Записки районного опера. Мошенники: пролетарий с колечком

Оружие любого мошенника — хорошо подвешенный язык, а его форменный мундир — внешность человека, достойного полнейшего доверия. Вот некоторые из наиболее применяемых типажей… Красивая девушка с широко распахнутыми, доверчивыми глазами.

Малолетка-тимуровец, заботящийся о стариках, и всячески готовый им помочь.

Иностранец-инвеститор, не знающий о нашей действительности ничего, со своей чековой книжкой наготове.

Ветеран войны («чеченской», «афганской», Великой Отечественной, первой мировой, русско-турецкой и т.д.), с обязательным набором орденских колодок на груди.

Недалёкий крестьянин, охотно готовый обманутся как угодно и кем угодно.

На минутку сбежавший из-под опеки жены спившийся пролетарий, и т.п.

Ни одного неточного жеста, ни единой фальшивой интонации, всё чётко рассчитано и множество раз отработано… Тонкое чувство аудитории и чуткое реагирование на каждое колебание её настроений позволяюет своевременно менять ассортимент применяемых приёмов и способов мухлежа, а в случае опасности — немедленно эвакуироваться… Но убегать почти никогда не приходится, — Мастер не допускает грубых промашек и проколов…

Возьмём тот же вариант с «пролетарием»…

Декорации: город, улица, пивная. Мимо идёшь ты. В этот момент из пивной вываливается парень – симпатичный, но слегка поддатый. Что характерно — он двигается в одном направлении с тобою, что автоматически делает вас попутчиками. Разумеется, тебе невдомёк, что этот симпатяга долго высматривал подходящий объект в людской толчее, и выбрал именно тебя из-за добротного пальто — и, прости уж за правду, из-за твоих жаднючих глаз…

Итак, идя в одном направлении, вы опять-таки «случайно» — разговорились. За 30 секунд он выкладывает автобиографию: ясли, детсад, школа, армия, техникум, женитьба, ребёнок, жена и тёща (обе – стервозы), в общем — ничего необычного… Трудно ему со своими домочадцами, капают на мозги ежедневно, вот и хочется расслабиться, а денег на «пузырь», ввиду многомесячных задержек с зарплатой – увы…

Вник ты в его проблемы?.. Отлично. Начинается следующий акт действия.

Оказывается, наличествовала у «пролетария» ещё и очень ветхая бабушка. Недавно она скончалась, оставив после себя шкатулочку с бижутерией. Жене про эту шкатулку он ничего не сказал (отнимет, зараза!), припрятал, а сегодня — снёс одно из найденных в шкатулке колец в пивную, намереваясь загнать знакомому бармену по дешёвке, а заодно — и память о покойной обмыть… Но знакомый, зараза, оказался на больничном (ничего страшного, заурядный СПИД с осложнениями на левое ухо), вот и несёт наш герой обратно кольцо в свою секретную (от домочадцев) нычку на чердаке собственного дома…

Излагается это не в лоб, не навязчиво, а как бы попутно, в промежутке между рассказами о разных прочих проблемах и напастях нашего непутёвого пролетария-забулдыги, потому и звучит убедительно, как утренняя радиопередача…

Сперва ты прислушиваешься к его россказням лишь краешком уха, но потом наличие в кармане у пропойцы некой чуть ли не драгоценной вещи начинает цеплять тебя за душу, после некоторых колебаний ты просишь показать её, — «а я скажу, сколько это может стоить!..» Парень беззаботно отмахивается: «Какая там стоимость… Уверен, золото – сусальное, а камень – стекляшка!..» И с этими словами он извлекает из кармана и тычет тебе под нос массивное золотое кольцо с вот такенным бриллиантом!.. В отличие от «пролетария», в драгоценностях ты немножко разбираешься, и сразу же замечаешь выдавленную на кольце пробу золота — чуть ли не 99999999-я!.. Ну, ещё и сам камешек – величиной лишь чуток меньше килограммового булыжника… Может ли этот камень оказаться стекляшкой — при т а к о й пробе?!. Нет, разумеется!.. Совершенно ясно, что откинувшаяся старушенция родом — из какого-то знатного княжеского рода, а безмозглый внучок её даже не подозревает об истинной величине нежданно упавшего ему на голову богатства…

Будь на твоём месте какой-нибудь лопух, он сразу же сообщил бы забулдыге, что тот теперь — богаче Ротшильда, и предложил бы ему для начала снести все драгоценности из шкатулки на экспертизу, куда-нибудь в Алмазный фонд…

…Но ты же не совсем дебил, верно?.. Зачем этому алкашу несметные сокровища?.. Незачем. Сколько б их у него ни было — всё в оконцовке пробухает. Миллиард такому дай – через год от того миллиарда останется лишь гора опустошенных бутылок. Он их сдаст, получит за них миллион долларов, и – тут же пропьёт и их…

Решено: парню ничего не говорить, бесценное кольцо — купить по дешёвке, а затем – по возможности выманить и остальное содержание наследства!..

…И вот ты начинаешь осторожно намекать на то, что колечко, разумеется – дрянь, паршивенькая подделка, но единственно из мужской солидарности и благородного желания поддержать затравленного семейными дебоширками человека, ты, пожалуй, готов купить его за… ну, скажем, за 10 долларов!.. Хотя красная цена ему — 15 центов…

Парень в ответ лишь весело смеётся, забирает кольцо из твоих вздрагивающих от вожделения ладошек, небрежно прячет в карман, воскликнув: «За эти смешные гроши — и отдать такую красивую побрякушку?!. Да я завтра выйду на базар, и любой первый встречный выложит за неё сто долларов!..»

В ответ ты радостно хохочешь, представляя себе простофилю, способного выкинуть кучу баксов за такое «гэ». Парень обидчиво пожимает плечами: «А не купит никто – ну и хрен с ним… Останется у меня, в память о славной бабушке, Нине Петровне… Ладно, заболтался я, а мне домой уж пора!..»

И он спешит прочь, унося с собою перстень, цены которому нет!.. Да ежели вывезти его за рубеж и выставить на аукционе — сто тысяч «зелени» можно за него вытянуть, если не более!.. От таких цифр тебя бросает то в жар, то в холод, ты нагоняешь парня и втягиваешь его в продолжение переговоров. Твоё желание помочь ближнему, оказывается, столь велико, что ты готов поднять цену до 20 долларов.

Выпивоха иронично смеётся и прибавляет шаг. «30 долларов!» Он уже почти бежит. «45 долларов!.. Больше у меня нет, честное слово, могу и бумажник показать!» Парень хмыкает. Ты честно достаёшь бумажник, освобождаешь его нутро от дремлющих там 45 баксов, и показываешь ему: больше действительно с тебя не содрать…

«А вот и мой дом!» — неожиданно сообщает парень, показывая на высунувшуюся из окна третьего этажа и глазеющую на улицу дородную бабёнку с недобрым лицом. «Это и есть моя супруга, дражайшая Элеонора Владленовна!.. Зараза… Элечка, я пришёл!..» — и он приветливо машет рукою. Женуля, презрительно покосившись на него сверху и ничего не ответив, скрывается в глубине квартиры.

«Так… Опять скандалище закатит…» — огорчается выпивоха. Смотрит на тебя, на свой карман, явно испытывая противоположные чувства. Потом, решившись, машет рукою: «А, ладно… Гони бабло, и з абирай колечко!.. Хоть и отдаю за полцены, но уж больно выпить хочется… Сейчас схожу и надерусь до чёртиков, а потом и к супруге пойду… Когда я «под этим делом» — мне всё по барабану, пусть тогда ругает сколько угодно…»

И обмен под беззвучно-издевательский смешок обеих высоких договаривающихся сторон осуществляется. Парень тут же несётся прочь, по направлению к вожделенной забегаловке, но ты успеваешь буквально на бегу договориться с ним, что придёшь назавтра к его дому, и он вынесет остальные бабкины побрякушки, чтобы ты, так и быть, и оттуда что-либо купил по сходной цене. «Если что, и меня случайно не будет – я живу в 47-й квартире!..» — уже заворачивая за угол, успевает крикнуть наивный алкаш.

Это — первая часть истории.

Далее начинается вторая часть.

На следующий день ты прибегаешь к знакомому дому в слегка взволнованном состоянии. Знающие люди, к коим ты успел снести драгоценную покупку, объяснили тебе, что камень – действительно стекляшка, а «золото» — самое что ни на есть сусальное, хотя и покрыто сверху тончайшим слоем настоящего, чтобы в случае пробы кислотой или специальным «карандашом» реакция была положительной… А проба на кольце – подделана, для умельца это – тьфу, минутное дело… Так что стоит колечко максимум 45 копеек, ты же за него почему-то 45 долларов отвалил!..

И вот теперь ты ждёшь парня в светлой надежде объяснить ему пустяшность старухиного наследства. Ну и, разумеется. — забрать обратно свои столь нелишние для тебя «зелененькие»…

Проходит полчаса после обусловленного заранее времени, проходит сорок и пятьдесят минут — нет забулдыги. Тогда ты мчишься на третий этаж и звонишь надрывно в 47-ю квартиру, — «набухался, поди, теперь придётся его будить…» Открывает уже знакомая бабёнка с недобрым лицом. «Здравствуйте, Элеонора Владленовна, я — знакомый вашего мужа, у меня к нему срочное дело!» — говоришь ты деловито, и пытаешься проникнуть мимо неё в квартиру, но она хватает тебя за шиворот и швыряет обратно со словами: «Я не Элеонора Владленовна, а Екатерина Робертовна, и мужа у меня нету вовсе, наглая морда, потому как я ещё девица!..» Дверь захлопывается перед самым твоим носом.

«Сговорились, сволочи!» — мысленно проклинаешь ты обоих супругов, звонишь и барабанишь в дверь. Скоро появляется вызванная хозяйкой милиция, тебя доставляют в райотдел, и вот только там ты узнаешь, что она – действительно не Элька, а Катька, что супруга у неё действительно нет, и что, следовательно, загнавший тебе по дешёвке несусветное сокровище алкоголик на самом деле — обыкновенный жулик, своими врками «купивший» тебя с потрохами, и выманивший весь твой «нал».

Горю твоему нет предела!.. Не только свои денежки ты потерял, но и — все те агромадные капиталища, которые планировал заработать на этой супер-сделке!..

(Продолжение следует)

Владимир Куземко, специально для «УК»

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: