«Была настоящая паника». Продолжение расследования последствий взрыва русского «супероружия» в Нёноксе

Берег Двинского залива в районе нынешнего местонахождения понтонов, вид в сторону Нёноксы

Понтоны, стоящие у берега Двинского залива после инцидента 8 августа на морском полигоне ВМФ России, по-прежнему сильно «фонят», при этом доступ к ним совершенно свободен: не нужен даже специальный пропуск в закрытый поселок Нёнокса, где расположена заведующая полигоном войсковая часть.

По словам очевидцев, охрана, поначалу выставленная вокруг понтонов, бежала с места, оставив после себя ящики с вещами и едой – из-за того, что Росатом и Минобороны не смогли согласовать доплаты охранникам «за вредность» и обеспечить их спецодеждой. Местные жители тоже требуют выплаты компенсаций за причиненный выбросом радиации в атмосферу ущерб, а также хотят, чтобы испытания ракеты «Буревестник» с ядерным двигателем перенесли на Новую Землю, где они проводились ранее.

Новые фотографии понтонов, которые впервые в полном разрешении опубликовало Радио Свобода, позволяют подробно рассмотреть расположенное на них оборудование: его состав и характер повреждений поддерживает версию, что взрыв произошел под водой при попытке поднять на поверхность компактный ядерный реактор.

Утром 2 сентября информационное агентство «Беломорканал» опубликовало видео, снятое 31 августа рядом с двумя понтонами, оказавшимися у берега Двинского залива рядом с селом Нёнокса после взрыва на морском полигоне ВМФ. На видео показан замер радиационного фона, и его уровень рядом с понтонами существенно превышает допустимый. Радио Свобода впервые опубликовало фотографии понтонов в высоком разрешении: на одном из них журналисты обнаружили подъемный кран, дизель-генератор, а главное – небольшой желтый контейнер для транспортировки опасных радиоактивных отходов.

В сочетании с данными Росгидромета, опубликованными 26 августа и показывающими, что в результате взрыва в воздух были выброшены короткоживущие радиоактивные изотопы, эти фотографии позволяют окончательно сосредоточиться на версии аварии малогабаритного ядерного реактора. Наличие на одном из понтонов подъемного крана также подтверждает выдвинутую в прошлом расследовании Радио Свобода версию о том, что ЧП в Нёноксе произошло при попытке поднять со дна испытанную ранее ракету.

Судя по всему, желтый контейнер был предназначен для выгрузки с поднятой ракеты ядерного топлива, однако сделать это участники операции не успели. Взрыв, который им помешал и унес жизни по меньшей мере семи человек, по одной из версий, мог произойти из-за особенностей состава морской воды в Белом море: на поверхности она гораздо менее соленая, чем на глубине, – в отличие от Баренцева моря, где анонсированную Владимиром Путиным ракету с ядерным двигателем «Буревестник» испытывали ранее. Впрочем, эта и другие версии без дополнительной информации пока обречены на то, чтобы оставаться лишь догадками.

«Сотрудники Росатома оставили продукты, вещи – просто бежали»

31 августа в Нёноксе состоялся народный сход, во время которого перед жителями села выступил северодвинский эколог и общественник Алексей Климов. Он рассказал, что 30 августа прошел пешком от деревни Солза, расположенной на окраине Северодвинска, до Нёноксы, производя замеры радиационного фона. По данным Климова, на берегу и в лесах на этом отрезке пути фон не превышал естественного и составил от 9 до 14 микрорентген в час.

Климов призвал местных жителей не бояться собирать грибы и ягоды на своих участках и в лесу, но посоветовал повременить с ловлей рыбы (именно рыбаки, как рассказывало Радио Свобода ранее, стали непосредственными свидетелями взрыва на полигоне). В этот же день, 31 августа, северодвинский журналист Николай Карнеевич вместе с группой местных жителей смог подойти на рекордно близкое расстояние к понтонам, которые оказались у берега после взрыва 8 августа, – примерно на 150 метров. Здесь результаты замеров были уже совсем другими: 70–154 микрорентген в час при естественном радиационном фоне в 20 микрорентген.

На видео встречи Климова с жителями Нёноксы заметно, что многие из них спустя почти месяц после случившегося крайне возмущены отсутствием детальной информации о происшествии. Карнеевич, который тоже был на этой встрече, описывает свои впечатления от настроений в поселке так:

«Основное настроение – тревожная тишина. Можно выделить несколько групп по реакции на происходящее. Во-первых, там живет довольно много пенсионеров, которые еще со времен СССР «выдрессированы» Министерством обороны по части испытаний на полигоне. Люди привычны к тому, что их часто просят на время покинуть свое жилье, уехать куда-нибудь, уйти ненадолго в лес, и их не сильно пугает даже этот инцидент с радиацией. Другая часть людей, похоже, просто опустила руки, считая, что испытания все равно будут проводить в том объеме, в котором это нужно государству и Минобороны. Но [еще одна] часть людей очень рассержена: требует рассказать, что произошло, провести исследования, показать их данные и выплатить денежные компенсации тем, кто собирается продолжать жить в Нёноксе, и тем, кто теперь собирается оттуда уезжать.

Однако даже та часть, которая настроена наиболее решительно, пока странным образом занимает выжидательную позицию: кажется, что они ждут, когда придет кто-то, кто спросит их, сколько им выплатить, когда выплатить и так далее. Люди ждут, но не готовы действовать сами. Возможно, потому что они боятся, что за ними придут. Такие прецеденты уже были: к одному местному жителю, который замерял радиацию у понтонов примерно через неделю после 8 августа и намерял там 750 микрорентген в час, пришли и взяли с него подписку о неразглашении – после того как он попытался выложить фото с этими показаниями в интернет».

По словам Николая Карнеевича, который ссылается на разговоры с жителями Нёноксы, один понтон вынесло на берег моря спустя сутки после аварии 8 августа, а вот второй – со следами повреждений, которые были заметны еще на предыдущих фото, найденных и опубликованных Радио Свобода, – к берегу притащили два буксира примерно через пять дней. Именно после этого местные жители и бросились замерять радиацию в этом месте.

Вскоре Росатом выставил вокруг понтонов охрану – «то ли из местных военных, то ли свою собственную». Однако, как говорит журналист, охранники оттуда просто бежали: местные обнаружили это, в очередной раз приехав к понтонам и увидев брошенные вещи и продукты. «Это было похоже на панику. Говорят, что охрана спрашивала о процентах за вредность, требовала специальные средства защиты. Видимо, Росатом или Минобороны не могли им этого предоставить, и они просто уехали».

Берег Двинского залива в районе нынешнего местонахождения понтонов, вид в сторону Нёноксы

Берег Двинского залива в районе нынешнего местонахождения понтонов, вид в сторону Нёноксы

В открытых источниках Радио Свобода не удалось найти свидетельство того, что берег в районе понтонов какое-то время охранялся, однако на форуме местных рыбаков есть сообщение о том, что как минимум акватория Двинского залива в районе места взрыва была перекрыта для прохода рыбацких катеров и лодок еще 10 августа.

Нёнокса – закрытый поселок, правила въезда в него довольно строгие. Как следует из нескольких сообщений в сообществе «Нёнокса в сердце моем» в социальной сети «ВКонтакте», с середины прошлого года списки гостей в войсковую часть, к которой приписан полигон, надо подавать раз в месяц – если не успел, до следующего «окна» оформить пропуск нельзя. Несмотря на это, попасть в Нёноксу и к понтонам может любой: например, у самого Карнеевича такого пропуска никогда не было.

«Официально пропуск нужен, – говорит он, – если вы пользуетесь услугами общественного либо частного транспорта. Неофициально – на территорию могут попасть разные люди, все-таки она довольно далеко от цивилизации, каждый встречный туда обычно [сам] не пойдет». По словам еще одного источника Радио Свобода в Северодвинске, пожелавшего сохранить анонимность, пройти по берегу Двинского залива из Северодвинска в Нёноксу и попасть в поселок без пропуска можно было всегда, обойти надо было лишь фрагмент береговой полосы непосредственно напротив войсковой части.

Так или иначе, сейчас подойти к понтонам можно свободно, говорит Карнеевич: «Даже если допустить, что на сами понтоны никто не полезет из страха, в 150 метрах от них, на пляже, рядом с местом впадения реки Верховка в Белое море, тоже лежат обрезки тросов, канатов, специальная одежда белого цвета. Все это достаточно серьезно «фонит», так что можете себе представить, как должны фонить сами понтоны».

На этом фото – предположительно, выброшенный специальный защитный костюм. Обратите внимание на голубую полосу: такие же есть, к примеру, на одном из комбинезонов химической защиты, представленном на российском рынке. Если верить описанию, комбинезон предназначен, в числе прочего, для «защиты от проникновения радиоактивных частиц».

Что до версий случившегося, циркулирующих среди жителей Нёноксы, то они разнообразны, хотя чаще всего и сводятся к разговору о подъеме ранее затонувшей ракеты – правда, сейчас, после выхода нескольких материалов в СМИ на эту тему, уже трудно сказать, не являются ли эти версии следствием таких публикаций. Некоторые из версий звучат довольно экзотично, хотя их правдивость допускало в предыдущем расследовании и Радио Свобода: так, один из жителей Нёноксы рассказал Николаю Карнеевичу, что это не первая попытка поднять «Буревестник» со дна моря. По словам этого человека, после неудачного запуска зимой 2017–2018 года ракета «упала прямо на лед и лежала там, пока при потеплении не ушла под воду». Как ранее удалось установить Радио Свобода, в конце октября 2018 года в районе полигона ВМФ в Нёноксе было замечено судно Росатома для сбора радиоактивных отходов, его присутствием сопровождались и августовские события. Возможно, в октябре ракету не испытывали, а тоже пытались достать после еще более раннего испытания, но по какой-то причине решили отложить операцию на более поздний срок. В одном рассерженные жители Нёноксы единодушны, как можно судить по видео «сельского схода»: они не сомневаются, что на полигоне испытывали ракету с ядерным компонентом, и требуют вернуть такие испытания на полигон на Новой Земле, где они проходили ранее.

Благодаря свободному доступу к понтонам Николай Карнеевич не только снял видео в рекордной близости от них, но и сделал целый ряд качественных фото в высоком разрешении, которыми любезно согласился поделиться с Радио Свобода. На основании этих снимков нам удалось выяснить еще несколько подробностей о случившемся 8 августа и подтвердить предыдущую теорию о том, что взрыв произошел при попытке достать некий предмет из воды.

ТУК-ТУК, кто в домике живет?

На приближенной фотографии поврежденного понтона можно достаточно подробно рассмотреть оставшееся на нем оборудование. Самое явное разрушение – упавший на бок кран-манипулятор, стрела которого помяла контейнер синего цвета.

Радио Свобода удалось установить марку этого крана-манипулятора: судя по различимым на фотографии элементам, это КМУ итальянской фирмы Fassi, которая производит широкую номенклатуру популярных в России коммерческих подъемных устройств, в том числе в морском исполнении – для установки на палубу судна. Представитель российского дилера Fassi, которому Радио Свобода направило фрагмент снимка, предположил, что это модель из ряда F85-F125, грузоподъемностью (при минимальном вылете стрелы) от 4,5 до 5,5 тонн. Впрочем, в ассортименте Fassi есть модели и более высокой грузоподъемности.

Кран упал вместе с металлической рамой (черная, с желтыми отметками), которая, вероятно, служила его основой для надежного крепления к палубе понтона (так же этой цели служил бетонный противовес, который можно заметить на другом фото). Стрела КМУ помяла крышу синего контейнера, на которой можно различить устройство с выхлопной трубой: мы предполагаем, что это глушитель дизель-генераторной установки, которая и размещена в контейнере. Дизель-генераторы такой компоновки с глушителем на крыше контейнера достаточно широко представлены на рынке, в основном их предлагают для арктических станций.

Левее упавшего крана видна металлическая конструкция с V-образным ложементом. Радио Свобода предполагает, что это кантователь – механическое устройство, предназначенное для фиксации объектов и их поворота под различными углами, своего рода большие тиски. Форма кантователя намекает на то, что он предназначен для работы с цилиндрическими объектами. Дает ли он возможность поворачивать объект или просто служит подставкой, по снимку понять сложно.

Левее, в глубине палубы понтона, можно заметить также лежащий на боку цилиндрический объект с желтым основанием и серо-коричневым верхом. Это может быть контейнер для транспортировки высокоактивных ядерных отходов – так называемый ТУК (транспортно-упаковочного контейнер). Похожий ТУК можно найти в презентации (.pdf) немецкой компании Siempelkamp для выставки «Атомэкспо-2014»: «особый контейнер» выглядит как бочка желтого цвета, в которой размещен чугунный вкладыш биозащиты с отверстиями для ядерных материалов. При аварии этот вкладыш мог наполовину выехать из бочки, поэтому на фотографии из Нёноксы ТУК кажется состоящим из двух частей.

Контейнер для радиоактивных отходов производства немецкой компании Siempelkamp

Контейнер для радиоактивных отходов производства немецкой компании Siempelkamp

Наконец, последний из явно различимых объектов на этом понтоне – две лестницы, которые могут быть водолазными трапами. Верхняя часть одной из лестниц повреждена. При этом сам трап поднят: если он использовался для подъема водолазом, то в момент взрыва тот уже был на платформе. О ранениях и последовавшей гибели военного водолаза во время аварии в Нёноксе ранее писалоиздание Newsader.

Понтон №2

Благодаря хорошему разрешению фотографии второго понтона можно различить индексы одного из синих контейнеров: LCLU 201111 22U1. Вторая группа символов указывает на тип контейнера: стандартный 20-футовый высотой 8 футов 6 дюймов (22) с открытым верхом (U1). Действительно, можно заметить, что верх контейнера закрыт тентом, прикрепленным с помощью перетяжки на люверсах. Буквенный код LCLU позволяет установить его владельца. Это петербургская компания «Контейнер Лизинг», предлагающая транспортные контейнеры в аренду и продажу. Обнаружить экономические связи «Контейнер Лизинга» с НИИЭФ, Атомфлотом или Минобороны РФ Радио Свобода не удалось, впрочем, контейнер в Нёноксе мог несколько раз сменить владельцев.

Как же выглядело все это оборудование накануне аварии 8 августа? Судя по спутниковому снимку с причала на территории предприятия «Севмаш», оба понтона были загружены еще в конце июля – уже тогда на них были размещены контейнеры, кран-манипулятор, кантователь и другое оборудование.

Радио Свобода предполагает, что для выполнения работ 8 августа понтоны были сцеплены между собой и находились в 3–5 километрах от берега напротив Нёноксы в Двинском заливе. Кран, прикрепленный к палубе с помощью специального основания, мог использоваться как для подъема затонувшего ранее объекта со дна, так и для манипуляций с ним на борту одного из понтонов. Кантователь или подставка могли служить тисками для работы с лежащим рядом желтым контейнером для радиоактивных отходов, ТУКом, предназначенным для транспортировки радиоактивных материалов. Также на понтонах было несколько стандартных грузовых контейнеров, один – с дизель-генераторной установкой, другой с открытым, но затянутым тентом верхом, третий – с жесткой крышей.

Интересно, что на первых опубликованных Радио Свобода снимках понтонов дверцы этих контейнеров закрыты, а на снимках Николая Карнеевича – открыты. Возможно, уже после того, как первый понтон прибило к берегу, военные или сотрудники «Росатома» что-то оттуда забрали: например, документацию или оборудование, ценность и секретность которого были выше, чем риск получить опасную дозу облучения.

Понтон на неповрежденной платформе, контейнер – с закрытыми дверцами. Фотография, предположительно, сделана 17 или 18 августа

Понтон на неповрежденной платформе, контейнер – с закрытыми дверцами. Фотография, предположительно, сделана 17 или 18 августа

В процессе работы над этим расследованием Радио Свобода обратило внимание на комплекс оборудования, созданный научно-производственной фирмой «Сосны» из Димитровграда. Он предназначен для вывода из эксплуатации плавучей технической базы (ПТБ) «Лепсе» (судно-заправщик атомных ледоколов), в частности, для выгрузки отработавшего ядерного топлива, скопившегося в баках плавучей базы, – работы проводились в 2015–2018 годах. В состав этого комплекса входит кран-манипулятор, близкий по параметрам к КМУ Fassi, и специальная «переходная плита» для крепления крана к палубе (она напоминает металлическое основание для КМУ на фотографии понтона). На одном из снимков на сайте «Сосен» манипулятор производит погрузку отработавшего элемента ядерного топлива реактора (стержня-ТВЭЛа) в бочкообразный контейнер, напоминающий по форме и размеру тот, что виден на палубе понтона в Нёноксе. Еще один проект того же НПО «Сосны» – крупнотоннажный «транспортный пакет» на основе стандартного ISO-контейнера без крыши для перевозки цилиндрических ТУКов.

Маловероятно, что НПО «Сосны» имело отношение к военным работам в Нёноксе, но во многом совпадающий по составу набор оборудования указывает на то, что и устройства на борту понтонов могли использоваться для выгрузки и консервации ядерного топлива из малогабаритного реактора.

Выводы

Оборудование, которое Радио Свобода удалось разглядеть на снимках понтонов, аналогично тому, которое используется для демонтажа и консервации отработавшего топлива атомных реакторов, кроме того, кран мог использоваться не только для манипуляций с реактором, но и для подъема аварийной ракеты со дна Двинского залива. На факт подводных работ дополнительно указывают имеющиеся на одном из понтонов трапы, предположительно, для водолаза (или водолазов).

Характер повреждений на этих и более ранних фотографиях соотносится с версией о том, что взрыв произошел не на самой платформе, а под водой или прямо над поверхностью. Об этом можно судить по тому, что на более ранних снимках, где поврежденный понтон находился на отдалении от берега, его задняя часть выглядит подтопленной – вероятно, были смяты или пробиты некоторые секции поплавков. Об этом же говорят и вмятины на торцевой части поврежденной платформы. В то же время основные повреждения на палубе вызваны падением крана, а на контейнере с дизель-генератором нет очевидных следов воздействия пламени.

В красном четырехугольнике – место, где в результате предполагаемого взрыва листы обшивки понтона вдавило в его каркас

В красном четырехугольнике – место, где в результате предполагаемого взрыва листы обшивки понтона вдавило в его каркас

Мы считаем новые фотографии еще одним аргументом в пользу версии, что авария произошла при неудачной попытке подъема ранее потерянного в акватории боевого устройства с ядерной энергетической установкой на борту – это могла быть крылатая ракета «Буревестник» или новая система подводного вооружения «Посейдон».

Независимый эксперт по ядерным технологиям Валентин Гибалов отметил в комментарии Радио Свобода, что состав обнаруженных в воздушных пробах Росгидрометом радионуклидов похож на последствия вспышки самопроизвольной цепной реакции в реакторе, в то же время эксперт подчеркивает, что состав «осколков» в этом случае не является полным. Среди экспертов до сих пор нет единой версии того, как именно такая цепная реакция могла возникнуть. Основная гипотеза: в процессе подъема ядерного устройства из реактора выпал специальный защитный стержень, сдерживающий запуск реактора до окончания работы первой ступени. Альтернативная гипотеза: запуск реактора (его выход на критичность) мог произойти в результате смены среды – воды на воздух или соленой воды в глубине залива на более опресненную воду в поверхностных слоях. Гибалов видит несостыковки в каждой из этих версий: риск нештатного удаления стержня должен был бы особо учитываться при любых манипуляциях с реактором, а переход на критичность из-за изменения среды или теплоносителя означает слишком экзотическую конструкцию ядерной установки.

Специалисты французской неправительственной организации CRIIRAD, занимающейся вопросами радиационной безопасности, которых Радио Свобода попросило прокомментировать снятое агентством «Беломорканал» на берегу возле понтонов видео, подчеркнули, что, судя по показаниям дозиметра, пляж небезопасен и должен пройти обязательную деактивацию:

«Власти должны собрать радиоактивные платформы и их обломки, произвести замеры уровня радиоактивности воды, песка, флоры и фауны. До этого момента ни в коем случае нельзя выходить на побережье без дозиметра и защитной одежды и прикасаться к выброшенному на берег мусору и обломкам, как минимум, без защитных перчаток. Особое внимание следует уделить опасности вдыхания радиоактивных веществ, в том числе плутония. Нельзя забывать, что радионуклиды с понтонов легко переносятся ветром», – предостерегает директор по исследованиям CRIIRAD Брюно Шарейрон.

Автор: Марк Крутов; Радио Свобода

Читайте также: