СМЕРТЬ НИКОЛАЯ ПЛАКСИЯ: УБИТЫЙ НА 90%?

«УК» публикует собственные версии убийства (но отнюдь не случайного падения с лестницы) экс-директора «Национальных авиалиний Украины» Николая Плаксия. Подчеркиваем: это не более чем версии, вытекающие из информации, которую автору удалось почерпнуть из различных информированных источников. Наши источники, словно сговорившись, твердят: эта смерть не случайна.





Предсмертная просьба

24 мая в 9.30 утра на Николая Плаксия напали между первым и вторым этажами дома, в котором тот жил. А скончался он через несколько часов на операционном столе. Характерно, что информация о случившемся поступила в милицию только через два часа. Почему? Ответ становится ясен, если знать о чем просил Николай Плаксий после нападения. Когда его обнаружили на лестничной площадке, он произнес примерно такую фразу: «Сообщите на работу Мартыненко (и.о. директора «НАУ» после увольнения Плаксия – О.Е.), что меня избили. Милицию не вызывайте».

Ее и не вызвали. А Плаксия повезли в больницу – тот нуждался в срочном переливании крови. По некоторым данным, в первой больнице, куда его доставили «своими силами», донорской крови не оказалось. Пока добрались до второй, пока завезли в операционную – было уже поздно.

Человека уже нет. Осталась биография

Николай Васильевич Плаксий Cорока с небольшим лет от роду. Закончил Киевский Институт инженеров гражданской авиации. С начала 80-х работал в Киевском объединенном авиаотряде «Жуляны» инженером по расписанию. После разделения объединенного авиаотряда на аэропорт и авиакомпанию, перешел на ту же должность в Киевское региональное отделение (КРО) Авиакомпании «Авиалинии Украины». Короткое время служил в «Авиалиниях Украины», различных коммерческих структурах авиационного профиля.

В 1997 году Плаксий оказался в числе пяти физических лиц-соучредителей компании «Аэротранс». Вот их имена: Николай Подмогильный (председатель Жовтневой райгосадминистрации Киева), Валерий Цыбух (зампредседателя Госкомитета молодежной политики спорта и туризма), Александр Александрович Омельченко (младший сын мэра Киева, ныне – народный депутат), президент авиакомпании — Литовченко.

Злой рок витает над учредителями «Аэротранса». В 1999 году киллеры из компании «Топ-сервис» пытались убить Подмогильного, но «оплошали»; год назад разбился в ДТП президент «Аэротранса» Литовченко. Теперь – Плаксий. На всякий случай остальным учредителям порекомендуем быть поосторожнее.

Самому «Аэротрансу» тоже не довелось стать лидером рынка авиаперевозок — уже к концу 1998 года компания обанкротилась, успев за год провальной деятельности наделать уйму долгов. Как и почему это произошло – тема весьма занимательная и требующая отдельного повествования.

Незадолго до банкротства «Аэротранса» Плаксий возглавил Авиакомпанию «Киевское авиапредприятие», которая образовалась в следствие выхода КРО из состава «Авиалиний Украины». В дальнейшем безнадежная в коммерческом плане компания сменила название на помпезное «Авиакомпания Национальные авиалинии Украины». Но это ей не помогло – планы Плаксия поставить авиакомпанию на ноги потерпели фиаско.

Впрочем, «НАУ» тоже не являлась флагманом украинской авиации.

ОАО «Авиакомпания «Национальные авиалинии Украины», 100% акций принадлежат государству в лице ФГИ. Активы компании составляют немногим менее полумиллиона долларов, в то время как суммарные долги компании около 4,5 млн. долларов, из которых порядка трех миллионов – по зарплате. ФГИ осуществлял несколько неудавшихся попыток продать контрольный пакет акций компании, но все они окончились провалом – из-за полной бесперспективности предприятия. В последнее время «НАУ» не являлись авиакомпанией де-факто, поскольку в октябре прошлого года был приостановлен ее сертификат эксплуатанта.

С поста директора не ушел, а «отлучился»

Сообщая о смерти Николая Плаския СМИ не забыли упомянуть о том, что всего за 9 дней до убийства он покинул пост руководителя «НАУ» — по собственному желанию. Но никто не сказал о том, что уходил Плаксий номинально, «на минуточку». Это был не более чем тактический ход. Ему надо было уйти… чтобы вскоре победить в конкурсе на замещение вакантной должности. Из своего решения принять участие в конкурсе Плаксий не делал тайны. Люди из его окружения свидетельствуют: Плаксий был уверен в свой победе и победоносном возвращении. И на то у Николая Владимировича были основания. Те же источники утверждают, что вопрос добровольной отставки был инициирован Фондом госимущества – владельцем «НАУ». Там Плаксию посоветовали написать заявление на увольнение, а на свое место поставить надежного человека: пусть присмотрит за хозяйством в ожидании директора-возвращенца, которому была обещана победа в конкурсе. Говорят, будто бы повторное восхождение Плаксия на пост директора «НАУ» было согласовано даже с Министром транспорта Кирпой.

Так что же стоило жизни Николаю Плаксию: его уход с поста директора или желание непременно вернуться? Об этом – чуть ниже.

Опасная правда

Изначально правоохранительные органы решили «смягчить» ситуацию, пытаясь объяснить эту смерть как несчастный случай – от падения, которого не выдержало слабое здоровье Плаксия. Утверждалось, что у того была экзотическая болезнь, при которой кости становятся чрезвычайно хрупкими и ломаются при самом легком ударе. Может быть Плаксий был действительно болен. Автору даже приходилось общаться с человеком, который утверждал, что лично видел медкарту Плаксия с диагнозом. Между тем, Николаю Васильевичу доводилось быть битым не единожды – без серьезных последствий для его здоровья. А тут вдруг упал и – покойник…

Однако, по не ясным причинам МВД со временем несколько изменило формулировки. На брифинге министр внутренних дел Юрий Смирнов заявил, что на 90% смерть Плаксия случилась после нападения на него. При этом 10% министр все же оставил на версию «падения». Но практически никто из авиационных топ-менеджеров, которые достаточно хорошо знали Николая Плаксия и ситуацию, в которой он находился не верят в эти 10%. И даже коротко пообщавшись с коллегами убитого, следствие наверняка должно было прийти к выводу, что главной версией должно стать умышленное убийство или как минимум – избиение.

Так почему же МВД продолжает говорить о несчастном случае?

Прежде чем перейти к версиям убийства выдвинем несколько версий такой удивительной позиции МВД. Во-первых, милиция таким образом может подстраховываться предвидя бесперспективность расследования – еще один резонансный «висяк» ей не нужен. Но вполне возможно иное предположение: раскрытие этого убийства очень не выгодно. Во-первых, невыгодно его заказчикам, во-вторых, тем, кто делал бизнес под боком у государственной компании «НАУ». Следствие может поднять муть вокруг тихо умирающей авиакомпании, обнаружить массу не очень правовых бизнес-отношений «НАУ» с частными структурами. И тогда от дела об убийстве может «отпочковаться» несколько экономических дел.

Между тем, замять это убийство вряд ли удастся. Смерть Плаксия потрясла все авиасообщество Украины. Авиаменеджеры высшего звена решительно настроены добиваться реального расследования, апеллировать к властям и прессе, если выяснится, что все сознательно сводят к версии «несчастный случай». Этой позиции придерживаются как друзья Плаксия, так и те, кто относился к нему не лучшим образом. Объединительный мотив здесь – страх за свою жизнь. Авиаотрасль, в которой не взирая на глубочайший кризис крутятся весьма и весьма немалые деньги, впервые столкнулась с реальным случаем убийства на заказ. И существует опасность, что если убийцы Плаксия не будут найдены, появятся новые покойники.

Версии

  • «Крыша»

«Нам проверки не страшны!» – такую фразу Николай Плаксий мог уверенно сказать, ибо многочисленные проверяющие, которые в последние месяцы беспрерывно донимали «НАУ», так и не смогли причинить вреда предприятию и ее руководству. Вот только чего это стоило Плаксию – в денежном эквиваленте? Ведь известно любому бизнесмену, что если проверка приходит – быть финансовой беде. Если уж не заплатить штраф за какое-нибудь прегрешение, то взятку дашь обязательно. Многие до сих пор ломают голову: как Плаксию удавалось разбираться с проверяющими? И некоторые приходят к логическому заключению: такое возможно исключительно при наличии основательной «крыши» — некой госорганизации, решающей все проблемы коммерческой структуры – за определенную мзду либо иной интерес.

Но представим такую ситуацию: Плаксий увольняется из «НАУ», не успев рассчитаться с «крышей». А на все требования разводит руками: я ж теперь не директор… Вот тут его и могла встретить в подъезде группа физически крепких представителей «крыши».

  • Кредиторы

Плаксий, как первое лицо «НАУ», имел массу финансовых обязательств перед различными коммерческими структурами, у которых брал кредиты для авиакомпании. Причем, брал не только безналичные, но и «кэш», в частности на взятки. Поскольку компания дышала на ладан, а в последние полгода фактически не зарабатывала денег от перевозок, то и возвращать долги было не из чего. Один из вариантов в таком случае – уволиться и заявить, что претензии не принимаются: директор превратился в частное лицо.

Но ведь Николай Плаксий брал деньги не только на нужды «НАУ», но и на свои собственные. По осторожным подсчетам людей сведущих, различные физлица и организации должны занести теперь уже в категорию невозвратных кредитов около 100 тысяч долларов наличными, которые были предоставлены Плаксию под его личные обязательства. Впрочем, даже когда он был жив, получить назад деньги кредиторам становилось все сложнее. Порой последние прибегали к недемократичным методам возврата собственных денег.

Известно, что Николая Плаксия неоднократно били именно из-за его неспешности в возврате долгов. Так, примерно полгода назад прямо в рабочем кабинете его избили представители фирмы «Магеллан», что стало известно многим в иавиакомпании. Но, пожалуй, наиболее весомый долг был у «НАУ» перед банком «ТК-Кредит». Тело кредита (без учета процентов) составляло около 1 млн. долларов. Когда Плаксий начал волокитить возврат этого кредита, руководство банка приняло активное (в том числе финансовое) участие в смещении Николая Плаксия с должности и его замене своей кандидатурой, которая поставит во главу угла возврат банковского кредита. За верность интересам банка несостоявшемуся сменщику Плаксия была обещана ежемесячная доплата в 1500 долларов. Подготовка «почвы» для отставки Плаксия неплохо финансировалась. С декабря 2001 по январь 2002 года на эти цели банк выделил 19245 гривен. И не известно, сколь долго продержался бы в директорском кресле Плаксий, если бы достоянием гласности не стал конфиденциальный финансовый отчет, в котором четко прописано кто за что платил и кто сколько получал за подготовку директорского переворота в «НАУ». Отступился ли банк «ТК-Кредит» от своего желания вернуть деньги и с этой целью снять Плаксия — нам не ведомо.

Битва за кресло

От возможных финансовых мотивов убийства Николая Плаксия переходим к мотивам несколько иного рода, связанных с деньгами опосредованно. Только дилетант в сфере бизнеса и управления госимуществом может предположить, что руководство погрязшим в долгах, совершенно бесперспективным госпредприятием не может нести финансовых благ первому лицу этого предприятия. Это вовсе не так. И посему желающих «порулить» пикирующим в бездну банкротства «НАУ» было более чем достаточно. Проблема состояла в том, что как писалось выше, судьба директорского кресла авиакомпании была предрешена – оно должно было остаться за Плаксием. И единственным спасением для иного претендента был, очевидно, отказ самого Плаксия от решимости принять участие в конкурсе на замещение вакансии, либо … его смерть.

Так кто ж претендовал на это место, либо был категорическим противником возвращения старого директора?

Один из таких людей находился в непосредственной близости к телу Плаксия. Это его первый заместитель Игорь Куликовский. До прихода Плаксия Куликовский руководил авиакомпанией, а примерно год назад был уволен директором, но восстановился на работе через суд. С тех пор пребывал в затяжном отпуске за свой счет, ибо в случае выхода на работу был бы вновь уволен при первом удобном случае. Нет, Куликовскому не светит директорская должность, но отсутствие Плаксия стало бы гарантией сохранения за Куликовским сегодняшней должности. Нелюбовь Куликовского к Плаксию разделял некто Сердюк – бывший лидер профсоюза «НАУ». Эти двое фактически являлись инициаторами большинства тех проверок, которые беспрестанно атаковали авиакомпанию. За ними стоит еще один профсоюзный бог рангом повыше, который, впрочем, старается не светиться. А коль так – мы поддержим такое желание и не станем его рассекречивать.

После смерти Плаксия проявили себя его противники затаившиеся до этого в системе Минтранса. Достаточно сказать, что не дожидаясь окончания траура там начали активную подготовку собственного кандидата на осиротевшее кресло директора. Этим избранником стал Ярослав Агафонов – бывший директор аэропорта «Херсон», который недавно вынужден был уволиться по собственному желанию до недавних пор губернатора области Юрия Кравченко. Говорят, что последние три недели Агафонов обитает в Киеве. Клерки Минтранса утверждают, что Агафонов – креатура заместителя Укравиатранса Валерия Полищука. Последний, к слову, был активным противником Плаксия, жаловался на того в ФГИ. Вот ФГИ и решил поддержать требование, сымитировав увольнение директора.

Никто не хотел убивать

Впрочем, весьма вероятно, что нападавшие не преследовали цель убить Николая Плаксия. А вот запугать – наверное. О возможных целях подобной акции мы говорили выше: либо заставить рассчитаться по долгам, либо принудить отказаться от претензий на директорское кресло. Действительно, покойники не имеют привычки возвращать деньги, а убийство конкурента сразу бросает тень на того, кто займет его место. Но вот тут-то есть смысл вспомнить о слабом здоровье покойного. Заказчики могли просто не знать об этом обстоятельстве или не учесть его, а исполнители по умственной недоразвитости могли перестараться. Что, собственно, мало их оправдывает, но может ввести в заблуждение следствие.

Как бы то ни было, раскрытие этого преступления является очередным делом чести милиции и прокуратуры. Но даже не взирая на результаты расследования можно констатировать: с каждым таким убийством все сложнее верится в заклинания правоохранительных органов о том, что криминогенная ситуация в стране неуклонно улучшается, а многочисленные убийства бизнесменов и госчиновников – лишь досадные недоразумения, которые портят объективную картину победоносной борьбы с преступностью.

Олег Ельцов, «УК»

Читайте также: