ЦЕНА КВАРТИРЫ – ЖИЗНЬ. Банда “черных маклеров” обезврежена в столице

Сегодня Татьяна Самойленко не верит никому. О своем будущем предпочитает не думать: страшно. Еще год назад у них с дочерью была квартира в столице. Сегодня они живут в реабилитационном центре. А завтра могут оказаться на улице. Участь “бомжей” — такова плата за доверие незнакомцам. Впрочем, эта история могла закончиться еще трагичнее. Если бы не случай, женщин уже не было в живых…Сельский детектив

Мать и дочь — Татьяна и Анна Самойленко — внезапно исчезли в первых числах декабря минувшего года. Об этом сотрудникам Ватутинского райуправления милиции Киева сообщила родная сестра Татьяны. По факту исчезновения женщин было возбуждено уголовное дело. Их поиски продолжались несколько месяцев. А затем обе Самойленко так же неожиданно нашлись. По официальной версии милиции, следователю удалось встретиться с Анной в одном из столичных кафе. Она сказала ему, что вместе с матерью живет у друзей в Кременчуге, и просила их не беспокоить. А на вопрос о том, что передать родственникам, ответила: “Мы не желаем поддерживать с ними отношения, поэтому, и не сообщили о переезде”. После этой встречи уголовное дело было закрыто, и о семье Самойленко в милиции забыли.

…Утром 15 сентября уже нынешнего года в управление милиции Переяслав-Хмельницкого района обратилась местная жительница. Она рассказала о том, что в ночь с 14 на 15 сентября в одном из домов поселка Хоцьки изнасиловали ее 19-летнюю дочь Марию. Для того чтобы прояснить ситуацию, в деревню отправилась следственно-оперативная группа. То, что они там обнаружили, заставило правоохранителей по-иному взглянуть на дело о пропаже киевлянок Самойленко. “Дом, в котором произошло преступление, расположен на окраине села, — рассказывает Анатолий Рудевич, первый заместитель начальника Переяслав-Хмельницкого райуправления милиции. — Мы зашли во двор и постучали в двери, но никто не отозвался. У оперативников возникло ощущение, что в помещении все же есть люди. Дом напоминал тюрьму: бронированные двери, двойные решетки на окнах, добротные ставни…”

Чтобы проверить свои предположения, правоохранители решили устроить засаду. Кроме того, получив от суда санкцию на обыск, взломали дверной замок. Каково же было удивление оперов, когда в запертой снаружи комнате они обнаружили двух изможденных пленниц! Это были Татьяна Самойленко и ее дочь Анна.

Злополучная квартира

В тот же день женщин отвезли в больницу – они были измождены от длительного заточения. По факту похищения милиция возбудила уголовное дело (ст.146 КК Украины — незаконное лишение свободы). Расследование возглавил генерал-майор Анатолий Волощук, начальник ГУМВД в Киевской области. “В первые дни после освобождения женщины не могли общаться даже с оперативниками, — рассказывает Анатолий Николаевич. — Они были физически истощены и находились в состоянии психологического шока. Накануне освобождения их жестоко избили. Когда они, наконец, заговорили, выяснилось, что целью их похищения была продажа принадлежащей им трехкомнатной квартиры в Киеве!

…Эту квартиру на Троещине, “спальном” массиве столицы, семья Самойленко получила еще во времена существования Советского Союза. Татьяна помнит, как они с мужем покупали первый диван и украшали окна гардинами. Как вернулась из роддома домой с крошечной Анечкой на руках.

Затем супруг умер, и одинокой женщине пришлось туго. Несмотря на то, что работала на заводе бухгалтером и, кроме того, брала работу на дом, денег катастрофически не хватало. Постепенно у семьи вырос огромный долг за коммунальные услуги — 5 000 гривен. Встретив как-то ее во дворе дома, строгие сотрудницы местного ЖЭУ пригрозили: “Воду отключим и электричество отрежем!..”

Однажды Наташа, Анина подруга, привела в гости к Самойленко двух молодых парней — Алексея и его приятеля Александра Махно. Окинув хозяйским взглядом скромное убранство квартиры, Саша неожиданно спросил у Татьяны: “А вы не хотите в двухкомнатную квартиру перебраться? Мебель новую купите, телевизор… Я могу помочь!”

“Благодетели”

Поначалу все было, как в сказке. Оказалось, Александр работает маклером. У него прекрасные связи в ЖЭКе, исполкоме, паспортной службе и БТИ. Тот факт, что согласно действующему законодательству, без погашения задолженности приватизационное свидетельство не выдают, его не смутил. Так же, как и отсутствие паспортов у хозяек квартиры (Татьяна свой паспорт накануне потеряла, а Аня еще не получила). И завертелось… Прошел месяц. Александр и его помощник Юрий Кондратенко активно занимались оформлением документов. Женщины уже мечтали о новой квартире. Александр обещал, что она будет с евроремонтом…

Гром грянул неожиданно. Получив новенькие паспорта, мать с дочерью вышли из кабинета паспортистки на улицу. Вдруг Юрий заявил: “Отдайте документы мне!” Татьяна отказалась, и тогда он бросил Александру: “Обшмонай их!” Одной этой фразы Татьяне было достаточно, чтобы понять, с кем она связалась. И паспорта она не отдала. В тот же день отнесла паспорта на хранение своей близкой подруге. Затем рассказала о происходящем опытному юристу, и тот посоветовал категорически отказаться от продажи квартиры. Надеясь предотвратить возможные действия маклеров (доверчивая женщина отдала им на хранение все документы на квартиру!), они с дочерью сходили в исполком и написали заявление о незаконном проведении приватизации. Ведь задолженность за коммунальные услуги они так и не погасили! После чего Татьяна решила, что им с дочерью теперь ничего не угрожает. Но “черные маклеры”, — а именно таковыми оказались Юрий и Александр, — свою затею решили довести до конца.

В заточении

Поздним зимним вечером в дверь квартиры Самойленко позвонили. Открыл гражданский муж Татьяны — Игорь, который жил вместе с Самойленко. На пороге стояли старые знакомые и еще несколько парней. Оттолкнув хозяина к стене, они вытащили Татьяну и Аню из квартиры, не разрешив даже одеться, усадили в серебристую “девятку” и увезли из Киева. Спустя два часа несчастные женщины оказались на окраине незнакомого села. Им приказали выйти из машины и идти в тот самый дом, где их позже и обнаружила милиция. Татьяна сразу поняла, что они с дочерью оказались в заложниках.

Их тюрьмой была комната площадью не более пяти квадратных метров. Из мебели — стул и две кровати. Сваленное в углу тряпье женщины использовали вместо одеял. Ведро — вместо туалета. Света не было вообще. Охранял пленниц уже знакомый им Юрий Кондратенко. Два раза в день приносил еду — макароны с килькой. Очень редко выводил на улицу, но дышать свежим воздухом больше пяти минут не разрешал. Помыться женщины смогли за девять месяцев (именно столько они провели в заточении!) только два раза.

Иногда из столицы приезжали “гости”. Среди них — Александр Махно и Денис Сидоренко (сын владельца усадьбы, и, как позже выяснилось, организатор преступления). “По голосам, которые раздавались из-за двери, мы поняли, что оказались в логове настоящей банды, — вспоминает Аня. — И что в поселке находится ее база. Я помню запах шашлыков, которые делали хозяева. А нам так есть хотелось! Когда вся группировка собиралась вместе, о нас попросту забывали. Веселье с пьянкой продолжалось обычно два-три дня. Когда гости уезжали, Юрию становилось скучно, и он начинал нас избивать. Говорил, что так ему жить веселее…”

Спустя месяц к несчастным привезли нотариуса. Татьяна и Аня поняли — с помощью взяток чиновникам бандиты смогли аннулировать их заявление о незаконной приватизации квартиры. И сейчас их будут заставлять подписывать генеральную доверенность на продажу квартиры. Мать и дочь решили сопротивляться бандитам до последней возможности. Сначала Юрий с Денисом до полусмерти избили Татьяну. И пригрозили: убьют дочь Аню. Женщины поставили свои подписи, где им было указано… “Жизнь дочери дороже квартиры, — вздыхает сегодня Татьяна. — Что я могла сделать?!”

Продажный следователь, тоскующий тюремщик

Квартиру Самойленко преступники тут же продали. С Игорем, гражданским мужем Татьяны, они решили вопрос “полюбовно”, предложив за молчание 200 долларов. Тот деньги взял и быстро съехал к своему сыну, освободив квартиру для продажи. Сделка по продаже квартиры принесла подонкам $ 35 000; “братишки” даже собирались отпраздновать успешное “мероприятие”. Но Денису неожиданно позвонил знакомый работник милиции и сказал, что пропавших женщин разыскивает милиция. Денис взялся уладить и этот “вопрос”. Через знакомых он подкупил следователя, который вел дело об исчезновении Самойленко. И устроил ему, “для очистки совести”, в одном из столичных кафе встречу с Аней, которой заранее сказал, что нужно говорить правоохранителю. “Мама в это время сидела в машине Дениса, — рассказывает девушка. — Накануне ее так избили, что показывать милиционеру было нельзя. Эти гады заставили меня врать, что мы живем в Кременчуге. Если бы я попыталась сказать правду, они бы убили мать. Так мне сказал Денис… После “свидания” с правоохранителем женщин опять отвезли в Хоцьки. На вопрос о том, что с ними теперь будет, Юрий засмеялся: “Дом в селе вам купим! Или гроб…” Позже, во время беседы со мною, Аня рассказывала: “Они постоянно заставляли нас пить водку и практически не кормили. Маме было плохо, а Юрий, вместо лекарства, наливал ей снова водку. Если отказывались пить, бил. Однажды он проговорился, что убивать они нас не хотят. Говорил, мол, сами от спиртного сдохнете… Выбраться из страшного плена мать с дочерью уже не надеялись. С каждым днем состояние Татьяны ухудшалось. Еще до похищения она страдала гипертонией. Теперь начало сдавать сердце…

Через месяцев шесть такой “жизни” “сторож” Юрий совсем затосковал. Стал уходить в деревню, где сошелся с местными парнями; с ними вместе пьянствовал. Один из новых знакомых как-то пригласил на дачу девушку Машу из Переяслав-Хмельницка. Он же уговорил ее остаться в деревне на ночь. Мол, утром посадим на автобус, и поедешь домой. Чем закончилась для девушки поездка в деревню, мы уже знаем. Самойленко слышали дикий крик несчастной: “Не надо!”

Развязка

Осенним утром вся компания отправилась провожать заплаканную Машу на автобус. Юрий уехал в Киев, приказав пленницам молчать. Услышав, как взламывают замок входной двери, женщины испугались. Увидев одетых в “гражданку” правоохранителей, решили, что эти люди пришли их убивать.

Когда несчастные рассказали милиционерам о том, что с ними произошло, было принято решение немедленно задержать Дениса Сидоренко — домашний адрес его родителей правоохранители взяли в сельсовете. Юрия и Александра пришлось искать дольше. Узнав, что Денис попался, они попытались скрыться, но были также задержаны.

Сейчас вся троица находится в следственном изоляторе. Следствием устанавливается круг их подельников. За похищение и пытки женщин, незаконную продажу их квартиры и изнасилование жительницы Переяслов-Хмельницка, совершенные в составе группы, подследственным грозят длительные срока лишения свободы. Квартиру семье Самойленко пока не вернули: люди, которые ее купили у “черных маклеров”, к преступлениям банды непричастны. Поэтому решение по квартире будет приниматься в судебном порядке.

“Мы имеем дело с крупной и хорошо организованной преступной группировкой, — говорит генерал-майор Анатолий Вершняк. — Наша задача — выяснить, сколько еще преступлений они совершили, и задержать всех членов группы. А так же установить связи преступников в исполкоме, паспортной службе и БТИ, выявить и наказать виновных. Случаи похищения людей из-за квартир в столице и Киевской области — не редкость. Но обычно жертвами бандитов становятся алкоголики или психические нездоровые люди. Их обмануть несложно. Данный же случай — уникален!”

Следователем из Ватутинского РОВД, получившему взятку от бандитов, занимается управление внутренней безопасности столичной милиции. Ему тоже “светит” срок.

Инна Майская, специально для «УК». Киев — Переяслав-Хмельницкий

Читайте также: