Туринский процесс. Часть І. ОРУЖЕЙНЫЙ СКАНДАЛ

В городе Турине начались открытые судебные слушания по делу о нелегальных поставках оружия в страны бывшей Югославии. Согласно документам итальянской Фемиды, этот процесс называется «Дело Стрешинского + 8». Киевлянин Дмитрий Стрешинский в начале 90-х возглавлял фирму GTI, которая продавала украинское и белорусское оружие в обход санкций ООН. В ходе следствия он заключил сделку с правосудием и заявил, что действовал по принуждению Евгения Марчука. На основе показаний Стрешинского, итальянцы обвинили в причастности к оружейным сделкам бывших компаньонов по СП «Синтез Корпорейшн» Л.Лебедева, М.Гарбера и А.Жукова. В то время как Стрешинский отделался смехотворным наказанием в виде штрафа в 516 евро, все они сейчас вынуждены доказывать свою невиновность в суде.В крайне запутанной “оружейной” истории есть лишь небольшой перечень фактов, которые не оспариваются ни одной из заинтересованных сторон. Так, доподлинно известно, что в начале 90-х годов в Панаме была зарегистрирована фирма Global Technologies International (GTI), а в Украине — ее филиал Global Technologies Ukraine (GTU). Президентом GTI являлся Дмитрий Стрешинский, который попутно участвовал в ряде других бизнес-проектов. В частности, представлял интересы иностранного партнера Trade Consept Ltd (TCL) в российском СП «Синтез Корпорейшен». От имени GTU и GTI в 92-94-х годах было заключено несколько контрактов на экспорт украинского и белорусского оружия. На соответствующих документах присутствовала подпись Дмитрия Стрешинского, который непосредственно заключал договоры о покупке оружия. При этом государственным организациям – «Прогресс» (Украина), «Беларусьинторг» и «Беларусьэкспорт» предъявлялись фальшивые сертификаты конечного пользователя, выданные якобы от правительств Судана, Марокко, Египта и Нигерии. Реальные же покупатели находились на Балканах, где в это время разгоралась гражданская война.

Оружие вывозилось из Украины морем – через военный порт Октябрьский (Николаевская область). Западными сообщниками Стрешинского выступали известные в сфере международной контарабанды оружия дельцы – бельгиец Геза Мезоси и грек Константинос Дафермос. Выручка от нелегальной торговли проходила через многочисленные оффшоры, которые контролировал предприимчивый киевлянин. В конечном итоге прибыль оседала на личных счетах Стрешинского и его родственников.

Деятельность интернациональной команды контрабандистов была прекращена 8 марта 1994 г. В этот день в Адриатике патруль НАТО задержал судно Jadran Express с хорватским экипажем и крупной партией оружия на борту. Это было белорусское оружие, которое до этого проследовало транзитом через Украину и было отгружено в порту Октябрьский.

Согласно версии украинских властей, задержание Jadran Express явилось результатом совместной операции СБУ и соответствующих структур на Западе. Утверждается, что в то время в Киеве уже не сомневались в преступном характере деятельности GTU и GTI, а оставался лишь вопрос об истинном адресате вывозимого оружия. Поэтому СБУ разрешила транзит очередной партии оружия через Украину, своевременно проинформировав о рейсе Jadran Express британскую разведку. В дальнейшем движение судна полностью контролировалось западными спецслужбами, а когда стало очевидно, что оружие следует в бывшую Югославию, его остановили.

Как это все обстояло на самом деле — неизвестно, поскольку расследование инцидента по горячим следам не проводилось. Груз оружия был просто конфискован и складирован в итальянском военном порту, а само судно и его экипаж отпущены на свободу. Не состоялся и казалось бы неизбежный (по нынешним меркам) международный скандал — падкая на оружейные сенсации западная пресса промолчала. Быть может, потому что симпатии мирового сообщества были на стороне нуждавшейся в нелегальном оружии Хорватии?

Практически ничего не изменилось после ареста Jadran Express и в жизни Стрешинского. Хотя украинские власти подали запрос на его розыск в Интерпол, он остался на свободе, преспокойно проживал в Париже, путешествовал по миру и вел активный бизнес в Казахстане. Там Стрешинский сумел войти в тесные отношения с окружением президента Назарбаева, активно участвовал в приватизации и даже закупал для государственной авиакомпании Казахстана самолеты. Впервые Стрешинского задержали по подозрению в причастности к незаконному оружейному бизнесу в октябре 1997 во Франции. Полиция предъявила ему международный запрос на арест, поступивший из Украины. Стрешинский был подробно допрошен по поводу торговли оружием, однако сумел договориться с правосудием. Он рассказал французам о коррупции в Казахстане и вскоре был отпущен на свободу под залог.

Тем временем, активным расследованием оружейных махинаций занялись итальянские правоохранители из ДИА.

Справка «УК»:

Основным подразделением по борьбе с оргпреступностью в Италии является Следственное управление по борьбе с мафией (ДИА), созданное в соответствии со специальным законом от 30 декабря 1991 г. ДИА является структурной частью МВД Италии (Департамента общественной безопасности). В своей практической деятельности ДИА делает акцент не на отдельных преступлениях, а на преступных субъектах. При этом основное внимание концентрируется на выяснении ответственности, преступных ролей, связей, положения компонентов мафиозных структур. Офицеры ДИА обладают всеми полномочиями по ведению следствия (проводят обыски, изъятия, получают свидетельские показания, производят аресты).

Дело в том, что в ходе последнего оружейного рейса для судна Jadran Express был забронирован заход в порт Венеции. Исходя из этого факта, действия злоумышленников могли трактоваться как покушение на контрабандный ввоз оружия на территорию Италии. Эта зацепка позволила возбудить дело о международной нелегальной торговле под юрисдикцией Прокуратуры Итальянской Республики. Впрочем, каков был резон злоумышленникам везти нелегальное оружие транзитом через итальянский порт, а не разгрузить его непосредственно в Хорватии, не совсем ясно.

Повторно Стрешинского арестовали по делу о незаконной торговле оружием осенью 2000 г. в Германии. Судя по-всему, его арестовали по требованию итальянцев, поскольку к задержанному немедленно приехали Микеле Соле – представитель ДИА и прокурор из Турина Паоло Тампони. Через некоторое время экс-киевлянина перевели в итальянскую тюрьму Асти.

Причастность Стрешинского к оружейным сделкам не вызывала сомнений – в распоряжении правоохранителей были десятки документов GTI и GTU за его подписью. Понимая это, Стрешинский предложил следствию разнообразные формы сотрудничества в обмен на смягчение наказания. Однако, законодательство Италии не допускает снисхождения к обвиняемому в нелегальной торговле оружием. Даже если он раскаялся и готов всемерно сотрудничать со следствием. Поэтому, в ответ на попытки Стрешинского договориться, прокурор Тампони разъяснил: условная мера наказания и предоставление программы защиты свидетелей возможны только в том случае, если подследственный предоставит ДИА ценные сведения о мафиозных преступных организациях и сообществах.

Узнав об этом, Стрешинский немедленно объявил себя знатоком русской преступности и нарисовал на допросах картину многоуровневой мафиозной структуры. Туда были зачислены: Евгений Марчук, представители СБУ и МО Украины, международные торговцы оружием Мезоси и Дафермос, бывшие компаньоны Стрешинского по бизнесу Жуков, Лебедев, Гарбер, а также все известные российские криминальные авторитеты. Помимо торговли оружием, они, по данным Стрешинского, совместно занимались отмыванием денег, наркотиками, убийствами и проституцией.

Стрешинский даже предложил выпустить его на свободу чтобы внедриться в вышеописанную структуру в качестве агента правоохранительных органов Италии. Однако, к чести ДИА и Прокуратуры Республики, это революционное предложение было отвергнуто.

Подробнее о том, как Стрешинский договаривался с правосудием и что ценного он рассказал итальянцам про мафию, читайте в отрывках из протоколов допросов обвиняемого.

Договорившись таким образом со следствием, Стрешинский коренным образом откорректировал свои показания, данные ранее в 1997-ом во Франции, а также на первоначальных допросах в Германии. Финальная версия истории с контрабандой оружия, изложенная Стрешинским, принесла неисчислимые неприятности его бывшим компаньонам по СП «Синтез Корпорейшн» и повергла в шок главу СНБОУ Евгения Марчука.

Теперь Стрешинский утверждал следующее:

В истории с нелегальной продажей оружия он являлся лишь рядовым исполнителем и действовал под шантажем тогдашнего главы СБУ Украины Е.Марчука.

Евгений Марчук был главным инициатором и организатором аферы, вся выручка от торговли оружием переводилась в наличные и передавалась лично Марчуку.

Деятельность Стрешинского по торговле оружием была непосредственно связана с интересами СП «Синтез Корпорейшн» (Л.Лебедев, М.Гарбер, А.Жуков). В качестве компенсации за помощь в торговле оружием Марчук осуществлял протекцию нефтяному бизнесу «Синтез Корпорейшн» в Одессе.

Для подтверждения этой информации следователи ДИА затребовали финансовые документы многочисленных оффшорных компаний, к которым имел отношение Стрешинский. При этом выяснилось, что оффшор Trade Consept Ltd, связанный с СП «Синтез Корпорейшн», единожды оказался задействованым для перевода средств от GTI. Речь шла о сумме в 800 тысяч долларов. По мнению итальянцев, этот факт свидетельствовал об отмывании заработанных на нелегальной торговле оружия денег структурами СП «Синтез Корпорейшн».

В соответствие с этими доказательствами, а также на основе откровений Стрешинского, в апреле 2001 г. итальянскими правоохранителями был арестован Александр Жуков, который ничего не подозревая прибыл в Италию из Лондона. Жукова задержали по дороге из аэропорта на принадлежащую ему виллу на острове Сардиния, где он собирался провести пасхальные каникулы

Как выяснилось позже, итальянские власти выдали ордер и на арест остальных компаньонов СП «Синтез Корпорейшн». Однако, Леонид Лебедев и Марк Гарбер сумели избежать неприятностей, поскольку пребывали на территории России и после задержания Жукова благоразумно отказались от поездок за границу.

После того, как Жуков очутился за решеткой, итальянская пресса разразилась сенсационными публикациями о разоблачении пост-советской мафии в Италии. Излагаемые газетами сведения целиком основывались на рассказах Стрешинского правоохранителям. При этом, расследование туринских прокуроров Тампони и Додеро было названо уникальным процессом над русской преступностью, а Жуков и Марчук — основным обвиняемыми в деле контрабанды оружия на Балканы.

На этом захватывающем моменте мы прервем наш рассказ об относительно недавних событиях. Для того, чтобы подробнее разобраться в истории взаимоотношений Дмитрия Стрешинского, его компаньонов по СП «Синтез Корпорейшн» и Евгения Марчука, а также в их возможной связи с нелегальной торговлей оружием, необходимо вернуться в конец 80-х, ко времени, когда в Москве создавался кооператив «Синтез».

Продолжение следует.

Алексей Степура, специально для «УК».

Читайте также: