Тюремная энциклопедия: зековские будни

Были и такие легендарные зоны, на которых сеяли и убирали сорго, а потом вязали веники в прямом смысле. Зона-бахча, зона-сад… но все же преобладала зона-лес. Именно в «лесных управлениях» были сосредоточены зеки со всего Советского Союза, и эти управления подчинялись Москве.Труды

Места лишения свободы недаром называются исправительно-трудовыми. С исправлением все ясно, дело пятое, а вот труд как раз и являл в советских лагерях доминанту бытия зека. О подневольном труде достаточно много сказано Солоневичем и Ширяевым, Солженицыным и Шаламовым. Хотя и описывались этими писателями так называемые «сталинские» лагеря, но в нынешнее время мало что изменилось. Ну, может быть, несколько упал «индекс каторжности» труда там, где вообще есть возможность потрудиться.

Потрудиться в зонах хотят многие, ибо без труда для зека нет даже рыбки, привязанной к черпаку для бутафории. Табак государство не выдает, следовательно, его нужно покупать; стоят цеха в зоне, нет спроса на продукцию — нет денег, нет табачка, а с ним и маргарина, повидла, дешевых карамелек для поддержки уровня гемоглобина в жидкой крови. Нет работы — значит, будут править бал те, кто богат деньгами и кулаками, а остальные обречены медленно умирать от голода и холода. Ну прямо все как на свободе!

Не будем забывать, что основной контингент любой зоны это «мужик», работающий и не имеющий «перегонов» с воли от кентовподельников. И прекрасно вычисляется факт появления в лагерях «новых русских» всех мастей. В представлении обывателя зоновский труд связан обычно с лесоповалом, золотом Колымы и урановыми рудниками. Да, конечно, лес валит большое число зеков, но промпроизводственные зоны существуют в не менее большом количестве и до перестройки производили практически любую продукцию вплоть до цветных телевизоров (Симферополь, ИТК № 8 общего режима).

Токаря, фрезеровщики, электрики, слесаря, полеводы и садоводы, плотники, монтажники, инженеры всех специальностей на всех давались разнарядки, не говоря уже о специальностях лесоповала… На севере лес, на юге веники… Да, были и такие легендарные зоны, на которых сеяли и убирали сорго, а потом вязали веники в прямом смысле. Зона-бахча, зона-сад… но все же преобладала зона-лес. Именно в «лесных управлениях» были сосредоточены зеки со всего Союза, и эти управления подчинялись Москве.

Стук по миске

Лагерная норма питания по калорийности близка, наверное, к гербалайфу. Лагерный блок питания вообще творит чудеса в деле сокращения малой пайки. Говорят, так: в котел бросают мясо, варят его, не снимая никаких пенок, затем бульон разливают, срезают с костей мякоть, оставляя так называемые «гланды» (мослы и жилы), снова заливают водой и варят зековский «суп». Из отлитого бульона варят «офицерский борщ» и «солдатскую похлебку», делят мясо…

Не будем касаться собственно норм, вы найдете их в приложении; о заниженном со всех сторон питании свидетельствует постоянное чувство голода, которое испытывает большинство зеков, за исключением разве что особо приближенных к блоку питания «козлов».

«Подогреться» едой желают все. Но еще в лагерной литературе 60-х (Солженицын, Шаламов) была выражена точная мысль: зека губит не маленькая пайка, а большая. В современной зоне зек с «понятиями» старается не «набивать кишку», точно зная о неусвояемости всех этих обезжиренных или, наоборот, заправленных «техническим жиром» каш.

Характерны и названия еды: суп «могила» (плавает скелет рыбки), суп «подводная лодка» (плавает одна маленькая, как будто аквариумная, рыбка), «полиэтилен» (каша из загадочного злака) и т.п., «гидрокурица» (селедка), она же колбаса с глазами.

«Стук по миске» в завтрак, в обед и в ужин. Раздатчик стучит черпаком по миске как можно эффектней, создавая впечатление большого количества и выпячивая перед зеками свою «честность» и «старательность»…

Есть просто голодные зоны; они были и в советское время; нынче их количество наверняка увеличилось. Недавно освободившийся человек рассказывал, как «хозяин» извиняющимся тоном просил зеков проявить терпение, не бузить из-за почти полного отсутствия в пище жиров и сахара; все деньги, мол, потрачены на крупы; обождите, граждане зеки, вот продадим продукцию и сахар с маслом заработаем.

В тюрьме и зоне, как и на свободе, хорошо живет тот, у кого есть деньги. А деньги есть у того, кому помогают из-за колючки. В зоновских магазинах пользуется спросом дешевый товар: консервы рыбные, повидло, маргарин, сигареты типа «Прима». Однако могут наполнить прилавок такой дорогостоящей дрянью, что никакого «лицевого счета» не хватит…

Бывают кризисные периоды, когда та или иная зона испытывает сильнейший дефицит курева, чая и прочего. Начинается всеобщее волнение, могущее при определенных условиях перерасти в бунт.

Зеку положена передача или посылка: это тоже важное подспорье лишними калорями (оговорился: совсем-совсем не лишними). Чесночок, сало, сигареты, карамель какая-нибудь вот достойный джентльменский набор «мужицкой дачки» от матери, от жены, от вольного кента.

Нельзя, по тюремно-лагерным понятиям, ничего покупать в пищеблоке. Повар не в магазине покупает мясо, а кроит куски от общего стола; он отнимает калории, а значит, и здоровье у того, с кем ты делишь тяготы каторжанского бытия.

Если вернуться к проблеме большой и маленькой пайки, то можно припомнить «кишкометов-проглотов» (обжор) в зоне общего режима, собиравших со столов «шлюмки» с остатками каши и вываливавших ее в свои. Хотя, конечно, были и легендарные зоны, в которых хлеб ставился на столы в нарезанном виде, без нормы, в больших тарелках. Большое количество его и оставалось после еды. Это сытая зона. В такой зоне можно пообедать с добавкой, но все равно умный зек не станет злоупотреблять, зная, что перемены к худшему могут произойти неожиданно, а привычка к большому количеству пищи останется надолго и причинит невыносимые муки.

С едой, как и с азартными играми, связаны многие проблемы тюрьмы и зоны. Еда, пища, хавка и как следствие крысятничество, голодовки, повышенная смертность, бунты и убийства.

Что зеку полагается по закону

Приводим перечень продуктов питания и предметов первой необходимости, обуви, одежды и других промышленных товаров, которые осужденные могут иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях и приобретать в магазинах ИТУ.

Продукты питания (кроме требующих тепловой обработки, сахара, дрожжей, алкогольных напитков и пива); табачные изделия, спички; одежда, головные уборы, обувь и постельные принадлежности установленного для осужденных образца; нательное белье (теплое и простое); платки носовые, поясные ремни, чулочно-носочные изделия, колготки, перчатки, варежки, тапочки комнатные (спортивные), нитки, шарфы; туалетные принадлежности (туалетное, хозяйственное мыло, зубная щетка, зубной порошок, зубная паста, кремы, гребень, расческа); косынки, рейтузы, пояса, бюстгальтеры, марля, заколки, вазелин, вата, шампунь, губная помада, пудра (для лиц женского пола); зеркало, бритва электрическая либо механическая, бритвы безопасные разового использования; сапожные щетки и щетки для одежды; посуда, футляры для очков, мыла и зубных щеток, кружка, ложка; настольные игры, кроме карт; учебники, ученические тетради, почтовые конверты, открытки, марки, карандаши, авторучки, чернила и стержни; литература; фотокарточки, фотоальбомы; спортивные костюмы; электрокипятильники бытовые заводского исполнения; нательные крестики и предметы культа, изготовленные из недрагоценных металлов; костыли, деревянные трости, протезы (по разрешению врачей); часы наручные или карманные из недрагоценных металлов, кроме ВТК и тюрем.

Чифир

Чай любимейший русский напиток. Явившись из стран Юго-Восточной Азии, он обрел в российских пределах вторую родину. В советское время чай заново родился в местах лишения свободы и стал основным источником витаминов и жизненной энергии для тысяч и тысяч зеков, прошедших тюрьмы и лагеря.

Из чая зек приготовляет напиток, именуемый «чифиром» (чифир, чифирь). Уровень ритуальности этого действа сравним лишь с ритуальностью японской чайной церемонии при полном, так сказать, антагонизме. Если нет электричества (в лесу), то берется стандартная эмалированная кружка, покрытая внутри черной чайной окалиной; наливается вода и кипятится на головешках костра. На 300 граммов воды насыпается чуть больше половины 50-граммовой пачки чая (обязательно листового). Осевший чай поднимается еще одним нагреванием и накрывается для настоя самодельной крышкой. Если чаю в достатке, то «поднимать» его не обязательно, достаточно запарить но более длительное время. Поднявшийся чайный лист постепенно оседает; после запарки и усадки листа чай переливается в посуду для питья особый шик представляет хорошая фарфоровая чашечка, но сгодится и стакан, и просто стеклянная баночка. Из чашки напиток переливается обратно в кружку (это называется «оженить»), затем снова в чашку. Напиток готов к употреблению.

Приглашение чифирнуть одно из первых по значению для любого зека. Оно говорит об уважении, о приобщении зека к некоему братству, кругу. «Козла» никто не позовет «на пару глотков», подозрительного или глупого тоже.

Чифир после заварки почти тягучая черная жидкость. Пьют его горячим, пуская чашечку или баночку по кругу, делают по два или три глотка (в зависимости от обычая зоны). После первых глотков оценивается крепость и вкус, убойность и температура. Если чифир слаб скажут: «Да это «Байкал»!» Если заваривал чифир шестерка, то могут обругать и даже дать по морде; если же сам владелец чая, то тактично промолчат.

После чифира начинается неспешный разговор о том, о сем, в основном, о делах «свободного мира» (семьи, женщины, политика, блатные новости). А закончится все анекдотами или длинным приколом. Обязательный элемент чифиропития табачок, сигаретка, хотя сразу после нескольких глотков и пары затяжек к горлу подступает неодолимая тошнота. Поэтому сведущие зеки закуривают лишь после того, как чифир приживется в организме и по телу пробегут приятные мурашки. Утренний чифир откроет глаза любому уставшему зеку.

Из кружки выдавлены последние капли настоя, остались «вторяки», «нефеля» вываренный чайный лист. Они не выбрасываются, а используются при второй заварке, окрашивая воду для чифира. Или завариваются сами по себе для обычного чаепития, «купеческого», с «грохотульками» (конфетами) или «помазухой».

Если есть электричество, то чифир заваривается с помощью «машины» самодельного электронагревателя, сделанного из двух изолированных друг от друга металлических пластин. В тюрьме сжигают скрученное особым образом вафельное полотенце, бумагу и т.д. Особый шик соленая рыбка к чифиру (по-колымски) вяленая или любая другая. Японца хватил бы инфаркт…

Чифир напиток № 1 в тюрьме и зоне. Водку достают редко, пьют ее единицы это напиток агрессивный и, честно говоря, в зоне неуместный.

А после чифира… «Внимание, конвой!» Зек, напившийся чифиру, прыгает вверх и в сторону на пять метров!..

«Феня» с «пальцами» на корточках

В тюрьме и в зоне говорят, конечно, на русском языке, дополняя его словами и выражениями из языка блатного так называемой «фени». Не будем касаться происхождения этого языка оно закономерно вытекает из необходимости тайны в любом преступном ремесле. Нынче же блатной язык, воровской жаргон проникает во все сферы жизни, и никого уже не удивляют слова «крыша», «штука», «стрелка», «разборка» из уст диктора НТВ или правительственного чиновника. Не говоря уже о деятелях культуры и искусства… В общем, смычка сфер происходит на языковом уровне, а это улика посильней любой судебной.

Именно по языку угадывают опытные зеки своего собрата, определяют его принадлежность к тому или иному режиму. Отсидевший чуть больше года первоходочник, нахватавшись верхушек, уже сыплет направо и налево блатными оборотами. Однако использует он их там, где надо и не надо. Напротив, зек с двумя-тремя ходками (и тем более «полосатик с особого режима») вставляет блатные слова очень и очень точно, не злоупотребляя остроумной и опасной лексикой: за всякое неверное слово зек отвечает немедленно.

Разговору помогают усиленной жестикуляцией, т.н. «гнутыми пальцами». «Гнутые пальцы» тоже вошли в обиход «вольной жизни» и стали непременным атрибутом общения в среде «новых русских». Но появилась эта привычка от «щипачей» (карманников) и «катал» (профессиональных картежников) — это они «гнули пальцы», постоянно их тренируя, дабы не потерять умения осуществить «карманную тягу» с «чердака фраерского» «лепня» (кармана пиджака жертвы) или «передернуть картишки» на глазах у «лоха».

«Феня» постоянно обновляется, обогащается новыми выражениями типа «не дави на блатпедаль», та же «крыша» (бандитское прикрытие). Другие слова типа «голубятник» (вор, похищающий белье с чердаков) исчезают из «фени» за ненадобностью. Некоторые выражения очень остроумны: «гидрокурица» (селедка), «Иван Тоскуй приехал» (приступ язвы), «Иван с Волги» (хулиган)… Часть оборотов используется как опасный способ припутать новичка или с целью придать презрительный смысл: «просто так» (об игре на «педераста»), «Ага, наркоман… кожаной иглой по тухлой вене…» и т.д. и т.п.

Впрочем, в «обоюдном толковище» (диалоге) подобные выражения не используются ввиду их чревычайной опасности, равно как нецензурщина. Язык тюрьмы и зоны остроумен, точен и страшен. Женщина в этой лексике принижена до «дырки», «кошелки» в общем, до легкодоступного и несмысленного существа; беззащитный интеллигент («политик») «Укроп Помидорович»; убийство «мокруха», «завалили» как, скажем, свинью… Однако выражение «убить жида» означает всего-навсего «быстро разбогатеть».

Сидение на корточках тоже один из признаков «тюрьмы и зоны», но признак этот не несет никакой особо блатной нагрузки, а вызван к жизни элементарными правилами гигиены. Дело в том, что скамейки и стулья достаточно редки в лагерях, и, как мы уже говорили, беседы и азартные игры проводятся прямо на шконках. На улице (в отрядных двориках) скамеек тоже нет, и если каждый будет садиться на камень, траву или просто на асфальт, а потом водружать пыльную задницу на чужое одеяло или простыню, то никакая баня не справится с всеобщей загрязненностью, никакая прачечная не отстирает зековское белье.

Подражая взрослым, садятся на корточки подростки неумело гнут пальцы, пытаются «калякать», щеголяя «феней», не подозревая об истинном происхождении этих непременных естественных атрибутов тюремно-лагерного мира.

Амур по переписке

Письмо от родных, от друга, от любимой женщины немалое событие в жизни зека. Если количество писем ограничено по закону или инструкциям МВД тем более. Подписание поздравительной открытки ритуал, требующий больших мыслительных и творческих усилий. Особенно ценятся стихотворные тексты или оригинальные, насыщенные сравнениями, гиперболами и метафорами. Если открытка «складная», то на одной ее части исполняется на заказ тематический рисунок портрет отправителя или получателя (по имеющейся фотографии), пейзаж на тему, символический натюрморт (Нож, Крест, Уголовный кодекс, Роза). Каждая буква вырисовывается с тщательностью, которой позавидовал бы средневековый монах-перенисчик. Если есть «золотая» краска, то после всех обводов такой открыткой не стыдно приветить и японского императора. Но получит ее, скорее всего, мать, утирающая слезы в московской коммуналке или рязанской избе; или какая-нибудь обойденная к тридцати годам городской любовью Валюха из общежития ткацкого комбината; или кент-подельник, скучающий над преступным замыслом за бутылкой «Абсолюта» или самогона.

Особая статья переписка с заочницами. У каждого зека есть адреса заочниц. Этими адресами меняются; меняются фотками; узнают друг у друга подробности. Несомненно, что бывают жестокие обманы (кражи, грабежи и т.д.) в отношении заочниц, но достаточно и иных фактов. С помощью «заочной любви» устраивает свою судьбу не меньшее количество пар, чем, скажем, в газетной «Службе знакомств» на свободе.

При написании текстов подобных писем тоже ценится некоторая дурашливая витиеватость иногда на грани пошлости.

При нынешней нестабильной жизни роль заочниц, видимо, еще более возросла. Неангажированный в мафии профессионал, отсидев свои семь-восемь с гаком, почувствовав возраст, ищет успокоения и отдохновения от неправедных трудов. И тем более ищет того же мужик («мужик»), вообще умеющий лишь вкалывать до седьмого пота и не боящийся никакой работы на свободе с ее «пионерскими» нормами.

Иногда заочницы приезжают в зону на свидание, которое положено только в случае регистрации брака. Брак и регистрируется в присутствии лагерной администрации работником местного загса или инспектором спецчасти. Иногда одному из молодоженов остается еще дотянуть какие-нибудь… пять, шесть, десять лет.

Легенды и мифы

К легендам и мифам тюрьмы и зоны относятся всевозможные личности (в основном воры в законе), события (приезд вора), сами зоны (сверхголод или сверхсытость), амнистия, побеги и многое другое.

В частности, якобы на одной лесной зоне умелец соорудил вертолет из бензопилы «Дружба» и улетел за предел досягаемости автоматчиков (при рассказе обязательно называется номер зоны, управления, всякий раз иной); в другом «учреждении» кто-то перепрыгнул запретку на пружинах, прикрепленных к кирзачам; в третьей сшил мундир, загримировался под самого «хозяина» и ушел куда глаза глядят…

А. Кучинский

«Украинский ресурс по безопасности»

(Продолжение следует)

Читайте также: