ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ВАЛЕРИЯ ПРЫЩИКА.ВЗРЫВООПАСНОЕ НАСЛЕДСТВО

Каждый из нас рано или поздно оставляет после себя наследство. Валерий Иванович Прыщик оставил своим детям, трем женам, матери и сестре то, что и положено – деньги и недвижимость. Кому больше, кому меньше. Но основное наследство «Прыща», которое сейчас настойчиво ищут самые разнообразные структуры – это страх. Чей-то страх, упакованный в аккуратные коробочки аудио и видеокассет. Взрывоопасное наследство Прыщика грозит уничтожением очень многих силовых и судейских карьер. Что особенно актуально сейчас, в свете недавнего президентского Указа о борьбе с коррупцией. Однако, не исключено, что первой жертвой этого пленочного динамита стал сам Валерий Прыщик.Впрочем, «Прыщ» был все-таки не первым. Потому что одной из первых жертв этого наследства стал некто Андрей Зозуля, хорошо известный в криминальных кругах украинской столицы. Он был двоюродным братом еще одного уголовного авторитета — Пули (Владимира Никуличева), признанного лидера киевского криминального сообщества, убитого еще в начале 90-х годов. Зозулю взорвали в январе 2002 года в раздевалке одного из киевских спортзалов. Тогда эту странную смерть объясняли тем, что Зозуля взял деньги на то, чтобы способствовать освобождению «Прыща» из СИЗО, но «порешать» вопрос не смог. За что и был наказан. Однако, знающие люди утверждают, что все обстояло несколько иначе. Несколько последних лет своей жизни Валерий Прыщик негласно документировал практически все свои телефонные переговоры и встречи с правоохранителями. То есть, у покойного собрался архив, которому мог бы позавидовать майор Мельниченко. Андрей Зозуля действительно брался решить вопрос с освобождением «Прыща» из под стражи с некоторыми высокопоставленными прокурорскими работниками и судьями. Причем, по требованию «Прыща», деньги Зозуле выдавались с условием непременного документирования переговоров. Когда же прошло несколько месяцев, но вопрос не решался, Прыщик потребовал вернуть деньги обратно. И посоветовал, в случае отказа пригрозить имеющимся аудиокомпроматом. Что Зозуля и выполнил. И вскоре взорвался в раздевалке спортзала на проспекте Воссоединения. Мы не знаем, в отношении кого именно прозвучала угроза обнародования недвусмысленных переговоров. В этом могла бы помочь распечатка телефонных переговоров Зозули. Но, похоже, она следствию в силу каких-то причин не помогла. Дело было закрыто с типичной формулировкой «неосторожное обращение со взрывчатыми веществами». Так же, как видимо, будет закрыто дело о недавнем покушении на «Киселя» или дело о взрыве Дарницкого суда. В современной жизни всегда есть место для такой трагической неосторожности.

Однако, проблема заключается в том, что записей разговоров, в которых высокопоставленные правоохранители за определенную мзду обещали некие незаконные услуги «Прыщу», существует много. И следствие интересуют именно они. Еще в ходе беседы с мамой Валерия Ивановича, автора удивило то, что следователи УБОП и прокуратуры настойчиво расспрашивали ее о каких-то кассетах. Причем, когда она отвечала, что видеокассета о деятельности милиционера Павленко уже, наверное, растиражирована по всем РОВД города, следователи досадливо морщились и объясняли, что их интересуют совсем другие кассеты. По сведениям, полученным из информированного источника, в конце прошлой недели на допрос в СБУ был вызван один из ближайших соратников покойного – Оноприенко («Салоед»). И, якобы, основным вопросом следствия опять-таки был вопрос о местонахождении взрывоопасных кассет. Впрочем, СБУ в этом деле, безусловно, в первую очередь интересуют именно коррумпированные связи правоохранителей с «прыщевцами». Но кассеты ищут не только в СБУ. Ищет их и УБОП, и прокуратура. И от того, кто найдет их первым, во многом зависит и судьба «задокументированных» лиц. Охота за «пленками Прыща» грозит многими неприятностями и людям из ближайшего окружения покойного. Потому что совершенно очевидно, что Прыщик не мог не поделиться информацией о своем главном «тайнике» с кем-то из своего ближайшего окружения. И обладание такой информацией сейчас весьма опасно для ее носителя.

Кстати об окружении. История с фотороботом убийцы, который удивительно похож на отца Александра Лищенко, кажется, оказалась «пустышкой». У этого человека оказалось твердое алиби, впрочем, как и у самого «Личи». У последнего перед смертью Прыща возникли серьезные проблемы, которые вряд ли совместимы с подготовкой покушения. 20 ноября прошлого года Лищенко-младший возле Ровно попал в автомобильную аварию, после которой был госпитализирован. В день убийства он находился в больнице, что могут подтвердить многие люди. Кроме того, в ходе бесед с людьми, хорошо знающими «Личу» выяснилось, что, несмотря на серьезные личные конфликты с «Прыщем», Лищенко прекрасно понимал, что в случае убийства именно он будет основным подозреваемым. Кстати, «УК» ради установления истины, готова встретиться и с Лищенко и с другими людьми из ближайшего окружения Прыщика.

А тем временем, число желающих приобрести Троещинский рынок увеличивается. Мы уже писали о том, что серьезный интерес к нему проявляли представители «солнцевской» группировки. А недавно выяснилось, что буквально через несколько дней после гибели Прыщика, к одному из акционеров рынка подходили неизвестные и говорили, что им необходимо встретиться с «донецкими». Иначе, мол, с вами будет то же, что и с Прыщиком. Чем окончился этот разговор – пока не известно. Известно лишь то, что никто на рынке сейчас не может сказать, как долго еще просуществует этот небольшой город, после того, как его создатель получил четыре пули в голову. Все грандиозные проекты, которые задумывал Валерий Прыщик, были уничтожены этими четырьмя пулями. Рикошетом они ударили и по последнему детищу «Прыща» — юридическому бюро «Маяк», которое и должно было проводить кардинальную реконструкцию рынка. Об этом бюро существует много весьма противоречивой информации. Но о нем – в следующей части нашего повествования.
(продолжение следует)

Станислав Речинский

Читайте также: