Записки районного опера. «Дело сенсэя»

Эта история, произошедшая в середине 90-х годов, в анналах нашего РОВД с подачи СМИ получила наименование «Дело Сенсэя». Был я тогда лишь лейтенантом… Совещание

…Уже обстрелянный, побывавший в передрягах, но не успевший набраться должного опыта, а потому – не уверенный в себе и в своих силах.

На очередной оперативке у начРОВД наш сухонький и крикливый шеф разразился очередной «гремучкой» в адрес личного состава. Такие-де и сякие, трам -тарарам нас и родивших подобное убожество наших матерей… Лодыри, алкаши, мздоимцы, бездельники!.. С преступностью — не боремся, заявления от граждан своевременно — не расследуем, показатели раскрываемости преступлений — завалили окончательно…

«А ведь я ещё в прошлом квартале указывал исправиться и преодолеть!..», да где там… Облили щедро фекалиями мудрые указки нашего отца – командира!.. Терпелив он, даже чересчур, но – иссяк океан и его терпения!..

И так далее, в том же духе, с теми же интонациями, жестами и кривляньями, что и на предыдущей оперативке, и на пред-предыдущей, и на позапрошлогодней…

Слушая начРОВД, диву даёшься: каким же сбродом повелела ему руководить судьба?!. Сам-то он, разумеется, святей папы Римского и мудрей телевизора, но вот его подчинённые — редкостная сволота, оттого и мучается он с нами который год, здоровье гробит, травмирует психику, вынужденно перенапрягая силы в напрасных потугах достучаться до нашей совести… И где результат этих титанических усилий?.. Нет результата!..

Словно и не воспитывал он нас каждодневно, словно не наставлял личный состав, подкрепляя слова продуманнейшими оргмероприятиями, словно не милицейский АС и МАСТЕР нами командует, а жалкая замухрышка…

«Ни хрена не делаете, не пытаетесь сделать, и уж даже не притворяетесь, что — пытались… А это ж вообще – ни в какие ворота!..»

Слушали мы смиренно, мучимые раскаянием за то, что такие вот дуболомы ленивые, попались под его руководящую руку… Каждый из нас на его месте давно б застрелился от отчаяния что-либо изменить при столь похабном личном составе, но – не стреляется, паразит, видать — бережёт патроны… И на всех совещаниях-заседаниях с участием подчинённых — зудит, громыхает, кулачком по столу постукивает…

После общих рассуждений он обычно переключается на частности, брызгая слюной в ту или иную из райотделовских служб. На этот раз его мишенью стал уголовный розыск.

Трах-тарарах — оперуполномоченным с их маманями!.. Почему на счету райотдела до сих пор — целых ТРИ (!!!!!!!!!!) совершённых в этом году, и до сих пор не раскрытых убийства?!. Чего господа опера добиваются — чтоб подполковник забросил прочие свои архиважные дела, и самолично занялся вонючими мокрухами?!. От важнейших государевых дум норовят его отвлечь бездеятельностью и разгильдяйством розыскники – раздолбаи!.. Но ничего, когда-нибудь они дождутся… Вот рассердится он по-настоящему – и тогда пощады пусть никто не ждёт!..

И эту песню мы слыхали. Ждем-с!.. Пусть сердится… Может, хоть тогда хватит его кондрашка от перевозбуждённости, и пришлют к нам в РОВД нового, чуточку менее крикливого командира…

Впрочем, – вряд ли… Должность у него – такая, что порядочному человеку на ней не удержаться. Никто хорошего человека гробить ею и не станет, так что ещё спасибо скажем, ежели взамен не пришлют к нам ещё более лимпопо…

«И с изъятиями наркоты, товарищи офицеры, как всегда – полный завал!.. — поменял тему начальник РОВД. — В прошлом месяце – ещё куда ни шло, в этом же — ни одного изъятия!.. А ведь на прошлом совещании САМ начальник городского Управления указывал нашему райотделу на недоработку по этому вопросу!.. Это ваш ответ на справедливую критику руководства?.. Так это не ответ, а издёвка!.. Явный намёк, что для вас слова САМОГО товарища полковника — уже не приказ, не руководство к действию!..»

Тут начальник райотдела сделал паузу, и с трибуны горестно повёл очами по сторонам, надеясь обнаружить хотя бы одного относительно честного и преданного интересам дела сотрудника. Но кругом себя увидел лишь испитые, хитрованисто — ментовские рожи… Понятно, что в открытую никто ему в глаза не плевал, но и пронзённых сочувствием служебным печалям взглядов тоже — не наблюдалось… Разве что сидевший рядом за столом президиума начальник районного уголовного розыска самокритично покачал стриженной башкой в такт подполковничьих обвинений, но майору должность велела именно так реагировать на начальствующие разносы в адрес своей службы, а что у него в самом деле на душе – ни одна собака не знает, потому и он – под сомнением…

Подполковник помолчал, переводя дух и соображая, достаточно ли этого разноса для нашей ударной работы по искуплению грехов хотя бы в ближайшие два-три часа. И решив, что для наглядности надо бы и по одному из рядовых работников вжарить из орудий главного калибра, косо полоснул глазками меня, сидевшего в зале слева, в третьем ряду:

«Кстати – о вас, товарищ лейтенант такой-то… Вы работаете у нас уже год, да?.. Мы оказали вам большое доверие, назначив на ответственную должность оперуполномоченного… Мы рассчитывали на…» — тут он поперхнулся собственной слюной, закашлялся. Зал глухо помалкивал, отчасти — сопережевая мне, а отчасти — радуясь, что в данный момент разносят меня, а не кого-либо из них…

Отхаркавшись в сторону, и уже успев забыть, на что так легкомысленно рассчитывало руководство, беря в штат угро подобного мне гондона, начальник райотдела чисто на автомате привязал меня к предыдущей теме своих разглагольствований: «И мало, очень мало у вас изъятий наркотиков! За последнее время – совсем нет, а это — ни в какие ворота!.. Отрабатывать надо зарплату, а не… вы меня понимаешь, товарищ лейтенант?!.»

Тут, на моё горе, он припомнил нечто действительно конкретное, оживился: «Когда этим летом вы попросили отпуск в июле, мы что — отказали, а?.. Нет, дали!.. Летом!!! И это – в то самое время, когда многие, даже и по десятку лет отпахавшие у нас, сотрудники получали отпуска исключительно в осенне-зимний период!.. Так надо же ценить заботу о себе, и отвечать усердием по службе, ясно?!. А не… растак вашу маму… ловить ворон и водку квасить…»

Он почесал затылок, соображая, не вякнуть ли ещё чего-нибудь поганое. Решил, что с молодежи на первый раз — достаточно, а то ещё расплачется и позовёт мамочку… Вдруг заговорил о паспортной службе, так-растак-перетак в адрес отдельных недостатков и недочётов в её работе… Те из присутствующих, кто имел отношение к уголовному розыску, потаённо перевели дух, — «всё, сегодня старый хрыч нас уж дёргать не будет!» Зато паспортисты посвежели лицами и стыдливо зарумянились, слушая начальственные колючки и дерьмучки в свой адрес…

Супер-барыга

После оперативки личный состав бодро разбежался по кабинетам, точкам, объектам и прочим рабочим местам. Всех поглотила текучка буден: опросы, допросы, задержания, аресты, беседы с посетителями, составление служебных бумажек и прочая приевшаяся всем фигня…

Лично мне надо было выезжать на адрес, опрашивать ограбленную вчера на улице гражданочку Терентьеву на предмет внешности и особых примет её обидчиков, но вместо этого я закрылся в кабинете, сел за стол и крепко задумался.

Слова подполковника задели меня за живое. Это сейчас, по прошествии стольких лет бурления в ментовском котле, к начальственным разносам я привык, и воспринимаю их с олимпийским спокойствием… На то и начальство, чтобы горло драть… Сегодня я угодил под раздачу, а завтра — кто-то другой, так чего волноваться и нервишки палить?.. Наслушался командирских воплей (но только ни в коем случае – не прекословь, начальство этого не любит!), отряхнулся – и как с гуся вода!.. Забудь, и живи, и работай дальше с таким видом, словно ничего такого тебе и не говорили… Будут сделаны мною радикальные выводы из услышанного или не будут, — всё равно с неотвратимостью восхода солнца через какое-то время забывшее свои старые претензии начальство взвалит на меня груз новых придирок… Так чего, собственно, стараться, если конечный результат — тот же?..

Но это я сейчас понимаю. А тогда, в годы желторотого лейтенантства, любой попрёк вышестоящего воспринимался как пятно на моей репутации. Мечталось о будущих генеральских лампасах и министерских должностях, для этого же – хотелось быть на хорошем счету, заслужить доверие, так сказать, продемонстрировать себя с наилучшей стороны… Эх, молодость!.. Каким же я тогда был идиотом…

…И не отвертеться от голого факта: просил я летом отпуск в разгар курортного сезона (врачи наставительно порекомендовали свезти сынишку к морю хотя бы на недельку, и я, извернувшись, это устроил!)… И этот летний отпуск мне дали — как бы авансом за будущее усердие!.. Теперь же и в самом деле справедливо было бы этот аванс отработать… Позарез нужно было изъятие наркоты в количестве побольше, и по времени — как можно побыстрее!..

Хлопнуть несколько человек за «хранение, изготовление, употребление или сбыт нарковеществ» не так уж и сложно, но — хлопотно очень, и времени много отнимает. Так – даже теперь, когда я набрался опыта и оброс качественной агентурой. Тогда же я и вовсе растерялся: с чего начать?..

Самое интересное, что в словах начальника райотдела таилась некая, ему самому неведомая правда…

Действительно, в последние недели наркушники нашего района словно выпали из поля зрения оперов, привычно пасущих их около притонов и прочих наркоторгующих я м. То есть наркоманы как таковые никуда не делись, — толпилися на улицах и площадях наших «территорий», куда ни плюнь — обязательно угодишь в наркоманскую рожу… И колоться — нюхать-глотать — курить тоже не бросали, не наблюдалось такое уникальное чудо… Как раньше травились «дурью», так и травятся, но берут её — не у известных районному угрозыску барыжек, а у кого-то другого, неведомого… И я м а та, видать, достаточно мощная, раз покрывает потребности всей районной нарколыжни, во всяком случае – значительной её части…

Дошло до того, что наркобарыги, оставшиеся без массового покупателя, серьёзно сбросили цены на свой товар, но и эту «уценёнку» — не брали. Видимо: в каком-то другом месте ш и р л о предлагали и дешевле, и — качественней…

Те из барыг, кто сексотил на ментуру, т ё р л и «кураторам»: найдите таинственного конкурента, и сделайте с ним что-нибудь, иначе вся действующая наркоторгующая сеть разрушится, и вы, опера, останетесь без осведомителей!..

И мне такое приходилось неоднократно слышать в последнее время, и многим моим товарищам, но проклятая текучка и вечная беготня по сиюминутным делам мешали сесть и задуматься: а что, собственно говоря, происходит?..

И только теперь, подстёгнутый начальственным вздраем, и сопоставив известные мне факты, я пришёл к единственно возможному разумному объяснению: где-то под самым носом у нас появился некий неизвестный нам барыга, с совершенно немыслимыми, по провинциальным меркам, размахом деятельности!.. И если я его вычислю и поймаю, то полная грудь орденов мне обеспечена, да и внеочередное звание капитана (а то и майора!) присвоят к концу квартала, сто пудово… Так что надо ловить!..

Первым побуждением было — сходить к начальнику угро, посоветоваться.. Розыскник он опытнейший, да и человек не из шибко вредных, — и подскажет толково, и морально поддержит, может даже — и хоть завалящего стажёра — курсантика из школы милиции в помощь выделит!.. Но, всё хорошенько обдумав, понял, что делать этого — не следует. Пусть лишь учился я ментовскому ремеслу, но и не совсем же дурачок, кое-что уж кумекал в жизни, чувствовал нюансы и оттенки…

Одобри майор мою идею поисков «мистера Икс-торговца», — и он тем самым дал бы молчаливое «добро» на то, чтобы я временно похерил все прочие срочные дела и обязанности. Нельзя же в усиленном варианте заниматься всем!

Но что значит – одобрить?.. Это означает, без всякой выгоды лично для себя, взять на себя ответственность за последствия!.. Да, нынче подполковник пропесочил за отсутствие изъятий наркоты, и я все силы бросил на этот участок борьбы с преступностью… А завтра — начальник райотдела удивится: почему с квартирными кражами у меня полнейший завал, и по мокрухам нет решительных сдвигов… Естественно, мне придётся оправдываться: «Так я же по наркоте работаю… Вот и товарищ майор разрешил!..»

И получится объективно, что вовсе не я виноват в перечисленных начальством небрежностях, а мой непосредственный начальник!.. Дескать, сняв с меня часть моих непосредственных обязанностей — никому другому их не перепоручил (а кому перепоручишь, когда и так все заняты под завязку?!), что при необходимости можно расценить как его личный, грубейший и непростительнейший промах. «Да-да, товарищ майор, такие вещи совершенно непозволительны!» — вот что скажет (или подумает!) начРОВД.

Есть определённые правила игры, прекрасно известные начальнику угрозыска. Вот почему, даже и одобрив план операции, никогда не скажет он: «Остальное – бросьте!», наоборот – обязательно подчеркнёт в конце инструктажа: «Но и про остальные обязанности не забывайте, а я — проконтролирую!» И — обязательно проконтролирует, можете не сомневаться… То и дело будет дёргать меня, отрывать от поисков «мистера Икса» напоминаниями типа: «Ты уже опросил потерпевшую от грабителей гражданку Терентьеву?», или: «А по делу об убийстве сторожа автостоянки ты уже отработал жителей домов номер 23 и 24?..» Тогда если что – алиби майора налицо. «Я напоминал!.. Требовал!.. Но это он, лейтенант такой-то, не справился и не обеспечил…»

Во, тогда и к начальнику угрозыска от подполковника – никаких претензий, мне же в лучшем случае – строгий выговор с занесением, да ещё и балалайку в рот, на десерт…

Так что самое правильное сейчас — ничего непосредственному начальнику не докладывать, а, втихую сбросив побоку все прочие материалы, позаниматься недельку одними наркушниками… Пока начальство пронюхает, что я от прочих дел самоустранился — либо достигну каких-либо результатов, и смогу предъявить их в качестве оправдания своим действиям, либо — пойму, что тяну пустышку, и – вернусь скорёхонько под прежнюю лямку…

Ну и, если честно, не хотелось делиться с майором лаврами победителя в случае успеха!.. Да-да, я был тогда настолько желторот, что рассчитывал, в случае поимки «супер-барыги», оказаться единоличным автором победы, совершенно не представляя, сколько же в случае серьёзного успеха объявляется желающих пристроиться к ней, причем – званиями и должностями куда покруче моего!..

(Продолжение следует)

Владимир КУЗЕМКО, специально для «УК»

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: