХХI в.

В Англии сделали супершпиона из собирательных образов Сиднея Рейли, Сомерсета Моэма и других, сотворив легенду о Джеймсе Бонде (агент 007). Но у нас была и есть настоящая, живая легенда — Иосиф Григулевич, который почему-то до сих пор остается «за бортом». Неужели мы способны восхищаться только Западом, а не своими героями?!

«Иосиф Ромуальдович Григулевич — это вершина советской разведки, достичь которую способны лишь те, кто отмечен и избран Богом», — эти слова были сказаны еще при жизни Иосифа Ромуальдовича Юрием Владимировичем Андроповым, председателем КГБ СССР в 1967-1982 гг.

На фото: с президентом Италии Луиджи Эйнауди (слева) беседует посол Коста-Рики в Риме Теодоро Кастро — он же советский разведчик-нелегал Иосиф Григулевич. Фото из архива Владимира ЧИКОВА

Вадим КУЛИНЧЕНКО, капитан 1-го ранга, публицист, ВПК

Читайте также: