Донбасский след. Кто в Украине покупает белорусский уголь, которого не существует

епонятно, как так выходит, что огромное количество угля из Беларуси в Украину выезжает, но не въезжает. Или государственное статистическое ведомство "не заметило" более 200 эшелонов с углем, которые пересекли северную границу страны?
Анализ статистических отчетов порой заставляет усомниться в таких базовых принципах мироустройства, как закон сохранения энергии/массы

Сотни тысяч тонн каменного угля и антрацита, экспортированного из Беларуси в Украину, дезинтегрировались в момент пересечения государственной границы.

Украина, в 2014 г. разом потерявшая все свои месторождения антрацита и значительную часть каменного угля, теперь вынуждена закупать их в большом количестве за рубежом. В том числе даже у агрессора, который, собственно, наши месторождения и захватил. Гордость уступила место необходимости сохранить экономику.

Сегодня ситуация на угольном рынке такова, что для него характерен большой объем «серых» сделок — как с неустановленными партнерами, так и проходящих мимо какого-либо государственного учета. Иногда выявить такие сделки становится возможным, только сравнив статистику внешней торговли разных стран. Вот, например, как статистика оценивает торговлю углем между Беларусью и Украиной.

Не добытый и не ввезенный, но проданный и поставленный

Данные белорусского государственного статистического ведомства (Белстат) о торговле углем гласят: в 2017 г. белорусский экспорт (продажа) каменного угля в Украину составил 0,6 тыс. т на сумму $63 тыс. В 2018-м — 588,5 тыс. т на $50,3 млн (рост поставок за год — в 980 раз). А вот данные по антрациту: в 2017 г. белорусский экспорт антрацита в Украину составил 0,3 тыс. т. В 2018-м — 102,2 тыс. т на $8,8 млн (рост поставок за год — в 340 раз).

А вот данные Госстата Украины: в 2017 и 2018 гг. из Беларуси в Украину уголь вообще не завозили. То есть на 30-метровой «ничьей земле» между границами Беларуси и Украины бесследно исчезли 692 тыс. т хорошего угля.

В этих цифрах вообще много прекрасного и удивительного. Начиная с того, что в Беларуси нет собственных месторождений каменного угля и антрацита. Есть только бурый уголь (около 150 млн т), который немного используют в деревенских котельных и подпольных самогонных заводах на Полесье. То есть уголь вообще не фигурирует в белорусском энергетическом балансе, потребляется разве что на железной дороге и в мелких ведомственных котельных.

Однако республика активно покупает каменный уголь — в основном в России (1273,5 тыс. т в 2018 г.) и Казахстане (374,9 тыс. т в 2018 г.). И продает его другим покупателям: кроме Украины в 2018-м его у Беларуси активно покупали страны ЕС (265,4 тыс. т), в основном Польша (261,9 тыс. т). Что до антрацита, то его Беларусь в 2018-м купила у России 173 тыс. т. Из которых 102,2 тыс. т продала Украине.

То есть с белорусским балансом по углю все более-менее понятно. Непонятно, как так выходит, что огромное количество угля из Беларуси в Украину выезжает, но не въезжает. Или государственное статистическое ведомство «не заметило» более 200 эшелонов с углем, которые пересекли северную границу страны?

Донбасский след

Официально Беларусь покупает уголь у России и Казахстана, но что реально находится в вагонах, пересекающих границу между РФ и РБ, понять бывает сложно. Еще в июне 2015 г. в украинских и белорусских СМИ впервые появилась информация о том, что с территорий «ДНР/ЛНР» в больших количествах вывозят уголь, в том числе на грузовиках с белорусскими номерами.

Тогда Наблюдательная миссия ОБСЕ на российских пограничных пунктах пропуска «Гуково» и «Донецк» в Ростовской области сообщала о многочисленных фактах вывоза угля из Донбасса в Россию. В отчетах говорилось о «большом количестве грузовиков, пересекающих границу в обоих направлениях» и о «перевозке самосвалами угля из Луганской области в РФ, грузовиками, зарегистрированными в РФ и Беларуси». Там же упоминалось, что за неделю количество грузовиков из Беларуси уменьшилось с 48 до 38 по сравнению с предыдущей неделей.

Позднее поставки угля из «ДНР/ЛН»Р на рынок стран ЕАЭС стали постоянными. В августе 2018 г. белорусское информагентство БелаПАН со ссылкой на свои источники сообщало, что из самопровозглашенных «Донецкой и Луганской народных республик» каменный уголь поступает в Польшу через Беларусь. Причем бизнес по реэкспорту угля через Беларусь контролируют россияне, упоминаемые как «ребята из Ростова».

Собеседник информагентства так описывал схему продажи донецкого угля полякам: «По-другому ты его никак не продашь, поэтому приходится так возить. Они добывают его в Украине, везут в Россию и делают его российским, а потом он уже как российский транзитом через Беларусь идет на Европу. Но некоторые поставщики из Польши не хотят спонсировать Донбасс, поэтому иногда еще приходится делать белорусские документы. А некоторые просто везут сразу же из Украины в Беларусь, потом уже в Беларуси перегружают в новые вагоны и везут в Польшу».

Эту схему раскрывали и польские журналисты, например Михал Потоцкий, который занимался расследованием на эту тему около года. По его словам, в Польше этим бизнесом занимаются небольшие частные компании из Зеленой-Гуры, Кракова и Катовице. «У некоторых из них чисто польский капитал, но есть и такие, у которых капитал сепаратистский. Некоторые продают антрацит, лучший сорт каменного угля, для промышленности, некоторые реэкспортируют его дальше на Запад, а некоторые делают из него другие продукты. Беларусь в этой схеме — страна-транзитер», — писал Потоцкий в польском издании Dziennik Gazeta Prawna.

Зафиксирован и такой факт: в 2017 г. представители «ЛНР» утверждали, что ведут с официальным Минском переговоры о поставках угля. Однако тогдашний вице-премьер Беларуси Владимир Семашко опроверг эту информацию.

Теперь источники «ДС» в Беларуси утверждают, что никогда нельзя сказать точно, чей именно уголь оказывается в вагонах на «входе» в страну — донбасский, кузбасский или вообще казахстанский. «Всем им торгуют в России одни и те же фирмы, они и сами могут не знать, что у них и где перемешалось», — сказал источник.

По Украине без следов

По информации Государственной службы статистики Украины, в 2018 г. украинские компании приобретали каменный уголь в странах Евросоюза, Африки и американского континента, а также только в трех странах СНГ — Казахстане, Молдове и России. Антрацит поставляли из России, Великобритании, Германии, Польши, Южной Африки. Причем наибольший объем как каменного угля, так и антрацита в прошлом году ввозился именно из России — соответственно 15,009 млн т на $1,8 млрд и 3,624 млн т на $387,3 млн.

Беларуси в этих данных нет. Возникает вопрос: почему купленный в Беларуси уголь не оставляет никаких следов во внешнеторговой статистике нашей страны? Пока ответ вырисовывается такой: поставками угля из Беларуси в Украину занимаются украинские компании, которые имеют статус резидентов Беларуси, но белорусского капитала в них нет.

При этом у белорусских чиновников есть «культ экспорта», они за него отвечают напрямую перед президентом. Поэтому Белстат охотно записывает весь вывезенный из страны уголь как экспортированный. В свою очередь, украинский Госстат не учитывает его как импорт, поскольку сделки идут между украинскими компаниями, либо заключаются, скажем, между украинской и российской компанией, а Беларусь для них становится лишь перевалочной базой.

Остается последний вопрос: кто именно закупает в Беларуси уголь для украинских нужд? Есть два главных потребителя энергетического угля. Первый — компания ДТЭК Рината Ахметова, и ее представители заявляют, что не делали поставок угля из Беларуси и не имеют никаких белорусских компаний-контрагентов.

Второй — госкомпания «Центрэнерго». Совпадение или нет, но в прошлом году ее пыталась приватизировать странная белорусская компания «Нефтебитумный завод». Ее к конкурсу не допустили, и в итоге приватизация не состоялась. Следующая попытка назначена на первую половину 2019 г.

По данным СМИ, «Центрэнерго» под маркой угля из ЮАР покупала у российского партнера уголь, добытый в ОРДЛО. Теперь белорусская служба «Радио «Свобода» в своем расследовании высказывает предположение, что после того скандала компания изменила схемы поставки угля из «ДНР/ЛНР», и теперь они идут через белорусскую территорию.

Сюда можно добавить, что главный украинский претендент на приватизацию «Центрэнерго» — компания «Укрдонинвест», которую после Революции достоинства приобрел выходец из Донбасса Виталий Кропачов.

Автор: Денис ЛАВНИКЕВИЧ; Деловая столица

Читайте также: