Как живут некогда правившие преступным миром «Пять Семей» итальянской мафии Нью-Йорка

Как живут некогда правившие преступным миром «Пять Семей» итальянской мафии Нью-Йорка

Думаете, знаменитая итало-американская мафия умерла? А вот и нет. В конце ХХ века «Коза Ностра», действительно, дышала на ладан, но ФБР отвлеклись на исламистских террористов, китайских шпионов и наркоторговцев из Латинской Америки.
А мафия перешла на «беловоротничковые» преступления: восстанавливается благодаря деньгам от профсоюзного рэкета, мусорного бизнеса и интернет-тотализаторов. В издании НОЖ разбирались, как живут некогда правившие преступным миром «Пять Семей» итальянской мафии Нью-Йорка.

I. Самые таинственные: Семья Дженовезе

Это самый могущественный клан итало-американской «Коза Ностры» с девяностых годов.

Дженовезе знамениты своей склонностью к таинственности, скрытности и высокой организованности: в семью никогда не принимали не стопроцентных итальянцев. Кроме того, клан с 2005 года не имеет официального босса. Можно только предполагать, кто на самом деле управляет семьей.

По одной из версий, это ветеран организованной преступности 62-летний Либорио Белломо. По другой, Белломо — лишь громоотвод для ФБР, а на деле семья децентрализована и управляет ей совет из трех капитанов. По третьей и наиболее вероятной, Белломо принимает финальные и глобальные стратегические решения, но встречается лишь с избранным кругом помощников, которые заправляют повседневными делами клана.

У Дженовезе от 220 до 250 бойцов, часть из которых в тюрьме или принадлежит к «старой гвардии», но в достатке и молодых солдат. Дженовезе особо активны на Манхэттене, в Вестчестере, в других районах Нью-Йорка, северном Нью-Джерси, Новой Англии, Неваде, Лос-Анджелесе, Коннектикуте и Флориде.

Дженовезе называют мафиозной «Лигой Плюща»: члены клана отличаются более высокой компетентностью по сравнению с их конкурентами. Более того, мафиози из семьи более преданы, поскольку со времен Винсента Джиганте Дженовезе разрешают своим рядовым оставлять себе большую часть доходов, чем в других организациях.

Лишь восемь членов семьи за всю историю давали показания в суде, это рекорд для любой из семей «Коза Ностры».

Семья регулярно выступает в качестве «делателя королей»: к их сателлитам причисляют семьи из Филадельфии, Нью-Джерси, Питтсбурга, Бостона и Буффало.

II. Павшие титаны: Семья Гамбино

С начала шестидесятых и вплоть до начала девяностых семья Гамбино была самой могущественной в стране, имея в строю 500 полноценных «солдат», разделенных на 20-25 команд по состоянию на конец семидесятых годов. Сейчас в строю около 200-220 человек. Гамбино понесли большие потери в девяностых годах, чтобы оправиться, им пришлось рекрутировать новых солдат на Сицилии.

Гамбино обладают огромным влиянием в Бруклине, Квинсе и на Лонг-Айленде, но действуют и в других районах Нью-Йорка. Гангстеры из клана Гамбино были замечены также в Нью-Джерси, Флориде и даже Калифорнии, куда они отправились захватить территорию распавшейся в результате показаний мафиозо Джимми Фратианно семьи из Лос-Анджелеса.

Согласно информации правоохранительных органов США, Гамбино более всех остальных связаны с сицилийскими кланами «Коза Ностры», в особенности с семьей Инзерилло.

Инзерилло и Гамбино давно связывают особые узы: после кровавой войны между двумя фракциями сицилийских гангстеров в 1981-1983 годах клан Инзерилло оказался на стороне проигравших. По законам кровной мести их должны были перебить, но родственники Инзерилло из числа солдат Гамбино вмешались и защитили их. Инзерилло разрешили перебраться в Америку при условии, что ни они, ни их потомки, никогда не вернутся на Сицилию. В Америке их прозвали ‘gil Scappati’ — «беглецы».

В начале нулевых клан Инзерилло вернулся на Сицилию после того, как их враги — Тото Риина и Бернардо Провенцано — были заключены под стражу. Семьи заключили между собой союз, направленный на межатлантическую торговлю наркотиками.

Официальным боссом остается брат Джона Готти, Питер «Одноглазый Пит» Готти. Однако у него нет власти, в последние годы она принадлежала лидерам фракции «зипов»: сначала это был Доменико «Итальянский Дон» Чефалу, а потом — Фрэнк Кали.

С Гамбино связана главная новостная сенсация последних лет: 13 марта на Стейтен-Айленд был застрелен босс семьи Франческо «Малыш Фрэнки» Кали. В него выпустили десять пуль и сбили на машине на дорожке около дома на глазах у жены и детей.

Теории выдвигались самые разные: кто-то подозревал в убийстве сицилийских мафиози, кто-то — нападение со стороны, а третьи — что освободившийся после 29 лет заключения Джин Готти, брат печально знаменитого лидера семьи Джона Готти, пытался захватить власть. Самая невероятная версия — месть мексиканских наркокартелей за захваченный таможенниками в февралегруз в полторы тонны кокаина. Однако груз был захвачен в доках Нью-Джерси, которые традиционно принадлежат территории Дженовезе, в то время как Гамбино имеют влияние на профсоюзы докеров в Бруклине.

Выяснилось, что реальность намного более тривиальна: Кали застрелил 24-летний строитель Энтони Комелло, который, по одной из версий, был взбешен тем, что босс семьи запретил ему встречаться со своей молодой племянницей. Хотя прокуратура Нью-Йорка рассматривает все версии, манера смерти Фрэнка Кали указывает на то, что мафия непричастна к убийству — и крупной войны кланов за власть не предвидится.

Эксперты считают Энтони Комелло практически живым трупом, поскольку Коза Ностра не может спустить убийство своего лидера. В тюрьме он будет находиться в блоке для особо охраняемых заключенных, но ликвидировать его может как кто-то из боевиков Гамбино, так и кто-то из заключенных, желающих заработать очков в глазах семьи или авторитет в преступном мире.

III. Сицилийские реднеки: Семья Бонанно

Бонанно активны в Нью-Йорке, Нью-Джерси, Флориде и Канаде.

Это самая неуправляемая и дикая семья, прославившаяся своей кровожадностью, большим количеством сицилийских зипов и торговлей героином в альянсе с семьей Ризутто из Монреаля.

Изначально почти все члены семьи были родственниками и приехали в Америку из одного и того же городка Кастелламмаре-дель-Гольфо в провинции Трапани, из-за чего коллеги считали членов клана провинциалами. В семье сейчас 120 официальных мафиози. Бонанно находятся в состоянии очередной перестройки, так как официальный босс семьи Майкл «Носатый» Манкузо находится под стражей.

Клан Бонанно понес немалые репутационные потери, когда в 2005 году под угрозой смертной казни босс семьи Джозеф «Большой Джо» Массино дал показания против своего преемника Винсента «Красавчика Винни» Басчиано.

В девяностые Массино был относительно компетентным боссом: он привлек много новых солдат, начал заниматься мошенничеством на Уолл-стрит, восстановил влияние семьи в профсоюзах.

Массино запретил своим приближенным пользоваться мобильниками, организовывал встречи в удаленных местах и свел контакты между даже своими капитанами к минимуму. Он даже запретил контактировать с любыми другими семьями Коза Ностры и не принимал участия в общих операциях с другими кланами. Более того, он снова стал принимать в семью только 100-процентных итальянцев, не пускал к себе наркопотребителей и подталкивал своих капитанов делать их сыновей членами организации. Таким образом уменьшалась вероятность того, что капитаны будут «стучать» ФБР.

В последнее время клан Бонанно дважды появлялся в новостях. Четвертого октября 2018 года 71-летний подельник Сильвестр Зоттола был застрелен в своем автомобиле на парковке около ресторана «Макдональдс». Убийство Зоттолы — часть борьбы за территорию между итальянцами и албанцами в Бронксе. Зоттола и его сын Сальваторе занимались установкой в ночных клубах и барах района игровых автоматов и оказались на передовой этой борьбы. В декабре 2017 года Зоттолу-отца пытались похитить из его собственного дома, в мае он же обстрелял одного из своих конкурентов на улице, в июне на его сына совершили покушение, которое было заснято на видео. 11 октября 2018 года был арестован член афро-американской группировки Bloods, которого наняли для убийства Зоттолы.

12 марта 2019 года действующий босс семьи Джозеф «Джоуи Си» Каммарано-младший и консильери Джон «Свинья» Занкоккио, обвиняемые в рэкете, сговоре и вымогательстве, были освобождены в зале суда из под стражи. Обвинения с них сняли.

В зале суда гангстеры напирали на то, что прокуратура действовала на основании расовых стереотипах об итальянцах и в принципе отрицали существование мафии.

IV. Добрым словом и пистолетом: Семья Луккезе

Особо влиятельна в Бронксе, Восточном Гарлеме, прочих районах Нью-Йорка и северном Нью-Джерси, а также Флориде.

Вплоть до девяностых годов семья Луккезе не давала журналистам повода много писать о себе. Только когда во главе семьи стали кровожадные Виктор Амьюзо и Энтони «Газовая труба» Кассо — знаменитые убийцы и торговцы наркотиками — Луккезе «прославились».

Эта парочка убивала всех, кого только подозревали в осведомительстве. Они отдали приказ перебить всю команду семьи в Нью-Джерси, когда те отказались выплачивать руководству повышенный «налог». Амузо и Кассо заказывали даже жен своих врагов, что шло вразрез с любыми мафиозными понятиями.

Главными орудиями их жажды крови были два продажных офицера полиции Нью-Йорка — Луис Эпполито и Стивен Каракаппа. Они совершили для них как минимум восемь убийств, за которые их посадили в 2006 года, уже после выхода в отставку.

Кассо и Амузо сели в тюрьму в 1991 после того, как против них дали показания доведенные до отчаяния и боявшиеся за свою жизнь ближайшие подручные. «Газовая труба» свидетельствовал против своего босса два года спустя.

Хотя в семье всего лишь около 100-110 солдат, Луккезе всегда умело выстраивали свою «внешнюю политику» и заключали выгодные альянсы с другими группировками. Греческая группировка — семья Велентзас — находится под их покровительством с восьмидесятых годов и до сих пор. Когда в 2003 году албанец Алекс Рудай попытался отобрать у греков их операции, связанные с игорным бизнесом, в дело вмешались Луккезе и их союзники Гамбино, которые уберегли греков и сохранили их территорию.

Луккезе первые стали вести дела с русской мафией в Бруклине. Русская группировка Марата Балагулы занималась торговлей контрабандным бензином, собирала деньги за его продажу и не платила при этом налогов. Эта операция стала главным источником дохода семьи после наркотиков.

Амузо до сих продолжает управлять семьей из-за решетки через своих эмиссаров. Так же, как и остальные кланы, в 2018-2019 годах Луккезе попали в новости. Десять мафиози были арестованы по обвинению в управлении самой крупной ростовщической операцией, расследованием которой когда-либо занималась генеральная прокуратура США. Члены клана Луккезе принимали ставки на спортивные состязания и давали проигравшим деньги в долг под огромный процент, что приносило полтора миллиона в год только этим десятерым.

V. Уничтоженные войной: Семья Коломбо

Действует во всем Нью-Йорке, особенно в Бруклине, а также в Лос-Анджелесе и Флориде. В настоящий момент это слабейшая из «Пяти Семей». Группировка прославилась множеством крупных «гражданских» войн. Последняя из них также стала и последней крупной мафиозной войной.

В 1986 году босс семьи Кармайн Персико (для друзей — «Бессмертный», для врагов — «Змей») получил пожизненное заключение. На суде он защищал себя сам и заслужил комплимент от федерального судьи Джона Кинана, который назвал его «одним из умнейших людей, которых я видел» и назвал трагедией то, что Персико избрал для себя криминальную карьеру.

Стареющий Кармайн начал готовиться к передаче правления кланом своему сыну Альфонсу по кличке «Малыш Алли». Однако Персико-младшего отправили в тюрьму по другому обвинению, и действующим боссом стал влиятельный капитан Виктор Орена. Орена был амбициозен и не желал передавать власть Альфонсу, когда тот освободился бы. Более того, Персико-старший вызвал его недовольство тем, что намеревался дать в тюрьме интервью телевизионщикам.

Война началась в 1991 и продолжалась два года. Погибли 27 мафиози и 3 невинных гражданских лица, а еще 12 гангстеров стали осведомителями ФБР. Тем не менее, Кармайн Персико одержал верх, но его мечте сделать сына боссом не суждено было сбыться: Малыш Алли останется в тюрьме до конца жизни.

Как и остальные семьи, в этому году Коломбо попали в заголовки новостей. Кармайн Персико, разрушивший свой клан из-за личных амбиций и жажды передать власть сыну, умер в федеральной тюрьме Батнер в Северной Каролине 7 марта. По оценке эксперта по истории мафии Сельвина Рааба, интриги Персико привели к тому, что 70 его людей оказались за решеткой, а несколько десятков — мертвы.

Кто теперь возглавит полуразрушенную и нуждающуюся в передышке семью, неизвестно.

Источник: НОЖ 

Читайте также: