ГЛАВНАЯ ВЕРСИЯ ДЕЛА ГОНГАДЗЕ

Что правда в деле Гонгадзе и что вымысел. Имена заказчиков похищения журналиста. В чем разница между Потебенько и Пискуном. Попадут ли Потебенько и Баганец под статью УК. Как Омельченко относится к Жиру и к «справкам СБУ». У кого диктофон и записи Мельниченко. Как «Антимафия» и МВД расследуют гибель семьи Ермаков.

Читайте об этом в интервью с председателем парламентской следственной комиссии по делу Гонгадзе Григорием Омельченко.

— Григорий Емельянович, дело Гонгадзе обросло уже таким количеством слухов, сплетен, откровенной «дезы», что непосвященному в нюансы расследования все сложнее разобраться: где же правда, какие версии реальные, а какие надуманные. Давайте отделим зерна от плевел: исходя из имеющейся в комиссии информации — какие версии сегодня можно смело отбросить?

— Записывайте: не нашла подтверждения версия министра внутренних дел Смирнова о причастности к убийству Георгия «Циклопа» и «Матроса», позже убитыe в драке на столичном рынке. Это признал и заместитель госсекретаря МВД Юрий Черкасов.

Мы также не нашли доказательств причастности «оборотней» к убийству Георгия. Я имею в виду банду, в которую входили сотрудники органов внутренних дел – часть из них арестована.

Фигурировала еще схема, на которой было указано место в пригороде Киева, где якобы прятали Георгия Гонгадзе. Она также не имеет отношения к делу.

В свое время Сергей Головатый заявлял о каком-то жутком самурайском обряде, совершенным убийцами над еще живым Гонгадзе. Головатый рассказывал, что журналиста пытали, с него живьем спускали кожу…

— Не было этого.

Утверждалось, что тело перед захоронением обработали неким раствором для ускорения процессов разложения.

— И этого не было. Зато мы установили, что труп с этой целью подвергли термообработке под высокой температурой.

Похитители сразу отвезли Гонгадзе в таращанский лес, где и убили?

— Нет, убили его в другом месте, и только потом привезли в Таращу.

«Орлы Кравченко» — это тоже миф?

— Отнюдь. Это основная версия, на которой наша комиссия сосредоточила внимание. Более того, это, очевидно, и основная версия Генпрокуратуры. Такой вывод я делаю из последних заявлений Святослава Пискуна, из выступлений заместителей руководителей прочих правоохранительных ведомств, которых в среду заслушали на Верховной Раде. Меня беспокоит любопытство: комфортно ли себя чувствует теперь замгенпрокурора Шокин, который буквально несколько недель назад заявил, что над версией «орлов» прокуратура вообще не работает.

Достаточно ли собрано доказательств в подтверждение этой версии?

— Еще в конце прошлого года комиссия сделала однозначный вывод: организаторами похищения Гонгадзе являются четыре человека. Это Кучма, Литвин, Деркач, Кравченко. Эти должностные лица квалифицируются частью 3 статьи 27 и частью 3 статьи 146 УК как организаторы похищения человека. А непосредственными участниками являлись «орлы Кравченко», используя его же терминологию. Все подтверждающие материалы мы с выполнением процессуальных требований передали в Генпрокуратуру. Туда же приложили заявление на имя генпрокурора, единогласно одобренное на заседании нашей комиссии, с требованием возбудить уголовное дело против четырех фигурантов.

То есть, по заключению комиссии упомянутая четверка и мыслей не имела убивать журналиста? Значит, была команда напугать, возможно избить Гонгадзе – как в случае с Алексеем Подольским? А дальше случилось нечто незапланированное, так называемый «эксцесс исполнителя»?

— Не хочу гадать. Наша дальнейшая работа и будет состоять в том, чтобы выяснить: Гонгадзе убили так сказать «планово» или нет. В процессуальном смысле это очень важно. Ведь если мы выясним, что это была не акция устрашения, что убийство планировалось изначально, тогда действия наших героев необходимо будет переквалифицировать. Они будут фигурировать уже как организаторы убийства, а не покушения, что в соответствие с УК намного серьезнее.

Где голова, зачем ее надо было отрезать?

— Склоняюсь к мысли, что Гонгадзе застрелили, очевидно не планировав этого, а потом, чтобы запутать следствие, решили голову спрятать.

По Вашим сведениям: есть шанс найти голову? Это позволило бы разрешить многие вопросы.

— Надеюсь, что правоохранительные органы ее найдут.

Коль есть заказчики, должны быть исполнители. Вы знаете их имена, живы ли они, где находятся? В свое время я называл четыре фамилии сотрудников службы криминального поиска, которые следили за Гонгадзе. Вы проверяли эту информацию?

— Здесь без комментариев. Пишите коротко – мы над этим работаем.

Хочется надеяться, что у кого-то из них заговорит совесть, а быть может – здоровый страх, инстинкт самосохранения – и этот кто-то явится с повинной в парламентскую комиссию или в Генпрокуратуру. Ну а пока этого не случилось, вы параллельно с четверкой заказчиков пытаетесь привлечь к уголовной ответственности экс-генпрокурора Потебенько и его заместителя Николая Баганца, ныне – прокурора Волынской области.

— Да, комиссия сегодня требует от генпрокурора Святослава Пискуна возбудить уголовное дело против Потебенько и Баганца – по ст.367 УК (должностная халатность). Помимо этого мы требуем уволить Баганца из органов прокуратуры. Я не исключаю, что комиссия переквалифицирует деяния Потебенько и Баганца в сторону «ужесточения» статьи. Мы еще не завершили работу по оценке их действий. На ближайшее заседание комиссии пригласим Потебенько, где будем рассматривать этот вопрос.

Зачем Вы так сурово? Имейте толику сострадания к Михаилу Алексеевичу. Человек уже в годах, подорвал здоровье в Чернобыле, народный избранник как-никак…

— Сегодня у меня есть все основания утверждать: Потебенько сознательно затягивал расследование дела Гонгадзе, разваливал его. Существует документ на имя Леонида Деркача, подписанный Михаилом Потебенько, в котором содержится распоряжение прекратить оперативно-розыскные мероприятия и сбор образцов голосов для экспертизы. Документ датирован декабрем 2000 года.

Именно от Потебенько исходила команда прокурору Таращанского района спрятать вещественные доказательства, обнаруженные при дополнительном осмотре места происшествия. В свое время комиссия вызывала таращанского прокурора и следователя на заседание. Но Потебенько «отправил» прокурора в госпиталь, а следователю приказал не являться в комиссию. Сам генпрокурор также игнорировал наши приглашения. Сегодня, как известно, прокурор и следователь арестованы. Меня волнует вопрос: дадут ли они на суде свидетельства против Потебенько? Я лично выступаю за самое суровое наказание в их отношении. Это должно стать уроком руководителям районного звена: выполнение преступных приказов также является преступлением. А следователь – лицо процессуально независимое и никакой прокурор, даже генеральный не в праве давать незаконые указания следователю. Если же они решатся рассказать на суде правду, я найду возможность убедить суд смягчить им приговор.

— Как повлияла на ход расследования смена руководителя Генпрокуратуры?

— В конце прошлого года комиссия заслушала генпрокурора Пискуна и его заместителя Шокина о расследовании делa Гонгадзе, Александрова и других. Деятельность прокуратуры была признана недостаточной. Мы предупредили генпрокурора, что если работа не будет активизирована, комиссия инициирует заслушивание Святослава Пискуна на Верховной Раде и выражение недоверия генпрокурору. Справедливости ради я должен отметить значительную разницу между тем, как велось, а вернее всеми способами блокировалось расследование при Потебенько, и как оно ведется сегодня.

В чем Вы эта разница заключaется?

— По решению комиссии генпрокуратура признала Робера Менара, президента организации «Репортеры без границ», законным представителем матери Георгия Леси Гонгадзе, чему категорически противились Алексей Баганец и Михаил Потебенько. По нашей же инициативе генпрокуратура назначила генетическую экспертизу в Швейцарии с отбором оригинальных носителей ДНК Георгия, предоставленных матерью. Результаты этой экспертизы уже находятся в материалах дела. Если Потебенько игнорировал деятельность парламентской комиссии, то Пискун, не разглашая тайны следствия все же дает нам необходимые разъяснения, помогает в работе. По моему требованию генпрокуратура провела ряд важных экспертиз. В частности, это позволило установить, что убийство было совершено не на месте захоронения трупа; мы выяснили, что перед захоронением тело подвергли термообработке.

Как члены комиссии восприняли письмо с версией убийства Гонгадзе, подписанное двумя сотрудниками милиции?

— Уже на следующий день на заседании комиссии в присутствии заместителей госсекретаря МВД Юрия Черкасова и Григория Епура письмо было рассмотрено. Комиссия приняла решение поручить МВД провести полную всестороннюю проверку приведенной в нем информации и установить действительно ли в органах внутренних дел работают сотрудники В.Савченко и В.Ковальчук, подписавшие письмо. Также поручено принять меры по обеспечению личной безопасности журналистки, использовавшей письмо для подготовки статьи в газете. Аналогичное обращение адресовано руководителю СБУ Владимиру Радченко. На том же заседании мы приняли достаточно специфические решения о проведении ряда оперативно-розыскных мероприятий, в детали которых естественно, вдаваться не стану. Тогда же мы в течении трех часов заслушивали заместителей министра внутренних дел Черкасова и Епура, а также заместителя главы СБУ Вандина.

Разрешите перейти к несколько иной теме. На днях из интервью с Александром Жиром, опубликованном в интернете я узнал, что вы сотрудничаете со структурами Виктора Медведчука. Знаете, стало даже не смешно. Там же обнаружил интервью с Юрием Швецом, которого в Украине идентифицируют по публикациям за подписью Петро Лютый. В обоих интервью – исповеди об отношениях с Мельниченко, с Вами. А еще – о происках СБУ, украденных деньгах и еще масса всяких гадостей. Честно скажу, ни то ни другое интервью поначалу даже не дочитал. А спровоцированы они были справками на Швеца и Жира, якобы подготовленными в недрах украинской спецслужбы. Справки эти я видел еще до появления интервью. Отказываюсь верить, что это дело рук спецслужбы – слишком тупо. Когда я узнал из них, что сайт «5 элемент» создан Швецом с целью «срубить» 15 миллионов долларов мне опять стало не смешно. Но почему Швец с Жиром так остро отреагировали на этот бред неясного происхождения? Мне настойчиво предлагали эти справки «легализовать» на сайте. Не представители спецслужбы, конечно. Но она в разговоре упоминалась. Хотя, повторю, верится в это с трудом. В противном случае, прав Швец – на черта содержать такую армию дилетантов! Но если сами справки выглядят просто глупо, то неприкрыто «базарные» интервью «обиженных» — по крайней мере неприлично. В частности, по отношению к Вам. Григорий Емелячнович, у вас с Жиром и вправду непримиримый конфликт?

— Олег, не хочу даже этой темы касаться, раздувать скандал на коммунальной кухне – скучное это занятие. При чем здесь какие-то личностные обвинения? Александр Жир сегодня – частное лицо. Если он действительно знает что-то важное в контексте дела Гонгадзе – его долг дать пояснения парламентской комиссии, прокуратуре. Ведь утаивание такой информации – это тоже есть преступление. Я же в нынешнем статусе председателя временной комиссии Верховной Рады по делу Гонгадзе и другим резонансным делам не могу заявлять что-то персонально: все решения голосуются членами комиссии. Поэтому обвинения лично в мой адрес просто беспочвенны.

Что же касается Саши Жира, то мы знаем друг-друга не один год и мое отношение к нему за это время не поменялось. Мы вместе с ним и Толей Ермаком ездили в США, где познакомились с Юрием Швецом. В один из таких вояжей у меня в Украине родился внук, назвали его Александром. Я всегда оказывал ему посильную поддержку при выдвижении его кандидатуры в парламент. А когда Саша не прошел и меня назначили председателем комиссии, которую до этого он возглавлял, мы на первом же заседании утвердили две должности заместителей председателя. На одну избрали Юрия Луценко, а вторую оставили вакантной. Идея была такая: на довыборах, как мы надеялись, Жир пройдет в Верховную Раду, его включат в нашу комиссию. Как мы планировали на заседаниях, я в сентябре должен был написать заявление о снятии меня с должности председателя, передать ему бразды правления, а сам перейти на свободную должность заместителя — чтобы сконцентрироваться чисто на процессуальной, следственно-оперативной работе. Но он в парламент не прошел. Мне кажется важным и интересным именно процессуальное закрепление материалов, собранных комиссией. А всяческие заявления, комментарии, выяснение личностных отношений – это совершенно неинтересно и бесполезно.

Что касается находящихся у Александра материалов следственной комиссии, то нынешний ее состав действительно очень остро отреагировал на то, что он не отдает их в работу. С заявлениями приобщить записи к материалам комиссии обратились также Мирослава Гонгадзе, Николай Мельниченко. На заседании было проголосовано решение еще раз адресовать Жиру требование вернуть записывающее устройство, имеющиеся записи и другие материалы.

Есть еще и «другие»?

— Есть. Это три компакт-диска, которые передал Брюс Кениг, фильм, снятый питерскими журналистами АЖУРа, и пр. Ведь Жир даже подпись свою не отставил о том, что документы из комиссии забрал. Почему-то на заседания не приходит, хотя мы его приглашаем…

Вам не кажется, что на первый взгляд бездарная подметная «объективка» на Швеца оказалась весьма результативной: возникла прямая конфронтация между соратниками-офицерами, теми немногими, кто действительно желает отыскать убийц Гонгадзе?

— Не думаю, что результат достигнут: по крайней мере, я ни в каких склоках участвовать не намерен. У комиссии слишком много работы, чтобы отвлекаться на такое.

Я не задал Вам еще один важный вопрос, с которого наверное, следовало начинать разговор: как погиб Анатолий Ермак? Очень многие не принимают на веру заявления МВД о том, что это было тривиальное ДТП. Сообщалось, что с первого дня на месте аварии независимо работали представители вашей «Антимафии». Мне известно, что среди них были опытные оперативники, которые тщательно все отработали, отсняли на пленку, проанализировали. Говорят, там действительно был опасный участок дороги с обледенением. К какому результату пришли Ваши товарищи?

— Давайте подождем немного. Окончательные выводы делать рано. Есть соответствующее поручение спикера Литвина в адрес МВД. Есть распоряжение заместителя госсекретаря МВД начальника Главного следственного управления Петра Коляды. По этому вопросу у нас с Колядой полное взаимопонимание. Милиция работает очень тщательно, назначены все возможные экспертизы. «Антимафия» также продолжает работать над этим. Чтобы делать какие-то заявления, нужно просто дождаться окончательных выводов.

Подготовил Олег Ельцов, «УК»

Читайте также: