Примирение на фоне обострения. Какие капканы готовят оккупанты новой украинской власти

Примирение на фоне обострения. Какие капканы готовят оккупанты новой украинской власти
То, что происходит в последние несколько дней на фронте, сложно назвать каким-то другим словом, кроме обострения.

Постоянные обстрелы наших позиций, прифронтовых поселков и городов артиллерией калибра 122 и 152 мм, минометами 120 мм и даже реактивной артиллерией. Причем в той же Марьинке дошло до применения боевиками зарядов для разминирования УР, которые наносят колоссальные разрушения. География обстрелов очень широка — от пригорода Горловки Кодема до приазовской Староигнатьевки.

И то, что у наших военных и у гражданских нет потерь, а только раненные и травмированные, — большая удача и результат планомерной работы по укреплению позиций.

Мало того, противник уже в открытую использует и новейшую российскую технику — чего стоит, например, контрбатарейная РЛС «Зоопарк-1» или беспилотник «Элерон» на Светлодарском направлении, где ныне стоит полк НГУ «Азов».

Стоит отметить, что ответный огонь открывается в каждом таком случае, и потери противника достаточно велики. Понятно, что полностью масштабы оценить невозможно ввиду информационной закрытости оккупированных территорий, однако некоторые факты все же имеются.

Не так давно «омбудсмен» от «Донецкой Народной Республики» заявила, что только за неделю с 21 по 28 июня погибли «шесть военнослужащих Республики». А в целом с 1 января, по этим же фактически единственным данным, погиб 91 «военнослужащий» и еще 77 были ранены.

Что бросается в глаза в первую очередь — соотношение между убитыми и раненными. По всем военным стандартам оно совсем другое — раненных всегда больше. Такой невнятный разрыв в цифрах может свидетельствовать либо о подтасовке данных (и раненных гораздо больше), либо о печальном состоянии медицинской помощи на фронте (когда каждому раненному просто не успевают оказать квалифицированную помощь).

В любом случае эти потери гораздо больше наших — а стоит учитывать, что это только данные по оккупированной территории Донецкой области, а есть мнение, что на Луганском направлении потери не меньше. Ведь по официальным данным, по боевым причинам за этот же период в зоне проведения войсковой операции погибло 50 военнослужащих.

А учитывая соотношение человеческого потенциала оккупированных территорий и всей остальной Украины — это крайне неприятные процессы. Поэтому сейчас нередки случаи, когда противник просто бросает свои позиции (как это было с «Дерзкой») из-за банальной нехватки личного состава для ротации. В минус идет и контрактный метод формирования.

Однако кроме активизации боевых действий на фронте стоит отметить и еще целый пласт событий, которые тем или иным способом влияют на ситуацию на линии соприкосновения на Донбассе.

28 июня в аэропорту Минска представители оккупационной администрации передали Виктору Медведчку, который ныне баллотируется в депутаты Верховной Рады и считается неформальным представителем в Украине президента России, четырех украинских заложников, которые незаконно удерживались на территории ОРДЛО: Дмитрия Великого, Якова Веремейчика, Эдуарда Михеева и Максима Горяйнова.

Несмотря на то что в российских и близких к оккупационным властям СМИ это предоставляется как акт благородства и такое прочее, однако, как видится, на самом деле это очередная ловушка для новой украинской власти.

Дело в том, что по украинским законам как минимум по троим переданным заложникам у контрразведчиков и просто следователей есть масса крайне неудобных для них вопросов.

Так, тот же Яков Веремейчик 26 мая 2018 г. вместе с другим своим сослуживцем Юрием Евтушком из 14-й отдельной механизированной бригады был захвачен боевиками в «серой зоне» во время попытки перейти на другую сторону. По горячим следам они оба были объявлены дезертирами. Так это или нет теперь придется разбираться следствию.

Эпическая история с другим освобожденным — Дмитрием Великим. Согласно официальным данным (например, розыскная карта на сайте МВД Украины) это дезертир из 25-й десантно-штурмовой бригады. Сбежал из части в 2016 г., а потом поехал на заработки в российском Одинцово. Закономерно был «выслан» в «ЛНР», где получил 15 лет лишения свободы по статье «Совершение террористической деятельности».

Или, например, крайне невнятная ситуация с Эдуардом Михеевым. До войны проживал в Луганской области. По некоторым данным, успел засветиться в протестах и даже повоевать против Украины. Летом 2017 г. выехал в Украину для оформления пенсии и выплат. Вернулся на родину и был схвачен местным «МГБ», получил 12 лет тюрьмы за «шпионскую деятельность в пользу СБУ».

Единственным военнослужащим, который относительно чист перед органами, — это старшина 53-й бригады Максим Горяинов, который попал в плен вместе с другими военнослужащими, когда 29 мая 2019 г. их КАМАЗ заехал на неподконтрольную территорию в районе Новотроицкого. И еще — вопросов этот случай до сих пор вызывает достаточно много, и не удивлюсь, если окажется, что военнослужащие нарушили всевозможные предписания и чисто теоретически могут и должны понести за это наказание (как минимум дисциплинарное).

Таким образом, любое уголовное преследование бывших заложников приведет к огромному медийному скандалу, который будет раздуваться подконтрольными Россией СМИ (владельцем большинства из которых является все тот же Медведчук). Что это значит в условиях предвыборной кампании, предсказать несложно.

И еще. Под прикрытием обострения на фронте раскачивается ситуация на прифронтовых территориях. Так, в прифронтовом Угледаре (между Курахово и Докучаевском) ныне бастуют рабочие двух шахт. Причем бастуют агрессивно — перекрыли выезды, жгут покрышки. Местная полиция не вмешивается, но явно на их стороне.

Причина якобы экономическая — шахты принадлежат Ринату Ахметову, но рабочие непонятно почему требуют от Зеленского погашения задолженности за два месяца и повышения зарплат. При определенной медийной накачке и этот случай можно использовать для дестабилизации ситуации во всем регионе — особенно если, например, будет принято решение о силовом разгоне (что является самым простым решением, а как известно, нынешняя власть склонна именно к ним).

В целом же можно говорить, что ситуация на линии соприкосновения на Донбассе и вокруг нее за последний месяц сильно обострилась, и чем оно закончится — абсолютно непонятно. Тем более, на фоне того, что Россия почувствовала поддержку Европы и беззубость новых украинских властей и вполне может решиться на очередную военную авантюру.

Автор: Михаил ЖИРОХОВ, военный эксперт; Деловая столица

Читайте также: