Короли чужих карманов

Лето — самая горячая пора для воров-карманников. Люди раздеваются (куртки больше не закрывают доступ к их карманам), активно перемещаются (с хорошими деньгами) и от жары теряют бдительность. Вот воры и стягиваются со всей России и ее окрестностей в крупные города. Эта «профессия» считалась в криминальной среде самой уважаемой. Элита воровского мира — воры в законе — формировалась раньше только из карманников и «медвежатников» (взломщиков замков). Сейчас многое изменилось. Но карманников меньше не стало…Как сегодня поживают «короли чужих карманов», мы решили узнать у Александра Карташова, начальника 13-го отдела МУРа, специализирующегося на ловле таких воров.

«ТОПТУНЫ»

В самом МУРе спецов из 13-го называют «топтунами». Оперативники порой сутками бродят по городу за очередным клиентом. Брать карманника надо с поличным — на месте преступления, при свидетелях и с чужим кошельком в руке. Нужна волчья выносливость, колоссальная выдержка, умение затеряться в толпе и взорваться в нужный момент — скрутить вора в бараний рог. Ребят из 13-го называют «белой костью» и «элитой городского сыска».

— Рынки — передовая нашего фронта, место исторического противостояния карманников и муровцев, — рассказывает Александр Карташов. — Как только рухнул Союз, на московские рынки слетелись асы краж со всего ближнего зарубежья. Регулярно наведываются к нам бригады из Сухуми, Зугдиди и Очамчиры. Постоянными посетителями барахолок остаются и воспитанники «нижегородской школы карманников» — «горьковские фармазоны». В Нижнем, как и в Грузии, воровская традиция передается из поколения в поколение, есть «курсы профессионального мастерства». Опытные «фармазоны» натаскивают молодняк на спецманекенах, одетых в джинсовые костюмы и увешанных колокольчиками. Практикант должен одним движением выхватить из кармана манекена кошелек — так, чтобы колокольчики даже не звякнули. Перед визитом в Москву горьковские карманники на собрании своего «профсоюза» «нарезают» первопрестольную на карте на сектора.

Грузины работают по-другому: они предпочитают свободный график посещений рынков, вычисляют в толпе наиболее перспективного клиента и пасут его часами, дабы в удобный момент одним движением дернуть кошелек.

— Хочешь посмотреть на ловлю карманников? — неожиданно закончил свой монолог Александр Юрьевич. — Завтра в девять утра приходи к входу на Черкизовский рынок.

БОМЖ И ОЧКИ

Карташов сказал, что оперативники сами вычислят меня… Через час, когда я понял, что меня нагло прокатили, на мое плечо ласково легла чья-то рука. Невысокий русоволосый парень, невинно улыбаясь, протянул мне мой мобильник со словами: «Так вас, раззяв, и обувают. Кто ж телефон в боковом кармане носит?»

Оперуполномоченный Сергей Дубровин сказал, что сегодня они будут работать по «очамчирской» бригаде. Грузин-карманников «срисовали» в одной из подмосковных гостиниц сыщики, работающие «на земле».

… Мы по пятому кругу прочесывали рынок, а «очамчирцы» все не появлялись. «Придут, — успокаивал меня Сергей, стреляя по сторонам глазами. И вдруг тронул за рукав. — Смотри, вон бомжик у очешной стойки пасется — сейчас очки дернет». Патлатый бомж в длиннополой солдатской шинели сосредоточенно жевал гамбургер. К очешной стойке, находившейся за его спиной, он не проявлял ни малейшего интереса. Мне показалось, что один из лучших муровских оперов страдает излишней мнительностью. Я уже открыл рот, чтобы честно сказать об этом Сергею, но он, внимательно следя за «объектом», предупреждающим жестом руки пресек мою тираду. В этот момент из-за солдатской спины бомжа вынырнула его же правая рука и в мгновение ока виртуозно отправила очки со стойки прямиком бомжу в карман.

— Не наш клиент, — губы Сергея раздвинулись в улыбке. — Нам сегодня другие «караси» нужны… Тихо — вот они!.. Да не пялься ты! Они же нас по одному взгляду срисуют!

ГАМАРДЖОБА, МЦЫРИ!

Cубтильный вислоносый мужчина в тертой турецкой кожанке и белых кроссовках упругой походкой танцора двигался вдоль рыночных рядов. Товар, лежащий на прилавках, его явно не интересовал. Характерно наклонив голову, он внимательно скользил взглядом по сумкам и карманам покупателей.

— Типичное поведение карманника в свободном поиске, — вполголоса просвещал меня Сергей. — Видишь, как он «гриву» книзу загнул? Вот по этой гриве мы их в толпе и вычисляем…

Карманник на мгновение навис «гривой» над сумкой неспешно ковыляющей мимо тучной гражданки.

-«Клюв закидывает» — проверяет содержимое, — прокомментировал Сергей.

Вор, «приклеившись» сзади к одной из покупательниц, углубился за ней в самую гущу толпы.

— Все, наколол клиентку с кошельком. Будем брать!

Сергей, горячо зашептав что-то в рацию, проворно юркнул в толпу. Справа и слева от него в гущу покупателей быстро ввинтились еще двое парней. Через секунды из толпы взметнулся к небу истошный крик, и покупатели в панике шарахнулись в разные стороны. На освободившемся пятачке — клубок сцепившихся тел. Наш грузин, на руках которого повисли два крепких парня, бился, как эпилептик в припадке. Сергей, оседлав карманника, вдавливал его грудь коленом в асфальт и обеими руками сжимал кулак, из которого выглядывал черный край кошелька.

— Крепче держи — «сброс» будет! — прохрипел напарник Сергея.

Оторвав задержанного от земли, сыщики чуть не волоком потащили его в одну из ближайших подсобок. Кусая до крови губы и шипя, как змея, тот все норовил опрокинуться на спину. За этой извивающейся кавалькадой испуганно трусила потерпевшая, причитая по поводу своего изъятого кошелька.

В подсобке топтуны швырнули «фармазона» на расшатанный стул и приковали наручниками к трубе.

— Лобжанидзе Тенгиз Георгиевич, он же Нугзар Тшекелашвили, он же Автандил Куртадзе, он же Мцыри… Уроженец села Шешелети Очамчирского района Абхазии… Какая встреча! Мы ж тебя, родного, по всем московским рынкам второй год пасем!

И обращаясь уже ко мне:

— Это «щипач» со стажем, рецидивист, две отсидки у него. Мы в свою «карманную картотеку» забили его еще пять лет назад, он у нас под кличкой Мцыри проходит… Гамарджоба, Мцыри, держи протокол, дорогой!

$ 50 000 ЗА ГОЛОВУ

— Что, Сергей Владимирович, можно дырку для ордена на груди сверлить? — сострил вихрастый «топтун» с лицом Есенина, как только Мцыри увели в приехавший по вызову «воронок». На щеке «Есенина» кровоточила зарубка, оставленная Мцыри на память — извилистая красная борозда.

— Не борзей… А если честно (это опять ко мне. — И.М.), такая удача не каждый день улыбается. Мы этого Мцыри-Лобжанидзе по всем рынкам гоняли. Но он осторожный — три раза нас в толпе срисовывал. Мы уже и с рук на руки его, как на эстафете, передавали, и парики надевали. Два раза в «адрес укладывали» — доводили до места ночлега, чтобы с утра снова охоту начать. Все равно за версту чуял. Он потом с рынков на Макдоналдсы переключился. И там нас срисовал! И издеваться, гад, стал: подойдет к клиенту, по его карману пальцами побарабанит и дальше идет. Ребята здорово озлобились и поклялись достать паразита. Так что сегодня у нас праздник…

Мцыри из Шешелети — правая рука лидера очамчирской бригады карманников Тенгиза Какачия. Бригада насчитывает… свыше 1,5 тысяч человек! По документам все — несчастные беженцы, жертвы грузино-абхазского конфликта. Если подсчитать, сколько денег эти «беженцы» на рынках выудили из чужих карманов, счет пойдет на сотни миллионов. Месяца три назад муровцы взяли с поличным абхазского вора Ониани, так у него при себе 12 кошельков оказалось. Подсчитали все ворованные деньги — набежало почти 30 тысяч. И это не самый крупный дневной улов опытного карманника. Когда шло дознание, воры с Кавказа через посредников предлагали операм за него 50 тысяч долларов.

— И где сейчас Ониани?

— Закрыли его. Сейчас он полирует нары в зоне общего режима, в Оренбургской области. Говорят, его уже там «короновали» — прямо на нарах.

«НАЧАЛЬНИК, ТВОЯ ВЗЯЛА!»

— Задержание всегда проходит так просто?

— Только с ворами старой формации. Старый вор суетиться не станет: «Победил, начальник, твоя взяла». А молодежь может и за нож схватиться. Вон, у «Есенина» полгода назад проникающее ножевое было — хохлы-карманники зарубку оставили. А я в прошлый Новый год здоровьем рискнул. Воров тогда на рынки слетелось невпроворот. На ЦСКА мы пасли «фармазона» из Зугдиди, а он вывернулся и к выходу стартанул, как на стометровку. Мы — за ним, сметая все на пути. Завалили его. А он опять извернулся — и тяп меня за руку, ну чисто бульдог. У меня перед глазами черные круги пошли — сам от боли чуть не залаял. Что интересно, мы этого вора втроем распинаем, а вокруг нас другие, из нижегородской бригады, карманы столпившихся зевак конвейерным методом петрушат — только воздух дрожит. Я не выдержал, крикнул: «Граждане, среди вас воры!» И сразу нижегородцев смело, как ураганом…

— В каких еще местах идет большая охота за чужими кошельками?

— «Фармазоны» обожают большие презентации. Там народ в массе своей состоятельный, все сосредоточены на выступающих — сказка! Поэтому мы на презентации магазинов зачастую всем отделом выезжаем. И редко без улова возвращаемся.

Как-то администрация одного развлекательного комплекса пригласила на презентацию наших оперов. Приехали. Походили, посмотрели — вроде чисто… Но не понравился один из гостей: походка характерная, цепкий взгляд. Стали его пасти. Три часа ходили — безрезультатно. Чувствуют — что-то не так. Должен же он чей-то кошель дернуть, а он и не дергает, и не уходит. Обычно-то карманник как с «топтуном» глазами встретится, сразу место охоты покидает… Только потом администрация объяснила, что это их собственный сыщик-топтун. Ну посмеялись, выпили с коллегой на брудершафт…

— А как-то бороться с этим злом можно?

— Криминалитет можно победить только экономическими методами. Раньше Домодедово считался самым кошмарным аэропортом. Пассажиров там грабили и чуть ли не раздевали. Все шулера и каталы Союза оттачивали там свое мастерство — мы туда выезжали бесчисленное количество раз. Но с тех пор, как там провели реконструкцию, местный угрозыск остался без работы. Теперь там тотальный контроль за пассажирами, и шулерам с карманниками к ним просто не подступиться. То же происходит в крупных супермаркетах. Если все толкучки цивилизуют таким образом, жулье само рассосется.

Но сидеть без дела преступники тоже не будут. Сейчас лето — самый сезон для квартирных воров. По нашей информации, в Москву уже приехали целые бригады из Абхазии, Очамчиры, Нижнего и Западной Украины. В отличие от остальных украинцы, например, обожают работать в метро…

В общем, держитесь за свои кошельки, граждане …

КАК РАЗЛИЧИТЬ ВОРА В ТОЛПЕ

Портрет типичного карманника

Абсолютно незапоминающаяся внешность, свободные для дела руки, цепкий, бегающий взгляд, иногда прикрытый очками. Часто у опытных воров непропорционально длинные и тонкие пальцы рук — таких нет даже у музыкантов.

Грузины всегда очень стильно одеваются. Нижегородцы косят под работяг. Украинские «кроты» ходят во всем темном (зимой — черные кожанки, летом — темные майки). Украинцы работают «коробкой»: трое зажимают жертву в кольцо, четвертый достает деньги из сумки. Иногда сумочки взрезаются лезвием (раньше — остро заточенной пятикопеечной монетой).

Женщины-молдаванки и цыганки носят за спиной детей — для отвода глаз.

Есть глухонемые карманники. Они пытаются заговорить с жертвой, машут перед ее лицом руками и незаметно выбивают портмоне, лежащее во внутреннем кармане. Это так называемые выбивалы.

В часы пик вор садится в автобус последним. Извлекает из дамской сумочки кошелек и тут же передает его коллеге, который еще стоит на дороге. В одиночку сейчас работают единицы.

КАК СОХРАНИТЬ КОШЕЛЕК

Женскую сумочку всегда нужно держать перед собой. Особенно в зонах риска: при входе на эскалатор метро, в автобус, в подземный переход.

Мужчинам ни в коем случае не стоит класть деньги в задний карман брюк. Сами воры называют это место «чужим» карманом.

На рынках не следует вступать в контакт с незнакомыми людьми. Когда расплачиваетесь за товар, не демонстрируйте окружающим все деньги, лежащие у вас в кошельке.

Крупные деньги лучше хранить отдельно от тех, что предназначены для мелких покупок, и не в кошельке (именно к нему первым делом потянутся воровские руки), а, например, во внутреннем кармашке сумки.

Будьте внимательны, если стоите в вагоне метро у двери. Именно когда она начнет закрываться, у вас могут вырвать сумку и выскочить на платформу.

Игорь Миронов, Труд

КОМУ НУЖНЫ ЦЕННОСТИ НА ПЛЯЖЕ

Кражи на пляжах — явление для курортного Крыма очень распространенное. Но если, к примеру, в советское время, пляжным воровством промышляли в основном местные подростки, то сейчас этот промысел вышел на качественно новый уровень.

И неудивительно, ведь сейчас многие крымские пляжи стали похожи на своего рода подиумы. Здесь сверкают драгоценностями столичные матроны, «светят прессами бабок» бизнесмены, обеспеченные отдыхающие демонстрируют дорогие видеокамеры и мобильные телефоны. Вся эта млеющая на солнце публика — предмет пристального внимания и «заботы» пляжных воров. Как и отдыхающие, это в основном приезжие, или, говоря криминальным языком, гастролеры.

По оперативным данным крымской милиции, среди гастролеров преобладают жители Николаева, Харькова, представители южных регионов России и белорусы. Воры работают как группами, так и в одиночку. Внешне они ничем не отличаются от обычных курортников, те же пляжные тапочки, шорты, футболки, бейсболки. Будущих жертв преступники, как правило, заранее определяют по «засвеченному богатству». Особо лакомый кусок — отдыхающие, которые оставляют свои вещи на пляже без присмотра и отправляются надолго в воду. Так, недавно один южнобережный пляж посетили трое предпринимателей из Киева. Парни пришли купаться и загорать с барсетками, имея по три тысячи долларов на каждого. Так сказать, чтобы ни в чем себе не отказывать. Вальяжные киевляне моментально привлекли внимание «заинтересованных лиц» своими толстыми золотыми цепочками и «гайками». Оставив вещи на берегу, они вместе нырнули в море, а когда вынырнули, барсеток уже не было. Позже потерпевшие долго возмущались в милиции и даже предложили сделку правоохранителям: дескать, раскроете преступление, деньги оставьте себе, только воров нам покажите.

На ялтинском пляже несколько дней назад примерно так же пострадал еще один предприниматель — из Владикавказа. Когда он вынырнул, то обнаружил исчезновение своих часов «Картье» стоимостью 20 тысяч долларов и двух мобильников по $1000 за штуку.

А вот жена некоего золотопромышленника с Камчатки была, казалось бы, очень предусмотрительна. Она сняла на пляже все золотые украшения и спрятала в сумочку. Но процесс «упаковки» золота не остался незамеченным. Дама потом долго рыдала в милиции. На вопрос, зачем она оставила украшения на берегу, пострадавшая ответила, мол, подарок мужа, боялась утопить. А на вопрос, к чему брать на пляж драгоценности, только плечами пожимала.

Хорошо если потерпевшим воры хотя бы одежду оставляют. Нередки случаи, когда люди приходят в милицию в одних плавках. А бывает и того хуже.

Так, один из нудистских пляжей под Феодосией посетил молодой бизнесмен из Киева. Тут же познакомился с девушкой. До позднего вечера они плавали в море и развлекались. Но настоящее «развлечение» их ждало на берегу. Все вещи, крупная сумма денег и дорогие мобильники, оставленные на пляже, исчезли. У бизнесмена пропали даже ключи от стоявшей неподалеку иномарки.

Нередко люди, сидя на пляже, кладут вещи у себя за спиной. Сидит такая компания, весело воркует, всматривается в морскую гладь. А когда кто-нибудь поворачивается, то в ужасе обнаруживает, что все вещи исчезли.

Очень привлекательны для воров одинокие дамы, распластавшиеся на пляже и накинувшие на лицо полотенце. Лежит она, час млеет, два. Рядом бросает свои вещи некий молодой человек, быстро окунается в море, выходит и вместе со своими вещами прихватывает дамские, которые частенько в долларовом эквиваленте стоят не менее тысячи. Знают воры, каких дам выбирать.

Пляжные кражи в июле-августе происходят регулярно. В начале этой недели только за один день зафиксированы более десяти таких хищений. Пять в Ялте, три в Феодосии, две в Алуште… Стоимость похищенного, как правило, составляла 1000 — 2000 гривен. Правда, некий 40-летний житель Черновцов не смог отыскать на Приморском пляже Ялты свои вещи и деньги на общую сумму шесть тысяч гривен.

Конечно же, милиция принимает меры к поимке воров. Недавно правоохранители задержали в Алуште группу гастролеров из Сум. А оперативники уголовного розыска взяли кочующую бригаду воров из Симферопольского района. Но выловить гастролеров бывает очень сложно. Они, «отработав» один город, сразу перемещаются в другой. Нередко пляжные воры действуют группами по заранее разработанной схеме. Первые высматривают подходящих клиентов, вторые воруют вещи и передают третьим, которые уходят с добычей. Если попадаются документы, их, как правило, сбрасывают в туалеты, сумки выбрасывают, мобильники сдают на реализацию подальше от места преступления.

Дмитрий Федоров, Крым, Первая Крымская

Читайте также: