Криминальный портрет «маленькой» Украины

Чтобы понять, как ведется борьба в стране с преступностью, нет смысла вчитываться в сухие статистические сводки «раскрываемости дел» МВД Украины. Достаточно поговорить с одним из руководителей областного управления милиции. В «глубинке» как нельзя лучше отображается реальная картина криминализации общества. Без высокопарных слов и дутых цифр. Нашим сегодняшним собеседником является начальник Черкасского областного управления МВД Николай Каплий. — Николай Васильевич, вы согласны с уже ставшим «хрестоматийным» утверждением одного из западных журналистов, что «Черкассы – это маленький Чикаго на Днепре»?

— Я бы не стал говорить, что Черкасская область по уровню криминализации превосходит другие регионы Украины. Наоборот, по сравнению с прошлым годом, на 11% снизилась рецидивная преступность. В значительной степени этому посодействовало усиление такой меры предупреждения совершения преступлений, как установление административного наблюдения. Так, в прошлом году такое наблюдение было установлено над 751 рецидивистом. Наблюдается также тенденция сокращения и общего количества преступлений в области. Уменьшается количество краж, преступлений, связанных с нанесением тяжких телесных повреждений…

Однако стало больше убийств. Если в позапрошлом году в области было совершено 82 убийства, то на протяжении 2005-го года их уже 88. Больше стало изнасилований – 31 против 21. Увеличилось и число разбойных нападений. Стало больше также и ограблений.

Происходит омоложение преступности. Можно говорить о взаимозависимости: увеличивается количество рецидивных преступлений – преступность «стареет», уменьшается рецидивность – преступность, наоборот, «молодеет». Это – аксиома.

Мое видение этой проблемы таково. Все объяснимо. Сейчас в стране «бум» – это ограбления и кражи мобильных телефонов. Кто их совершает? Разумеется молодежь.

— Как Вы считаете, отличается ли черкасская преступность от общеукраинской, есть ли у нее свои «сферы влияния», «почерк»?

— Я никаких отличий не наблюдаю. В целом по стране идет рост ограблений, но это всеукраинская тенденция, которая присуща и нашему региону. Да и особого «почерка» черкасская преступностьне имеет. Вот, например, Львовской области присущи угоны автомобилей. Прямо «бум» какой-то!

— Неужели среди черкасской местной «малины» нет ни одного криминального «авторитета», как говорится, с «именем»?

— Лично для меня никаких уголовных «авторитетов» не существует. Я никогда никого не «короновал» и впредь не собираюсь. Для меня бандит всегда остается просто бандитом. Что же касается лидеров уголовных группировок, то должен сказать, что нынешние вожаки – это остатки былых структур. Точнее, это те люди, которых в свое время отправили за решетку, а теперь они вышли на волю. И если вдруг кто-либо из них опять совершит преступление, мы их вернем назад в тюрьму.

— А как же назвать, как не криминальной войной, местные разборки? Три года назад человека, известного в уголовных кругах Черкасс под псевдонимом «Чарлик», два киллера расстреляли из «калашей» в 11 часов утра чуть ли не в центре города. При этом убийцы – как в воду канули. За полгода до этого покушения «Чарлика» пытались расстрелять возле подъезда. Два покушения на одно и тоже лицо – это не криминальные разборки? Второй пример, более свежий. Летом прошлого года из огнестрельного оружия буквально в течение двух месяцев расстреляли двух других уголовных вождей местного разлива – «Краву» и «Кигима». Добавим сюда еще и покушение на заместителя губернатора Черкасщины Николая Овчаренко, который от полученных ран едва на тот свет не угодил… Одним словом, картина вырисовывается не очень лицеприятная. Разве не так?

— Я не называл бы эти события криминальной войной. Вы можете мне назвать хотя бы одну криминальную группировку Черкасской области? Нет? То-то и оно. Потому что таковых нет. Я вам больше скажу. Убийства «Чарлика», «Кравы» и «Кигима» – это не выяснение конфликтов между бригадами, а личные разборки между отдельными лицами. Мне это известно точно. Дело было так. Сначала убили «Чарлика». Возможно, инициатором покушений был «Кигим». Потом из чувства мести был расстрелян и сам «Кигим» http://www.cripo.com.ua/index.php?sect_id=10&aid=7035. Очень похожим оказался сюжет и по «Краве». В Черкассах все знают, почему он погиб. Причина в том, что несколько лет назад «Крава» сильно повздорил с неким гражданином N. В центральном городском кафе «Сладкарница» они так ссорились, что в пылу выплеснули друг другу в лицо кофе. Гражданин N тоже не прост. Он близок к одной местной общественной организации, которая ранее не один раз попадала в поле зрения правоохранительных органов. Словом, нам точно известно, что убийство «Кравы» – стопроцентно связано с упомянутым инцидентом. То есть речь идет не о криминальной войне, а лишь о личном конфликте.

— Если известен преступник, убивший «Краву», почему он не арестован?

— Это только оперативная информация. А ее, как известно, к делу не пришьешь. Пока у следствия нет серьезных улик и аргументированных доказательств, «объект» будет находиться на свободе. Как говорят, не пойман – не вор.

— А что известно нового в деле покушения на вице-губернатора? Известно, кто «заказал» Овчаренко

— Есть определенный круг подозреваемых. Больше, сами понимаете, сказать ничего не могу – ведется следствие. А вот относительно «заказа», то должен заметить, что покушение на Николая Овчаренко совершено спонтанно. Рассмотрим все по порядку.

Вкратце напомню события того летнего вечера. Николай Овчаренко поздно возвращался с работы. Не доезжая к дому, он вышел из машины и направился к воротам. В этот момент на него и напал убийца, вооруженный обрезом охотничьего одноствольного ружья. Он произвел один единственный выстрел с расстояния около десяти шагов. При этом был использован патрон, заряженный мелкой дробью. Оружие, приехавшие на место преступления оперативники, обнаружили в двух кварталах от дома Овчаренко. Там же, рядом с выброшенным обрезом был найден спортивный костюм, в карманах которого нашли стреляную гильзу и еще два патрона с аналогичными зарядами.

Исследовав орудие преступления, эксперты сделали вывод, что злоумышленник готовился к нападению впопыхах. Ствол был обрезан не ровно: патронник, казенная часть и курковоспусковой механизм ружья весь был обсыпан стальной стружкой. Учитывая все эти факторы, то есть патрон с «птичьей» дробью, выстрел, произведенный в темноте, да еще и с довольно большого расстояния, а также отсутствие второго контрольного выстрела, мы пришли к заключению, что убийца профессиональным киллером не является. Следовательно, это преступление – не «заказ». Настоящий киллер никогда не возьмет на «дело» одностволку или патрон с мелкой дробью и уж точно не станет стрелять с такого расстояния. Обычно палят в упор, и не с обреза. При этом метят не в живот, а в голову. В случае с «Кравой» именно так все и было: убийца бил в упор, стреляя картечью из двух стволов одновременно. Тем самым он не оставил жертве ни единого шанса выжить…

В этом и заключается сложность для следствия в деле покушения на Овчаренко. Ведь раз это не «заказ» и покушение никак, как оказалось, не связано с нынешней должностью потерпевшего, то и распутать этот «клубок» гораздо труднее.

— А какой тогда был мотив?

— Личная неприязнь.

— Вы утверждаете, что в Черкассах нет ни криминальных разборок, ни криминальных групп, ни вождей преступного мира. Но в области упорно судачат о каком-то «крестном отце», который до сих пор руководит неким подпольным синдикатом. И что он имеет влияние на происходящее в городе. Его «погоняло» известно даже школьникам.

— А, вы об этом. Да, есть такой. Это так называемый «Торпеда». Конечно, он имеет определенное влияние в городе. Однако пока его обвинить не в чем.

— Влияние «Торпеды» распространяется и на действующую власть?

— Я бы сказал, у него есть хорошие связи, как с представителями деловых кругов, так и с власть имущими, причем с чиновниками разных рангов, даже областного уровня. А влияет он на них или нет – трудно сказать.

— Хотелось бы задеть и достаточно острую для Черкасщины проблему – наркобизнес. Известно, что в области есть регионы, являющиеся всеукраинскими центрами изготовления наркотиков. И главный из них – Корсунь-Шевченковский район, который, исходя из масштабов изготовления «ширки», вполне можно назвать украинской «Картахеной». Так в чем же сложность борьбы с наркоторговцами?

— Проблема, действительно, очень серьезная. Но вполне разрешимая. В основном изготовлением, поставками и сбытом макового «зелья» здесь занимаются цыгане. Наркодело у них – очень хорошо поставленный бизнес. Однако цыгане невероятно хитры и изворотливы. Не раз уже было, что их брали с поличным, но они то инвалидами прикидывались, то все списывали на покойника, который отбыл в мир иной, как раз накануне милицейского визита. Очень часто «наркоманские» дела по цыганам тонут в судах. Было и такое, что работники отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ОБНОН) этому бизнесу даже содействовали.

Сегодня в борьбе с наркоторговцами апробируем новые методы борьбы. Они довольно просты. Вместо того чтобы задерживать одних только наркоманов, надо уничтожить центры изготовления и крупнооптовой продажи «зелья». Отслеживать и обезвреживать группы так называемых наркокурьеров, которые совершают поставки больших партий наркотиков. Кстати, новая схема уже показала довольно неплохие результаты: только в прошлом году из незаконного оборота было изъято более одной тонны 144 килограмма наркотиков и наркосырья. Лишь в течение нескольких месяцев, применяя новую тактику, нам удалось ликвидировать несколько крупных подпольных наркофабрик. И это только начало.

— А работа нового подразделения, так называемой «Совы», так же успешна, как и ОБНОНа?

— Подразделение «Сова» было создано 5 мая прошлого года. В его состав входит всего два работника. И я, должен сказать, очень доволен их работой. Они быстро раскрывают преступления, которые не могли раскрыть на протяжении многих лет, а то и десятилетий. Самое старое преступление, что они недавно раскрыли – это таинственное убийство водителя рейсового автобуса, совершенное ровно 22 года назад.

— Кстати, о таинственных уголовных преступлениях. Есть такое дело – дело о Смелянских девушках. В период с 1996-2000 годов на Черкасщине стали таинственно исчезать девушки – уроженки г. Смела (райцентр Черкасщины). Их тела со следами насильственной смерти и изнасилования находили в Чернобаевском, Чигиринском и Каменском районах. За это время погибли пять девушек. Тело последней, шестой по счету, обнаружили на территории самой Смелы. Несмотря на то, что убийцу девятилетней девочки искала вся милиция области, преступник так и не был найден. Долгое время руководство областного УМВД эти факты скрывало и умалчивало. А информацию о том, что в Смеле, возможно, орудует серийный убийца, упрямо опровергало. Даже смерть невинного ребенка не заставила их признать, что в Смеле, очевидно, прячется очень опасный маньяк. Тайна «смелянских девушек» не раскрыта до сих пор?

— Насколько мне известно, нет.

— Как Вы считаете, девушки гибли от рук серийного убийцы, или же опасный маньяк – плод воображения журналистов?

— Однозначно, все убийства совершал один и тот же человек. Очень вероятно, что мы имели дело с маньяком. Однако, за последние два года о нем ничего не слышно. И больше жертв, слава Богу, не было.

— Он вернется?

— Вряд ли. Хотя, все может быть. По моему мнению, есть три возможные причины, объясняющие, почему убийца не был пойман. Первая. Возможно, он уже сидит за решеткой, отбывая наказание за какое-нибудь другое преступление, и ожидает окончания срока. Второе. Он мог поменять место жительства, выехав в другой регион Украины, или вообще за рубеж. И, наконец, третья – маньяк уже отошел в мир иной…

P.S. Пока этот материал готовился к выходу, в Смеле произошло еще одно убийство девушки. Ее тело 13 дней пролежало в снежном сугробе. Похоже, маньяк вернулся…

Владимир Лимаренко, специально для «УК»

Читайте также: