C МИЛИЦИЕЙ СУДЯТСЯ ЗА СЛЕЖКУ

Бывший краматорский ОБОПовец, участник резонансных телепрограмм Игоря Александрова, Олег Солодун подал в суд жалобу на неправомерные действия Управления МВД в Донецкой области. Солодун обвинил родную украинскую милицию в незаконной слежке за ним, говоря юридически, — в проведении в отношении него «незаконных оперативно-розыскных мероприятий».

На днях в Ворошиловском районном суде состоялось первое заседание по этой жалобе. Дело, вероятно, не имеет аналогов в Украине и интересно не только персоналиями его фигурантов, но и самим прецедентом защиты гражданином себя от внимания оперативников. Тем более, что его вполне можно считать если не частью, то одним из ответвлений дела Игоря Александрова. Ведь Солодун вместе с соратником Михаилом Сербиным является важным свидетелем по этому делу.

Напомним: в конце декабря генпрокурор С. Пискун заявил с парламентской трибуны, что Солодун и Сербин привлечены к расследованию убийства журналиста. А последние, в свою очередь, неоднократно заявляли о причастности к этому преступлению мафиозной группировки, возглавляемой и прикрываемой сотрудниками правоохранительных органов области. То есть мотив для слежки у наших «правоохранителей» имеется. Особенно актуальным он выглядит после загадочной смерти обвиненного в убийстве Александрова Юрия Вередюка. Вередюк умер в тот день, когда он решил посетить Краматорский ГОВД по поводу своей прописки…

Аргументируя свой иск, Солодун указывает, что 14 июня прошлого года в Краматорске был задержан некий гражданин К., у которого без проведения досмотра и составления протокола изъяли автомобиль. Сам К. без составления процессуальных документов до вечера находился в местном ОБОПе, откуда ушел так и не получив объяснений. На следующий день в помещении ОБОПа с К. беседовал сотрудник дружковской милиции (не ОБОПа) Бантуш (обвиненный Солодуном и Сербиным в причастности к убийству бывший руководитель Краматорского ОБОПа, неоднократный фигурант разоблачительных передач И. Александрова). Последний интересовался у К. информацией о Солодуне, Сербине и родственниках Солодуна. Поскольку беседа проходила без процессуального оформления, Солодун квалифицировал ее как оперативное мероприятие – разведопрос.

Также в жалобе приводится случай попытки вербовки друга Солодуна — гражданина Б. Последний даже записал на аудиопленку, как сотрудники ОБОПа предлагали ему «освещать жизнь и деятельность Солодуна и Сербина». Однако, несмотря на то, что по данному факту УБОПом Донецкой области проводились проверки, «никто из проверяющих не потрудился прослушать аудиозаписи бесед «вербовщиков» и «вербуемого».

Также приводятся примеры слежки за Солодуном и Сербиным из автомобиля сотрудника УБОПа и факты «массированной милицейской отработки (то есть незаконных обысков – авт.) производственной базы» родственников Солодуна.

При этом Солодун указывает, что он «никогда не привлекался ни к административной, ни к уголовной ответственности, несмотря на все мыслимые и немыслимые незаконные попытки милиции и прокуратуры привлечь меня к административной и уголовной ответственности».

Еще в апреле прошлого года, выступая в качестве свидетелей на процессе Вередюка, Солодун и Сербин заявили об имеющейся у них информации, что «в УМВД Украины в Донецкой области создана секретная группа из 7-8 сотрудников, которую возглавляет лично начальник УМВД Малышев. Основной целью группы является осуществление провокации в отношении Солодуна и Сербина, вплоть до физического устранения. Членом группы является тот самый подполковник Бантуш». Суд передал их заявление в прокуратуру. С тех пор проводилось несколько проверок, но никто из проверяющих, по словам О. Солодуна, вопреки законам и логике ни разу не встретился с ним. Хотя ход событий подтверждает возможность существования такой группы.

В исковом заявлении Солодун потребовал прекратить незаконные действия против него и «обязать УМВД Украины в Донецкой области возместить мне моральный вред в размере 50 000 тысяч гривен…».

В сентябре судья Ворошиловского райсуда Донецка И. Бухтиярова отказалась принять к рассмотрению жалобу Солодуна, ссылаясь на то, что она не подлежит рассмотрению в суде. Однако ее определение отменил Донецкий апелляционный суд и дело снова вернулось к Бухтияровой. В свою очередь, Олег Солодун заявил сегодня отвод судье, так как она, по его мнению, уже не может беспристрастно рассматривать это дело. Отвод не принят. Однако рассмотрение дела отложено до февраля в связи с требованием истца о технической фиксации процесса.

С. Гармаш, Центр исследовний социальных перспектив донбаса «Остров»

Читайте также: