ДИНОЗАВРЫ ОТЕЧЕСТВЕННОГО РЕКЕТА: «Осман»

Спорткомитет УССР в конце 70-ых годов сделал будущим поколениям медвежью услугу, пригласив выступать за нашу республику спортсменов из Кавказа и Закавказья.

Один из них — Асхабов Осман Алишейхович. Приехал в Киев в 1976 году по приглашению спорткомитета Украины. Выступал за сборную команду Украины по классической борьбе, был призером УССР, СССР, мастер спорта по трем видам борьбы. В 1980 году закончил КИФК с дипломом тренера-преподавателя. В 1983-92 гг. работал тренером по классической борьбе КГС «Динамо». Об «Османе» стоило бы говорить в свете преступных чеченских группировок. Но, стоит отдать ему должное, — он не был крайним радикалом, и всегда старался умерить пыл других чеченских «бригад», которые позже вели здесь свой резко национальный «бизнес». Вначале времен дикого рэкета группа «Османа» вошла в преступное сообщество Авдышева по разным причинам. Скорее всего, в Киеве не было вообще чеченского фактора. Хотя опыт Москвы и России подсказывал местным криминальным группировкам, что с этим горским народом надо держать ухо востро. А самих представителей гордой Ичкерской республики не интересовала столица Украины по простой причине, — здесь не было тех денег, которые были в той же Москве.

Однако с течением времени все несколько изменилось. К 1992 году деньги появились и здесь. Имея под рукой довольно мощную преступную группу, Осман решил отделиться. Его поддержали чеченские старейшины, выдав, так сказать, на раскрутку и на усиление позиций группировки, 375 миллионов русских рублей. Это была слишком серьезная сумма. Первый на кого попытался сделать ставку Осман — «Стас». Он провел переговоры с Николаем Даневичем, убеждая, взять бригаду «Стаса» для раскрутки, но тот от этой сделки отказался.

Тем временем группировка Асхабова, не желая особо конфликтовать с киевскими ОПГ, перенесла свои интересы в пригород, в частности в Боярку, где, собственно, и жил «бригадный» Османа по кличке «Ботинок» (Полуботок Валерий, позже — «положенец» Османа). Также охватили Миргород, куда на разборку с местными приезжали вооруженные до зубов чеченцы. После чего все вопросы отпадали сами по себе.

Киевские криминальные группировки, узнав о том, что Осман решил отколоться от Авдышева, возмутились. Устои, созданные за последние годы, рушились. Еще одна серьезная группировка не могла существовать в уже разделенном Киеве.

Воспользовавшись отъездом Османа в Москву, участники ОПГ «Татарина», — в частности бригадир по кличке «Жаба» (Жора Янев), со своими «казачками» осуществили ряд акций по уничтожению предприятий, принадлежащих Асхабову. Был подорван и сожжен магазин «Боярка» в поселке городского типа Тарасовка, шашлычная на Одесской трассе, несколько магазинов в Киеве.

Узнав о случившемся, Осман возвратился из Москвы. Это было 15 сентября. Вместе с ним прибыло несколько влиятельных чеченских авторитетов с охраной. В бориспольском аэропорту их встретили, и прибывшие на шести автомобилях были доставлены в Киев. По городу прошел слушок, что на машинах и поездом подтягиваются к столице Украины чеченские боевики.

В тот же вечер Осман приехал на Республиканский стадион для встречи с Авдышевым. Попросил его оказать помощь в разборке с «Татарином». Но Виктор Юрьевич отказал, сославшись на «откол» Османа от его группировки. Тем более, это пошло бы вразрез с тактикой киевских ОПГ по отношению к «чеченскому вопросу».

Однако москвичи, прибывшие с Османом, на следующий день убрались восвояси. Видимо, Асхабов не желал крови и рассчитывал на мирное разрешение вопроса. Возможно, уверенности ему придавали невидимые пока боевики, осевшие на конспиративных квартирах.

Правоохранительные органы стояли на ушах, теряясь в догадках и предположениях. Было понятно, что может пролиться кровь. Опасаясь репрессивных мер со стороны милиции, противоборствующие стороны договорились о встрече. Сначала разборка должна была состояться на Центральном стадионе, но потом неожиданно все сорвалось. Сценарий чуть был изменен, — она переместилась в кафе «Львов» на следующий день. Но, скорее это была «сходка». На разговор пришли только наиболее заинтересованные стороны, без «бычар», — «Лясик», «Татарин», Савлохов Руслан, «Чайник», Авдышев, Кисель, «Кайсон».

Виктор Юрьевич, по просьбе столь высокопоставленных гостей, пригласил на нее Османа.

Как говорится, слушалось три вопроса:

1. Не допустить появлению в Киеве и Киевской области других «бригад», поскольку все уже поделено. Появление новых группировок может привести к вооруженным конфликтам. Мол, ментам только того и надо. Так считали «Татарин», «Кайсон» и Кисель.

2. Возвратить группу под крыло Авдышева, как это было раньше и закрыть тему. Предлагали более умеренные товарищи.

3. Разрешить Асхабову со своими людьми отправиться в самостоятельное плавание.

Слушали выступление «Османа». Он сказал примерно следующее: «Я не хочу крови. Мне здесь жить, и вам здесь жить. Но мне нужно как-то покрыть причиненные убытки. Если этого не будет сделано, дам приказ въехать в Киев вооруженным боевикам. А те только и ждут удобного момента на конспиративных квартирах в предместьях Киева».

Здравый смысл победил, и Авдышев резонно заметил: если сейчас расформировать бригаду «Османа» и отобрать территории, чеченцы перейдут на нелегальное положение и могут попытаться развязать партизанскую войну против лидеров славянских ОПГ. Потому лучше оставить группу «Османа» как есть. К тому же следует помнить, что он является председателем чечено-ингушской мусульманской общины Киева, и не забывать, что на разные благие цели этой общиной товарищу Асхабову выделено целых 375 миллионов рублей. Сходке пришлось согласиться с доводами Авдышева.

Однако внешняя охрана доложила, что к кафе со стороны улиц Артема, Дмитровской и Гоголевской подтягиваются силы оперативников. Продолжить разговор решили в крытом стадионе на Березняках.

«Татарин», которому предложили возместить ущерб за уничтоженные и разграбленные торговые точки, попытался возразить, но — дисциплина. Решения подобных сходок обсуждению не подлежат.

После этого Осман Алишейхович с легким сердцем укатил в Чечню на свадьбу к племяннику.

Однако возрастание авторитета Османа теперь, как представителя собственно чеченского криминального направления, не могло не обеспокоить правоохранительные органы. Не исключено, что последующие события произошли с подачи самих криминальных лидеров. Вот как их описывала газета «Бизнес» от 14 сентября 1993 года: «Соответствующими органами МВД и СБУ Украины были приняты необходимые меры по нейтрализации преступной деятельности бригад Асхабова. Задержаны и изобличены в совершенных преступлениях ряд групп, которые входили в сообщество «Османа». Изъято большое количество огнестрельного и другого оружия, боеприпасов, ценностей, валюты. В связи с повышением внимания со стороны правоохранительных органов к деятельности Асхабова на территории Украины, в результате чего начали привлекаться к уголовной ответственности «боевики». «Осман» перешел на нелегальное положение и выехал их Киева.

На очередной «сходке» в феврале т. г. (1993 — авт.) было решено распустить группировку в Киеве. Старшие чеченских групп постановили о немедленном выезде из Киева и других городов Украины членов чеченских бригад, которые скомпрометировали себя или «засветились» перед правоохранительными органами. В целом группировка «Османа» разобщена и как таковая свое существование прекратила».

Пиетет по этому поводу был выдан на страницы газеты слишком рано. «Осман» до сих пор себя неплохо чувствует. Отвоевал в Чечне в первую кампанию, был полевым командиром, имеет звание полковника армии республики Ичкерия. Хотя на то время против него было возбуждено уголовное дело по 86 статье прим. УК Украины. Он успешно «стал на лыжи» и какое-то время прятался в Москве у земляков.

Возвратился в Киев в 1994 году. Понятное дело, группировка не была разгромлена и продолжала функционировать, хотя в несколько измененном виде. «Казачки» чеченской национальности успешно тренировались в клубе «Поединок» по улице Кирова,3 и контролировали, если верить оперативным данным, длительное время на Республиканском стадионе 12 и 14 секторы, когда там был рынок «Патент». Этим успешно занимался «положенец» Османа Алишейховича «Ботинок».

В канун первой чеченской войны в рядах киевской чеченской диаспоры начался раскол по поводу того, как им стоит вести себя по отношению к славянским преступным группировкам. ОПГ «Прыща» и «Рыбки» безжалостно давили чеченцев. Они успели изучить их тактику, когда на разборках рядом постоянно находился автомобиль с оружием, и кавказцы в любой момент могли вооружиться. Они жили своими понятиями, когда, набив «стрелку» той или иной группировке, вместо себя на нее могли отправить милиционеров. А тем стоило только позвонить и анонимно рассказать о намечающейся разборке. Они «наезжали» на чужые территории и не считались с авторитетами, что не могло устраивать «славян». Сходка чеченских группировок, происходившая на Республиканском стадионе в 1995 году, полагала, что лучше всего очистить свои ряды от славян и от инородных элементов вообще. Поскольку Осман представлял наиболее умеренную часть чеченцев, считал, что так обособляться нельзя. В результате чуть не произошла потасовки между группами, имеющими разные взгляды на жизнь. Но вскоре большинство его людей, в том числе славян, уехали в Чечню, где принимали участие в боевых действиях.

После той первой войны в рядах чеченцев в Киеве опять произошел раскол. В конце июня 1997 года, после убийств Иссы и Кахо, на третий день в киевской мечети состоялась сходка чеченцев. Их было около ста человек. В то время правоохранительные органы и организованные преступные формирования, как бы сплотив ряды, выступили организованным фронтом против чеченских преступных сообществ. Кавказцам казалось, что идет спланированная акция по устранению их наиболее видных лидеров. За три месяца в Киеве было убито семь человек. О том, что на самом деле они зарвались, кавказские бандиты и не помышляли.

На этой сходке нужно было избрать лидера, который мог бы сплотить вокруг себя всю чеченскую преступную диаспору. Кандидатами в «крестные» отцы выступили небезызвестный Осман и Домбаев Руслан. Однако авторитетное собрание посчитало лучше отложить дело, поскольку не было, так сказать, кворума — не были представлены все чеченские группировки. Раскол усиливался еще и тем, что чеченцы, прошедшие войну, объявили «вне закона» тех, кто на войне не был, а таких, проживающих в Киеве, большинство.

Осману приходилось лавировать в таких условиях и быть политиком.

Сергей Ухачевский, фрагмент из новой книги, специаольно для «УК»

Читайте также: