СЛЕДСТВЕННЫЙ ДЕРЕБАН

Госсекретарь Министерства внутренних дел Украины Александр Гапон опровергает сообщения ряда СМИ о том, что руководство МВД высказывалось за лишение прокуратуры функций следствия. Об этом сообщил на днях влиятельный «Интерфакс-Украина» и все с умным видом стали обсуждать эту животрепещущую тему. А по нашему мнению, все достаточно примитивно: силовики «деребанят» подследственность, или по-простому: происходит перераздел сфер влияния между ведомствами. Бой идет за самый лакомый кусок – экономические преступления. В интервью агентству «Интерфакс-Украина» в пятницу Александр Гапон сообщил, что руководство МВД высказывалось лишь за перераспределение некоторых статей Уголовного Кодекса в части их подследственности.

Ранее некоторые СМИ распространили информацию со ссылкой на заявление А.Гапона о том, что МВД якобы выступает за прекращение расследования уголовных дел прокуратурой и выведение следователей из ее состава.

В свою очередь в четверг в интервью агентству «Интерфакс-Украина» заместитель генерального прокурора Украины Алексей Баганец сообщил, что 3 июня, в Генпрокуратуру поступило письмо за подписью заместителя госсекретаря МВД Петра Коляды, в котором руководство МВД предлагает вновь внести изменения в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) и перераспределить подследственность уголовных дел о преступлениях в сфере хозяйственной деятельности. Автор письма мотивирует свою позицию тем, что следователи органов прокуратуры перегружены. А.Баганец сообщил, что Генпрокуратура не согласна с доводами руководства МВД и выступает против этой инициативы.

Действительно, прокуратура работает на износ, как собственно, и остальные силовики. Достаточно ознакомиться с любым докладом милицейского или прокурорского генерала, чтобы узнать какие неимоверные лишения и буквально космические перегрузки приходится выдерживать людям в погонах, дабы с честью исполнить свой профессиональный долг. При этом всякий раз подобная тирада завершается фразой о необходимости повышения финансирования, увеличении численного состава. Но почему-то никто не просит ограничить ведомство в полномочиях, порой ему – ведомству – несвойственных.

Так и на этот раз: прокуратура отнюдь не желает расставаться с функциями ведения следствия, да еще по таким любопытным видам преступлений как экономические. Это ведь только по Конституции (Раздел VII, статья 121) прокуратура ограничивает свою деятельность поддержанием гособвинения в суде, представлением интересов государства или гражданина – там же, надзор за исполнением законов органами, занятыми оперативно-розыскной деятельностью, дознанием и досудебным следствием. Кроме того, за прокуратурой остался надзор за соблюдением законности при исполнении судебных решений по уголовным делам и в некоторых иных случаях.

Казалось бы: живи и радуйся! Столько лишнего с плеч прокурорских долой. Не надо заниматься следствием, которое отнимает столько сил, не надо влазить в эти скандальные расследования вокруг делишек Юлии Тимошенко и прочих оппозиционных деятелей, а также направлять безрезультатные запросы в парламент на предмет лишения прикосновенности очередного проворовавшегося избранника. Но радоваться стоит, руководствуясь логикой рядового гражданина. В нашем же случае начинают превалировать корпоративные, ведомственные интересы. У прокуратуры, в принципе, на должных, конституционных основаниях, собираются отнять часть полномочий, то есть власти. Но ни один генпрокурор, даже и.о., даже свеженазначенный, не отдаст без боя толики власти.

Впрочем, утверждать, что перейди все следствие в руки МВД – и жизнь станет сказкой – тоже большая ошибка. Ибо не факт, что изрядно разгрузившаяся прокуратура станет после этого лучше контролировать милицейских следователей (или ей дадут это делать). Вопрос о создании некоего отдельного и независимого следственного департамента, когда-то бурно обсуждавшийся наравне с идей создания Национального бюро расследований канул в лету. Механизмы создания объективного независимого и контролируемого следствия не созданы. Посему следственная деятельность остается весьма привлекательной, ибо в такой ситуации можно весьма умело и не без пользы для ведомственного бюджета и личного кармана «расследовать» преступления, прежде всего экономические. Ни для кого не секрет, что сегодня многочисленная армия «спонсоров», рвущихся помочь материально обедневшим прокуратуре, МВД, налоговикам, СБУ пополняется зачастую в ходе следствия против них же, либо под угрозой возбуждения уголовного дела. И никто не рвется просвещать общественность: сколько же дел закрывается по статьями 6.2 и прочим модным пунктам УК.

И если с дядьки, укравшего мешок комбикорма много не возьмешь, то с коммерсанта, укравшего пару заводов, получится вполне приличный спонсор правоохранительного ведомства. Поэтому и разворачивается такая война именно за право расследовать экономические преступления. И можно предположить, что прокуратуре в конце-концов придется расстаться с свои ми следственными полномочиями. Но при сохранении статус кво принципов ведения следствия и контроля над этим процессом, подобная передача полномочий будет означать не более чем перераспределение средств подследственных – между прокуратурой и МВД.

На этом фоне более чем странным выглядит стремление главы СБУ Владимира Радченко отказаться от следствия по ряду категорий дел, не характерных для профиля спецслужбы. Об этом Радченко заявил вскоре после своего назначения. И его порыв выглядит весьма похвальным с точки зрения экономии бюджетных средств и соблюдения законности, но необоснованным с позиций ведомственного патриота. Увы, тогда же Радченко пообещал не давать интервью прессе, посему мы вряд ли сможем докопаться до корней такого инициативы первого человека в спецслужбе. Быть может, у СБУ существуют свои, специфические и более эффективные чем «следственный наезд» методы поиска спонсоров?

ОЛЕГ ЕЛЬЦОВ

Читайте также: