МИНИСТЕРСТВО БЕЗОБРАЗНЫХ ДЕЛ

Есть такая интересная структура двойного подчинения — Национальный координационный центр социальной адаптации уволенных военнослужащих. Не слышали? Ну как же, вспомните: в центре Киева базируется, ремонт на четыре миллиона недавно завершила. Весьма разветвленная структура, между прочим. Даром, что кормится из бюджета и от буржуйских «подавателей». Имеет под своим крылом сеть хозрасчетных предприятий. Ппо оценкам КРУ, с 1998 по 2002 год эти предприятия заработали для бюджета целую тысячу гривен. Очень многопрофильная структура: она и квартиры распределяет и золотодобычей занимается. Так что, если у вас кто военный в роду имеется – в отставке или под сокращение попал, будьте покойны: держава в лице НКЦ денно и ношно о нем печется. А если он этого еще не заметил – это его проблемы. У державы и чиновников НКЦ своих проблем хватает. Эта история началась более года назад с короткого перекура на лестничной клетке. Мой сосед по этажу Сергей как и я имеет маленького ребенка и так как в гостинке курящему человеку деваться особенно некуда, да и балкона нет, курим мы с ним обычно в конце длинного коридора у пожарной лестницы.

«А Вас кто прислал?

Сергей – офицер. Недавно получил капитана, вроде бы потихонечку начал делать военную карьеру, но вот незадача, часть его в ближайшее время будет сокращена. Родственников, способных устроить на тепленькое место в штабе, у Сергея и его жены нет. Ехать и дослуживать у черта на куличках да еще не по своей специальности ему не хотелось. Серега решил осмотреться вокруг и найти себе применение в гражданской жизни. А тут под руку попалась армейская газета, в которой на целом развороте рассказывалось про отличную организацию – Национальный координационный центр социальной адаптации уволенных военнослужащих. Организация эта состояла ни много ни мало при Кабинете министров и обещала уволенным офицерам всяческую помощь, как-то: переподготовка и получение начальных навыков ведения бизнеса.

Собственно результатами похода в эту «контору» Сергей и делился со мной, нервно куря сигареты, прерывая рассказ речевыми оборотами, которые предпочту опустить…

Если коротко картина выглядела как в рассказе Жванецкого: «У нас создалось такое впечатление, что нас здесь не ждали…». Учреждение НКЦ вольготно раскинулось в четырехэтажном крыле здания, где раньше размещалось Киевское высшее военно-инженерное радиотехническое училище. В оборудованных по последнему слову техники учебных классах и лабораториях, где Сергей в бытность курсантом познавал азы радиолокации, теперь трудятся чиновники. Они здесь радеют за то, чтобы уволенные из этих же стен офицеры не потерялись в нынешней рыночно-базарной жизни.

Правда, чем конкретно они занимаются – Сергею до конца выяснить не удалось. Кругом сновали деловитые люди, в большей части кабинетов, судя по всему, происходил дележ компьютеров, сопровождаемый переругиваниями и жалобами. За столами восседали девицы в точности по Булгакову «со скошенными от постоянного вранья глазами», которые после вопроса Сергея: у кого здесь можно получить хоть какую-то консультацию, удивленно спрашивали, кто его прислал. Послонявшись по кабинетам, перекинувшись парой-тройкой фраз с их обитателями, Сергей понял, что подобно незабвенной конторе «Геркулес» из «Золотого теленка», основным занятием нескольких десятков чиновников Национального Координационного центра является не претворение в жизнь столь необходимых сокращаемым вооруженным силам социальных программ, а борьба за выживание и утверждение статуса собственной организации – нехитрым путем запудривания мозгов Кабинету министров и администрации Президента, которым они подчиняются.

Одним словом, очередная «кормушка» для бывшей номенклатуры. Я давно бы забыл об этом разговоре, если бы не новая сотрудница Леся, которая, как выяснилось, перешла к нам на работу именно из этой организации. От нее я узнал много интересного про Национальный координационный центр. Настолько интересного, что я потратил уйму времени на выяснение подробностей. И не пожалел.

Результатами своего исследования хочется поделиться с общественностью и компетентными органами. Ибо такому очковтирательству и казнокрадству следует положить предел — даже в наше бессовестное время.

Офицер-офицеру – рознь

А что вообще происходит с офицером любой силовой структуры после увольнения в запас или в отставку? СБУ в этом отношении впереди всех. Как это и положено любой уважающей себя спецслужбе, она решает собственные проблемы без сторонней помощи. Ее офицеры все до единого обеспечены жильем, достойной на общем фоне пенсией и как правило неплохо трудоустроены на гражданке. То есть социально адаптированы «на все сто». МВД худо-бедно, но тоже не дает в обиду своих бывших офицеров. Не так конечно, как СБУ, но тоже на уровне. Да и возможностей «самоадаптации» служащих в милицейских структурах не в пример больше чем у армейских офицеров.

Другое дело Вооруженные силы. Они сокращаются давно и массово, целыми военными городками. Многие увольняемые не обеспечены жильем. Пенсии – смехотворны. Но за это несет ответственность в первую очередь Министерство обороны и мало помалу свои вопросы решает. Увеличивает пенсии и оклады, строит дома. Тем более, что по закону именно оно обязано обеспечить жильем увольняемого. Сам офицер при желании может встать в очередь по месту жительства и рано или поздно получить квартиру от органов местного самоуправления. Поиск работы и переучивание? Вот основной хлеб всех социальных фондов и комитетов, хотя номинально этим занимается Министерство труда.

А где здесь место Национального координационного центра? Послушаем его председателя, полковника запаса Александра Степановича Шикалова. Из многочисленных интервью и статей, свидетельствующих о безусловных «успехах» этой организации узнаем следующее:

• НКЦ провел переобучение нескольких тысяч уволенных офицеров, многие из которых благодаря этому трудоустроены;

• НКЦ регулярно проводит международные конференции, оказывающие огромное положительное воздействие на процесс социальной адаптации и конверсию;

• НКЦ построил несколько тысяч квартир;

• НКЦ создал сеть государственных предприятий, которые успешно проводят конверсию бывших военных городков;

• НКЦ собирается расширяться, так как без него дальнейшая конверсия просто невозможна, ибо это единственная в Украине структура, стоящая на страже интересов многострадальных украинских офицеров.

Вдоволь насмеявшись, мы с коллегами приступили к изучению проблемы всерьез. И вот что выяснилось.

«Заграница нам поможет», или «Тайна вкладов гарантирована»

Переобучение. Им занимается множество международных организаций, главные среди которых — фонд Сороса, проекты в рамках «ТАСИС» и «Британский совет». Ни для кого не секрет, что фонд Сороса занимается в отсталых странах поиском и подбором талантов для Европы и Америки, ТАСИС – способствует развалу военно-промышленного потенциала бывшего СССР, а «Британский совет» исполняет разведывательные функции.

Что в этом плане делает НКЦ? Во-первых, не дружит с организациями, которые представляют в Украине фонд Сороса. Ну не посвящают их в эту кухню – хоть тресни! Интерфейсом, видно, не вышли. Вообще социальных проектов у нас в стране множество и доля НКЦ в общей массе «освоенных средств» и «адаптированных единиц» не превышает 10 процентов.

Во вторых, очень крепко, даже на удивление крепко, дружит НКЦ с программами ТАСИС. Десять миллионов евро или что-то около того получено в рамках нескольких проектов адаптации и трудоустройства. Экономический базис этой дружбы мне разъяснил знакомый. По началу разрешив опубликовать эту информацию, он потом долго ворчал, но идти на попятную было поздно.

Как выяснилось, законопослушные немецкие бюргеры тоже не прочь подзаработать на стороне. Вот они и разработали в рамках социальных проектов многоходовую комбинацию, конечной целью которой есть реализация основного закона капитализма – получение максимально возможной прибыли. Проект предусматривает участие Европейского Союза в переобучении и трудоустройстве уволенных в запас офицеров. При этом за счет бюджета Евросоюза поставляется необходимое оборудование, организуются центры переобучения и трудоустройства, проводятся конференции и материально стимулируются организации, обеспечивающие это трудоустройство.

Ну, с оборудованием — понятно. Оргтехника, как правило, устаревшая и неликвидная на европейском рынке по завышенным ценам поставляется сюда. «Халява» распределяется между «своими» при непосредственном участии НКЦ. Все лучшее получает руководство, среднее — аппарат, то что останется, как говорится — «на тоби, боже…». При этом оргтехника, как техническая помощь, ввозится беспошлинно, и любое ее последующее использование, даже простая постановка на баланс требует таможенных выплат, которые через год-полтора уже превышают рыночную стоимость компьютеров.

Проверить распределение этих подарочков трудно, но можно. Не удивлюсь, если самые лакомые кусочки отыщутся в квартирах руководства НКЦ, либо их родственников, ведь речь идет о компьютерах, фотоаппаратах, видеооборудовании и даже автомобилях. При этом немецкая сторона, особо не марая рук, просто получает комиссионные от германских поставщиков залежалого оборудования.

В рамках проекта действуют региональные центры трудоустройства. Все бы хорошо, да только к НКЦ они юридически не имеют никакого отношения. А еще к каждому из них приписаны один-два немецких, французских, итальянских «консультанта», зарплата которых (несколько тысяч евро в месяц) порой в два раза превышает оставшуюся часть бюджета такого центра. Берем калькулятор. Если грубо, из десяти миллионов евро – процентов двадцать составляет завышенная цена на оборудование, плюс пятьдесят процентов – зарплата консультантов. Так кто кого социально адаптирует — немцы нас или мы их? А НКЦ – неутомимый – знай, шлет реляции Кабинету министров и ЕС.

Ну а если цифры совсем не пляшут, можно (и как выяснилось, нужно) провести конференцию, под которую списать оставшиеся растраты. А конференции такие НКЦ (а точнее его инвесторы) предпочитают проводить в Крыму. Вот и едут в основном из Киева — за тысячу километров — представители всевозможных структур, чтобы несколько дней вроде бы занимаясь делом за счет ЕС, водки попить. Ибо иного смысла эти действия не имеют.

Я ознакомился со всеми материалами т.н. конференций и со всей ответственностью заявляю: в материалах партконференций КПСС начала восьмидесятых полезной информации больше!

Ну, Бог с ним — процессом расхищения средств из социальных программ: по большому счету, их для того и придумали. Вот не дает успокоиться запредельная бессовестность чиновников НКЦ и их европейских учителей. Так, в рамках последнего проекта, ТАСИС платит ОДНУ ТЫСЯЧУ ЕВРО любому предприятию, заключившему с ним договор за трудоустройство одного представителя целевой группы – т.е уволенного офицера. Сам по себе подход странный. Но все становится ясно, если учесть, что практически всех участников подобных проектов чиновниками НКЦ принудили сдать документы на СТО человек, дабы тем было оплачено за ОДНОГО трудоустроенного. То есть, получив материалы для «закрытия» ста тысяч евро от сторонних организаций, НКЦ и ТАСИС выплачивают лишь одну тысячу, остальное отписывая на подконтрольные им структуры. Чистая прибыль такой социальной с позволения сказать программы составляет одну тысячу процентов. Вот эти средства поискать…

По сравнению с описанными аферами (я конечно имею в виду перевод с английского слова affair — дело, ибо более жесткие формулировки имеют право использовать только следственные органы и суд), игры с Британским советом чисты как слеза ребенка. Предлагаемые гордыми жителями Туманного Альбиона трехмесячные языковые курсы, как основа последующего трудоустройства — полнейшая фикция. Ну какой иностранный язык можно освоить за три месяца? Эсперанто – и то вряд ли. Да еще с учетом не студенческого возраста учеников. А благодаря тому, что со стороны НКЦ, как выяснилось впоследствии, соответствующий договор с НАТО никто не вычитывал, хитрые британцы получили в своей работе полный карт-бланш, позволяющий выставить работников НКЦ с собеседования, проводимого с потенциальными обучаемыми — словно нашкодивших танзанийских школьников. А им, чиновникам НКЦ, плюй в глаза – все божья роса. Провели языковую подготовку и бодро отрапортовали: «Во как мы входим в НАТО!»

В результате такой с позволения сказать, языковой подготовки, я думаю, списки британской резидентуры в Украине были откорректированы в сторону увеличения –речь-то о бывших офицерах, имевших, в частности, отношение к стратегическим объектам, с которыми полгода бесконтрольно работали профессионалы. Так что к проектам переобучения вполне применимы фразы Остапа Бендера, произнесенные на заседании «Союза Меча и Орала», которые мы вынесли в подзаголовок.

Про офицерские прослойки и офицерскую честь

Это мы о строительстве жилья. Вот что удалось выяснить. Согласно законодательству Украины 3% местных бюджетов следует направлять на строительство жилья уволенным офицерам. Контроль за распределением этих средств со стороны Кабинета министров возложен на НКЦ. Все. Дальше можно беззастенчиво заниматься очковтирательством. Сдали в Одессе дом и поселили уволенных офицеров – «НКЦ построил». Как говорится – чьи поля? — «маркиза Карабаса!».

Эта простая, но очень эффективная технология приписок позволяет долгое время создавать иллюзию бурной деятельности. Как писал в свое время Виктор Суворов, анализ мемуаров старых большевиков показал, что пресловутое бревно на субботнике Ильичу помогало нести более сорока человек.… А положа руку на сердце, констатируем, что из контекста общей деятельности НКЦ следует: под видом решения социальных проблем группа нечистых на руку деятелей всеми правдами и неправдами рвется к дележу квартир и государственных средств. Однако, аппетит приходит во время еды. Сегодня они продавливают через правительство право распоряжаться таможенным конфискатом.

Да и все это не очень сочетается с понятием офицерской чести. По ходу дела мы изучили послужные списки руководства НКЦ. Председатель – Шикалов Александр Степанович – бывший инструктор обкома КПСС, далее полковник КГБ УССР, советник Е.К Марчука в СБУ. Первый заместитель – отставной генерал СБУ, второй заместитель — полковник СБУ, третий – бывший офицер главного управления военного строительства. Может этим объяснимо существующее отношение к бедам уволенных украинских офицеров: как-никак их интересы на правительственном уровне представляют люди несколько иной социальной прослойки? А.С. Шикалов в свое время занимался распределением жилья в родном ведомстве. Впрочем, и себя успел нараспределять: имеет отличную квартиру в центре и три загородных домах.

Свою жилищную проблему НКЦ как структура также успешно решил. Четырехэтажное здание Центра впечатляет. Правда, здание это получено у Министерства обороны с целью организации научно-методического центра. Такой Центр как юридическое лицо существует, но… на бумаге. Сейчас здание по адресу улица Мельникова 81, бывшее КВВИРТУ обжил аппарат управления НКЦ, несколько созданных им хозрасчетных предприятий и, похоже, тьма подпольных арендаторов. Вот проверить бы: кто на самом деле «в теремочке живет». Но это уже не прессе – это забота соответствующих органов.

А в процессе общения с «источниками, близкими к правительству», всплыла нехорошая история о том, что деньги на ремонт здания, взяты руководством НКЦ в долг у коммерческой структуры, за что последней обещано участие в его приватизации. Проверить эту информацию нам не удалось, но факт остается фактом: ремонт здания произведен в 2001 году, а средства на этот ремонт (более 2 млн. гривен) отпущены из бюджета в 2002-м.

Как известно, мафия, советские кабинетные жулики и партаппаратчики наживались на строительстве и распределении жилья. Очень хорошо, что НКЦ реально никаких домов не построил. А если вдруг построит: сколько при этом государственных средств уйдет на сторону, и кому достанутся полученные квартиры? Думаю, не моему соседу — Сергею. А если начистоту: есть у Министерства обороны собственная сеть строительных организаций. Вот они и сдают дома для военных. А уволенные — кому не досталось на службе, становятся в очередь и худо-бедно получают жилье в исполкомах. Да и численность военных стремительно сокращается. Одним словом, все потуги мелких приправительственных структур «постоять рядом» со строительными программами, иных эмоций кроме брезгливости не вызывают.

«Kонверсионные микросхемы — самые большие микросхемы в мире»

Мы смеялись, прочитав в материалах одной из конференций, как А.С. Шикалов на полном серьезе называл свое превосходное по ненужности заведение «министерством конверсии». Да еще с гордостью утверждал, что Украина — единственное государство в СНГ, имеющее в составе правительства структуру, отвечающую за конверсию военных городков.

Этот тезис требует пояснения. Сокращение военных городков идет полным ходом и в Украине, и в России и в Белоруссии. Повсюду освободившиеся военные городки забирают в первую очередь «родственные» структуры – пограничники, таможенники и т.д., прочие же передаются местным властям. Местные власти, что сгодится – используют, что лишнее – продают. То, что остается — не поддерживается никем и разрушается себе помаленьку. С этим ничего не поделаешь. Заводы у нас заброшенные стоят и фермы без коров разваливаются. Нет для них работы. А в глухих углах, там, где по большей части отдельные гарнизоны стояли – нет у таких городков будущего. Здесь, увы, вступают в силу беспощадные законы рынка. Там, где рядом расположены крупные центры, конверсионный вопрос не стоит так остро: что бы не попалось во владении хорошего хозяина – мэра или предпринимателя, будет приносить доход и даст рабочие места. Мы поинтересовались: существует ли конверсионная проблема у бывших военных объектов на территории Киева? Оказалось — только одна: нынешние отцы города до конца не могут договориться как выручку делить. А желающие заплатить в очереди стоят.

Объекты, удаленные от промышленных центров, увы, абсолютно бесприбыльны. И все инвестиции, которые в них вкладываются, имеют ярко выраженный политический характер. Депутаты красят здания, чтобы избирателей привлечь, американцы дают средства на разрушение потенциальных стратегических объектов. Так было с конверсией базы стратегических бомбардировщиков «Узин» и базы баллистических ракет «Новые Белокоровичи», о чем громогласно трубил НКЦ. До начала девяностых мало кто слышал эти названия. Потом пошла шумиха: разоружение, иностранные делегации, социальные проекты. Ушли с объектов военные, развалилась инфраструктура – и конец! Запад больше не вложит ни копейки в эти и им подобные конверсионные объекты, так как опасности они уже не представляют.

То, что подобная «конверсионная» структура существует только в Украине, как раз и свидетельствует о ее полной ненужности. Неуловимый Джо, знаете ли, оттого неуловим, что никто его не ловит – не нужен он никому.

Но вернемся к нашим чиновникам. Для участия в конверсии военных городков НКЦ создал (кстати, совершенно незаконно) более 20 государственных хозрасчетных предприятий с уставным фондом 1000 грн. — «каждому». Все эти предприятия – в долгах и скандалах. И не то чтобы там собрались некомпетентные люди – просто, если предприятию на баланс передают неликвидные объекты и не дают средств хотя бы на переходный период – банкротство такого предприятия – вопрос времени. Толковый руководитель продержится дольше, бестолковый – меньше.

Да и вообще не ясно, зачем небольшому государственному комитету создавать собственные новые предприятия, когда с одной стороны Министерство обороны самостоятельно выводит из состава Вооруженных сил бывшие военные объекты и достаточно эффективно их распределяет, а с другой — Министерство промышленной политики к примеру и без того не знает, как избавиться от уже имеющихся убыточных государственных предприятий.

Просто чиновники НКЦ не имеют ни малейшего представления о законах экономики. И яркий пример тому – «золотая лихорадка». Это мы о том, что в прошлом году А.С. Шикалова именовал в своих выступлениях и интервью не иначе как: «мы добываем золото». Поговаривают, будто некоторое время самодельный килограммовый слиток украшал председательский стол. Потом все быстро стихло.

А золотое чудо украинской конверсии на поверку оказалось незамысловатым, как выеденное яйцо. Живет себе на львовщине бывший военный, эдакий Левша, правда как всеславянские Кулибины– крепко пьющий. Зато здорово научился извлекать драгметаллы из утилизированных изделий, чем занимается вполне законно и получает за это небольшие деньги. Пару раз он выплавил золото из руды. Результат показал лучше, чем на крупном предприятии (такое часто случается в кустарном производстве с непромышленными объемами). И началось. В НКЦ выпивающему левше пообещали золотые горы, поддержку Президента Украины (который скорее всего вообще смутно представляет что это за НКЦ такой). Само-собой, не забыли посулить кучу денег. Правда, потом выяснилось, что дело это малоприбыльное, к тому же является монополией государства. К тому же нашему умельцу быстро надоело, что малознакомые ему мужики, умеющие только что болтать, бодро рапортуют правительству о выплавленном его руками драгметалле. Вернулся он к себе домой, и продолжает работать на государство в свое удовольствие.

Такая вот история. Результаты своего исследования достижений НКЦ на конверсионной стезе дополним пожалуй главным выводом КРУ, которое, проведя на удивление «усеченную» проверку, все же отметила, что с 1998 по 2002 год ВСЕ хозрасчетные предприятия НКЦ принесли в бюджет ОДНУ ТЫСЯЧУ гривен! И еще: на содержание объектов, принятых у Министерства обороны, для «конверсии» НКЦ не перечисляет ни копейки. Притом, что на ремонт своего офисного здания истратил не менее четырех миллионов, два из которых — бюджетные…

Выводы и предложения

Все просто и коротко, по военному. Во-первых, разобраться. И не на уровне журналистов, а на уровне компетентных органов: что ж это за НКЦ такой? Сделать выводы, которые при необходимости передать в суд. Там уж точно найдут точные определения и статьи. Во-вторых, на политическом уровне дать по шапке всем, кто покрывает это безобразие, ибо не может структура, столь некомпетентная во всех сферах за исключением очковтирательства, обходиться без могущественных покровителей. Впрочем, не исключено, что «крышующие» до конца догадываются, кого им приходится покрывать и отстаивать. И в-третьих, пора найти этой организации более достойное место в составе правительства. К примеру, под крылом того же Министерства труда, имеющего собственную сеть центров занятости.

P.S. Закончив статью, дал почитать Сергею. Прочитав, тот четко, по-военному прокомментировал: «Так им с…м и надо!»

Иван Лютый, специально для «УК»

Читайте также: