ТРОЯНСКИЙ КОНЬ ИЛИ БЛАГАЯ ВЕСТЬ?

Члены партии «Хизб-ут-Тахрир» впервые за время деятельности в Крыму дали эксклюзивное интервьюСложившаяся ситуация на полуострове в отношении радикальных исламских организаций вылилась в то, что на Курултае говорили только об этом да еще о выборах. Самые важные вопросы — вопрос кадровых перестановок в меджлисе и наделения репатриантов землей — были забыты. Главной темой дня стала партия «Хизб-ут-Тахрир» и ваххабиты. Сотрясая воздух обвинениями и пророчествами кровопролития официальное духовенство клеймит «новых» исламистов на чем свет стоит.

«Крымская Линия» взяла на себя ответственность обратиться к «хизбам» за разъяснением их целей в Крыму и они согласились дать эксклюзивное интервью.

Ридван и Абдусалям уделили мне три с лишним часа, терпеливо отвечая на самые провокационные вопросы, за что им отдельное спасибо. Могу сказать сразу — никто меня не вербовал и в партию вступать не предлагал. При этом попросили разместить в статье нашу беседу в «чистом» виде, то есть без каких-то официальных комментариев. «Наши идеи не должны размещаться рядом с иными точками зрения, чтоб это не выглядело противопоставлением. Наша позиция основана на Коране и Сунне, а значит, она истинна. Мы не хотим, чтобы эту истину оценивал еще кто-то не по Корану и не по Сунне». В результате редакция приняла решение все же спросить мнения других сторон сложившегося в Крыму пока тлеющего конфликта между «Хизб-ут-Тахрир» и остальными. Но не в этой публикации. Вы также не увидите комментариев редакции. Данный материал — «Хизб-ут-Тахрир» как он есть.

Мы говорили о партии, о меджлисе, принявшем в их сторону резко осуждающую резолюцию, о государственности, о международном терроризме, и конечно, об исламе.

Ислам как идеология

— В прессе о вас достаточно материалов, но любое упоминание названия «Хизб-ут-Тахрир» неразрывно связано со словами «террористический», «радикальный», «экстремистский». Ваша организация запрещена во многих странах, причем мусульманских.

— Ответ на этот вопрос будет не полным, если мы прежде всего не определимся в значениях, придаваемых словам «терроризм», «радикализм» и «экстремизм». С сожалением приходится констатировать, что обыватель, да и не только, воспринимает эти слова в «привычном смысле», хотя эти значения появились сравнительно недавно. Именно об этом хотелось бы сказать более подробно. Дело в том, что само слово «террор» происходит от латинского terror — страх, устрашение. В конце 70-х годов Америка, преследуя совершенно конкретные цели, о которых будет сказано ниже, решила придать этому слову следующее значение, а именно — «применение насильственных актов для достижения определенных политических целей». Затем, успешно проведя, как сегодня говорят, «PR»-кампанию, закрепила это значение в сознании людей. Хотя бы уже поэтому «Хизб-ут-Тахрир» нельзя отнести к террористическим организациям, поскольку вот уже на протяжении 50-ти лет с момента образования партия твердит о том, что не применяет физические действия в своей деятельности.

Впоследствии были изданы законы и решения, позволяющие определить, какие, по мнению Америки, движения занимаются терроризмом, а какие нет. Затем, сформировав общественное мнение, Америка принялась за реализацию этого проекта и продолжает это делать, т.е. на основании вышеупомянутых решений, Америка, наложив «клеймо» «терроризм», может преследовать и уничтожать любого, будь-то индивидуум, партия или государство.

Что касается терминов «радикализм» и «экстремизм», то негативность, с которой воспринимаются эти слова, также носит искусственный характер. Например, слово «радикализм» имеет безобидный, но твердый смысл — это решительность в действиях и стремление к коренным изменениям. Да, мы не скрываем, что не занимаемся реформированием, т.к. реформа предполагает сохранение основ существующего строя (системы жизни), и решительно заявляем о том, что ислам самостоятельно способен решать все существующие и те, которые появятся в будущем, проблемы, и не нуждается в заимствованиях.

Теперь «экстремизм» — т.е. приверженность к крайним взглядам и мерам. Возникает вопрос: «А почему, собственно, кто-то нам, мусульманам, извне определяет границы, например, если в пределах этих границ мы думаем и действуем, то мы — «нормальные», а нет — мы «экстремисты»? Мы не нуждаемся в этих определениях. У нас есть единственно верный критерий, позволяющий выявить правильность наших взглядов и действий — это соответствие Корану и Сунне.

Теперь о запрещенности «Хизб-ут-Тахрир».

Закон о терроризме является наиважнейшим стратегическим «оружием» Америки, которое она использует главным образом для укрепления своего господства над миром, а именно в качестве предлога для вмешательства во внутренние дела государств и устранения факторов, препятствующих ее интересам. Особенную «заботу» в деле борьбы с «терроризмом» Америка проявляет в странах с преобладающим мусульманским населением, и это вполне объяснимо, поскольку именно в этих регионах имеется склонность к непокорности американской политике. Более того, сильную обеспокоенность у Америки вызывает тот факт, что мусульмане начали осознавать путь возрождения Ислама, как системы для жизни, поэтому Америка и другие государства рассматривают исламские страны как регионы, в которых они будут применять закон о терроризме для усиления своего влияния и сохранения своего контроля через правителей исламских стран. Поскольку закон о терроризме приобрел статус международного, Америка оказывает давление, т.е., используя свое политическое влияние, угрожая экономическими санкциями и даже применяя военную силу, обязала многие государства подписать этот закон. Посредством этого Америка добилась того, что правители исламских стран «добровольно» исполняют роль проводников ее интересов, объявляя вне закона, в частности, «Хизб-ут-Тахрир».

Вообще, я склонен к тому, и думаю, что вы со мной согласитесь, что использование фактора запрещенности в качестве показателя (критерия) правильности или неправильности действий — является неверным.

— По определению любая политическая партия должна стремиться к власти и если вы называете себя партией, то это уже подразумевает ваше стремление быть у власти. Это так?

— Существует множество стереотипов, в соответствии с которыми люди выносят свою оценку на определенные события, в том числе, и стремление к власти рассматривается как нечто порочное, предполагающее низменные мотивы, такие, как нажива, корысть и т.д. Я предлагаю освободиться от бремени этого стереотипа, взглянуть на этот вопрос совершенно иначе. Стремится ли «Хизб-ут-Тахрир» к власти? Да, стремится, но, во-первых, не по принципу власть ради власти, а, во-вторых, не здесь, в Украине или Крыму. Власть для нас не цель, а средство достижения цели, т.е. довольство Всевышнего творца, что возможно только посредством практической реализации всех ниспосланных Им законов, а это возможно только в условиях Исламского государства, деятельность по установлению которого осуществляется в странах, где для этого есть необходимые условия. Что же касается непосредственно деятельности «Хизб-ут-Тахрир» в Украине, то ввиду отсутствия здесь необходимых условий «Хизб-ут-Тахрир» ведет в Украине только просветительскую деятельность, т.е. просвещает мусульман и немусульман исламскими мыслями и идеями, способствуя более глубокому изучению и пониманию религии Ислам.

При этом мы учимся сами, растем как личности и учим мусульман исламу как идеологии.

О СМИ и влиянии Запада

— Членов вашей партии осуждают на большие сроки заключения, у них дома находят оружие, взрывчатку, листовки и планы терактов. Это ли не доказательно?

— Прежде всего, все эти факты — звенья все той же одной цепи, т.е. это осуществление плана по нейтрализации (и уничтожению) искренних, действующих принципиально и бескомпромиссно, мусульман, избравших своим оружием слово. Да, именно слово. Деятельность «Хизб-ут-Тахрир» носит исключительно идейный характер, не приемлющий насильственных методов, т.е. это политическая и идеологическая борьба. Несмотря на неоднократные попытки обвинить «Хизб-ут-Тахрир» в причастности к терактам, невероятный поток лжи и клеветы, льющейся в ее адрес, за более чем за 50-летнюю деятельность это партии никем так и не было предоставлено даже малейшего доказательства применения ею силовых действий. Приверженцев «Хизб-ут-Тахрир» во многих странах преследуют и пытают лишь за то, что они говорят истину. Говорят, что в это трудно поверить, но я могу подсказать, как это сделать. Это, поверьте, совсем несложно, всего лишь нужно потребовать предоставления доказательств от тех, кто распространяет ложную информацию о «Хизб-ут-Тахрир».

Свою деятельность мы осуществляем открыто и находимся среди людей, нас знают, поскольку мы не скрываем своей принадлежности к «Хизб-ут-Тахрир». Поэтому аресты наших ребят, например, больше года назад в Москве и недавно в Новгороде — не более чем маскировка российскими спецслужбами своей неспособности в борьбе с так называемым «терроризмом». Согласитесь, это же совсем несложно: подкинуть оружие, тротил, наркотики, взять безоружных ребят и отрапортовать об успешной поимке «злостных террористов» И пусть они ответят на вопросы: почему якобы чеченки проникают в самолеты, преодолев многочисленные «кордоны» безопасности, и ФСБ проявляет свое бессилие, а ребят из хизба, которые якобы намеревались совершить теракт, ловят еще до этого. И почему у них находят оружие, а в арабских странах и других регионах осуждают только за прокламации. Например, в Германии или Дании, где, кстати, члены «Хизб-ут-Тахрир» были оправданы. «Хизб-ут-Тахрир» является единым организмом, работающим слаженно, и не меняющим свои методы в зависимости от географического положения, могут быть только разные задачи. Я еще раз решительно подчеркиваю: мы никогда не использовали оружие и не используем его сейчас!

— Но я хочу понять, почему о вас так плохо отзываются. Я хочу знать причины.

— Прежде всего, этот вопрос следует переадресовать тем, от кого исходят эти отрицательные отзывы и обвинения, пусть они объясняют и доказывают свою правоту, если могут. Я могу в нескольких словах дать характеристику нашим оппонентам, но прежде хочу пожелать им обладать той истиной, которой обладаем мы. Условно их можно разделить на две категории: это те, которые не знают правды о нас, и, не утруждая себя в этом, повторяют «избитые» фразы, глубоко не вникая в их смысл. Вторая категория — это те, которые осознают силу наших мыслей, и поэтому намеренно дискредитируют «Хизб-ут-Тахрир». Я утверждаю, что все без исключения обвинения в адрес «Хизб-ут-Тахрир» — безапелляционны и не имеют даже малейшего намека на аргументацию, — это есть совершенно очевидная демонстрация несостоятельности и неспособности опровергнуть на идейном уровне наши мысли. «Хизб-ут-Тахрир» основан на идее, и наша задача — нести эту идею без силы! Никакое вооружение и никакие армии не в силах заставить человека изменить свои убеждения и лишь только убеждающее воздействие слова способно на это, не так ли? И как-то сразу хочется согласиться с этим. Это был маленький пример того, каким образом мы доносим мысли, с предоставлением соответствующих реальности доказательствами, и человек, понимая это соответствие, без труда согласится с этим. С автоматом в руках такого эффекта не добьешься. Разве избранный нами путь заслуживает порицания?

Еще одной причиной неблагожелательных отзывов в адрес «Хизб-ут-Тахрир» является все возрастающий интерес и понимание наших идей со стороны общества. Вполне понятно, что это трудно переносимый факт для власть имущих, но опять же свою неспособность удерживать этот процесс под контролем приходится компенсировать различного рода инсинуациями, а то и насилием. Но, несмотря на это, «Хизб-ут-Тахрир» ни разу не ответила насилием на насилие, и, принципиально следуя методу Пророка Мухаммада (Мир ему и благословение Всевышнего Аллаха), продолжает оставаться на позиции неприменения силы.

Все это, по большому счету, следствие идеологического противостояния между капиталистической идеологией, носителями которой в первую очередь являются США, и исламской идеологией.

— Если я правильно понимаю, борьба с мировым терроризмом — это предлог для борьбы с исламом, который является заменой для сложившейся системы прозападных ценностей?

— Да, именно так. Заметьте, такой замены США не видит ни в христианстве, ни в иудаизме, а именно в исламе. В исламе американская система видит конкурента и борется с ним любыми методами. Причем речь идет о борьбе не с исламом вообще, а именно с политическим исламом, с исламом как идеологией.

— Я понимаю. В свое время Ислам Каримов в Узбекистане принял проамериканскую модель жизни и в отношении «хизбов» начались жесткие репрессии. Это вызвало обратную реакцию, вы вынуждены были уйти в подполье и обороняться…

— «Хизб-ут-Тахрир» не работает подпольно, сам метод, в соответствии с которым мы действуем, предполагает живое общение со всеми слоями общества, но по вполне понятным причинам «Хизб-ут-Тахрир» предпринимает определенные меры предосторожности от возможных репрессий, в особенности в тех странах, где правящие режимы преследуют членов нашего сплочения.

— Можно ли сказать, что вашим оружием стало слово как ответная реакция на репрессии?

— Не совсем так. Это наш изначальный метод, который никогда не претерпевал никаких изменений.

— Вы официально заявляете, что «Хизб-ут-Тахрир» никогда не занимался боевыми действиями и вооруженными нападениями?

— Да, официально заявляем.

— Так откуда же информация в СМИ?

— Причина этого заключается в тенденциозности и заангажированности СМИ. Я не говорю исключительно о всех СМИ, но это явление имеет место быть. Обвинения исходят именно от тех, кто преследует и сажает в тюрьмы членов «Хизб-ут-Тахрир», а «прирученные» СМИ все это озвучивают и «гримируют». Вот недавний пример: репортаж НТВ — явный политический заказ провокационного характера. Казалось бы, солидное агентство, а пошло по тому же пути. Хотелось бы напомнить им и всем, у кого в будущем возникнет желание лить грязь на «Хизб-ут-Тахрир», о миссии журналиста, заключающейся в поиске правды, в беспристрастном и объективном освещении событий и огромной ответственности за достоверность предоставляемой информации.

Вы знаете, есть множество прецедентов в истории, когда власть в лице государства грешила тем, что бездоказательно представляла своих оппонентов в ложном свете. Тот же Ислам Каримов, обвиняя нас, не смог предоставить доказательств. Например, среди 10 человек, осужденных за взрывы в Ташкенте в 1999 году, не было ни одного «хизба», хотя именно Хизб был обвинен в организации взрывов, после чего начались особо жестокие репрессии.

О меджлисе, ДУМКе и причинах разногласий

О меджлисе, ДУМКе и прочих недовольных члены партии озвучили свою позицию достаточно четко:

— В действительности, никакого конфликта не существует, имеется только стремление со стороны определенных сил придать этой ситуации конфликтный характер. Мы не против этой организации и никогда не делали в их сторону заявлений, и вообще у нас другие задачи. «Хизб-ут-Тахрир» является мировой организацией, которая в мировом масштабе ведет идейную борьбу с капиталистической идеологией. Поэтому мы не ставим перед собой задач бороться с крымскими или украинскими организациями, в частности, с такими, как Меджлис или Муфтият (ДУМК), и не претендуем на их места.

Тут есть и другая сторона. Все члены Меджлиса и ДУМКа являются мусульманами, а Всевышний Аллах в Коране говорит, что все мусульмане — братья. А посланник Аллаха Мухаммад (Мир и благоденствие ему от Всевышнего Аллаха) сказал, что мусульманин мусульманина не оставит в беде, и не предаст его. Поэтому мы сами между собой разберемся в этом вопросе.

Как и любой человек, мусульманин может заблуждаться. Виной тому может быть еще и информационный вакуум в вопросах Ислама, образовавшийся в годы советской власти. И если мусульманин заблуждается, мы занимаемся его просвещением. Если кто бы то ни был из мусульман выскажет мысль, противоречащую Исламу, мы не будем молчать. Если будет высказана негативная необоснованная мысль в отношении «Хизб-ут-Тахрир», мы тоже не будем молчать. Поскольку надо либо предоставлять категоричные доводы, что мы не правы, либо оставить это дело. И в случае, если какая-либо из организаций, меджлис или ДУМК, не будет в необходимой мере выполнять свои задачи, мы будем указывать на это. Однако это не значит, что мы против этих организаций.

— То есть вы вправе отчитать мусульманина за неверные слова или действия?

— Да, как истинные мусульмане по праву, данному нам Всевышним Аллахом.

Ислам среди славян и методы его распространения

— А не исламские организации — православные, католические? Вы же не собираетесь обращать всех дружно в ислам, раз не собираетесь строить в Украине исламское государство?

— Что касается нашего отношения к другим конфессиям, то у нас с ними нет никаких конфликтов. Но мы утверждаем, что Ислам — это истина. Каждого, кто хочет подискутировать на эту тему, мы приглашаем к открытому диалогу. Представителям других религий мы можем только предложить принять Ислам, объяснив его основы и принципы, подтвердив его истинность неопровержимыми фактами. Тенденция такая, люди желают знать, что такое Ислам, и знакомясь с его доказательствами, многие принимают его. Вообще призыв к немусульманам несколько отличается от призыва к мусульманам, к которым он осуществляется с целью возвращения в их сознание утраченных истин и понимания Ислама как идеологии. К немусльманам же призывом является практическая реализация исламских законов, уже в Исламском государстве, т.е. когда они воочию смогут убедиться в их справедливости, и непосредственно ощутят позитивные результаты.

— А отношения с крымским правительством?

— На сегодняшний день по отношению к «Хизб-ут-Тахрир» нет никаких отрицательных заявлений со стороны власти, нам не высказана их позиция. Противоречий нет.

Вопрос, наверное, еще в том, стремимся ли мы войти во властные структуры. Нет, это однозначно противоречит нашему принципу, нам это не нужно.

Кого стоит считать террористом и что такое джихад?

— «Хизб-ут-Тахрир» поддерживает какие-то контакты с международными организациями? Есть у вас партнеры? Вы сотрудничаете с кем-то?

— Нет, мы ни с кем не сотрудничаем. Тот, кто знакомится с нашими мыслями, согласен с ними, то он «вливается в тело» Хизба, и начинает с нами работать. Вот и все.

— Вас обвиняют и осуждают. Выступают ли в вашу поддержку члены международных организации? Заявляют ли об этом?

— Среди организаций я знаю только московский правозащитный центр «Мемориал», возглавляемый В. Пономаревым, и издавший брошюру «Ислам Каримов против «Хизб-ут-Тахрир». А что касается индивидуумов, то поддерживающих очень много, подтверждением чему являются многотысячные конференции, организованные «Хизб-ут-Тахрир». Например, последняя, в Лондоне — 7 тыс. человек, в Индонезии, в Иордании, и во многих других странах.

— А можете ли вы озвучить позицию партии по отношению к экстремистским организациям, международным террористическим группам? Например, «Аль-Каида».

— В первую очередь они мусульмане, и наше отношение к ним строится опять же в соответствии с требованиями Всевышнего Аллаха, который сказал: «Поистине, мусульмане ведь братья». Во-вторых, у нас одна незыблемая основа — это вера в Бога, и в другие основные положения, требуемые Исламом, хотя мы и можем расходиться в методах достижения цели, и это не касается основ веры. И в-третьих: в самом начале мы дали достаточно обширное разъяснение терминов «терроризм», «экстремизм» и «радикализм».

Здесь я могу высказать свое мнение. Вот что касается «Аль-Каиды»… А ее вообще кто-нибудь видел? Кто-нибудь доказал ее существование? А что касается движения ваххабитов, то здесь надо серьезно разобраться, является ли эта организация неправильной. Соответствует ли она исламу, или живет по ложным законам? Тогда можно будет судить. А в отношении исламского экстремизма я могу только выразить недоумение в связи с самой формулировкой. Что вообще подразумевается под исламским экстремизмом?

— Но тем не менее существует устойчивое мнение, что «исламский экстремизм» — это когда в одной руке знамя ислама, а в другой — оружие. Это кровопролитие с именем Аллаха на устах.

— Так значит вы о кровопролитии. Тогда я приведу несколько фактов, а вы сделайте вывод: кто стоит у истоков настоящего кровопролития. Кто сбросил на Хиросиму и Нагасаки атомные бомбы уже после того, как Япония капитулировала? Все знают, к каким катастрофическим последствиям это привело, люди до сих пор продолжают умирать от лучевой болезни. Никто и не сомневается в том, кто это сделал, но США «террористическим» государством никто не считает, но когда дело коснулось мусульман (речь идет об 11 сентября), не предоставив убедительных доказательств, США тут же сочли целое государство (Ирак) — террористическим. В результате пролилась кровь десятков тысяч ни в чем не повинных людей. Еще был Афганистан. Опять пролилась кровь. Сейчас коалиция своими устами, в частности, Тони Блэр, говорит о том, что «при принятии решения о нападении на Ирак были использованы неверные разведданные», оказывается, никакого мифического оружия массового уничтожения не было, у Ирака даже не было возможности его создать. А вот у Израиля, например, есть и оружие массового уничтожения, и даже атомное оружие, но на него никто не нападает и террористическим не считает.

Заметьте, все это происходит на землях мусульман. А когда мусульмане начинают защищать себя и свои дома, их тут же называют террористами, а тех, которые, снарядив свои армии, пришли из-за морей в чужой дом и бесчинствуют в нем — «освободителями», которые учиняют зверские пытки по указанию самого высшего начальства в тюрьме «Абу-Грейб», упоминание подробностей которых приводит в гнев и ужас. Удивляет, то, что после всего этого многие страны продолжают сотрудничать с США в виде присутствия своих военных контингентов в Ираке, видимо, четко усвоив, к какой категории людей «общественные ценности» применимы, а к какой — нет. Я мог бы и дальше приводить подобные факты, но думаю, что здесь все уже ясно.

Что касается собственно применения оружия с позиции Ислама — то это исключительно прерогатива государства. Посланник Аллаха 13 лет проповедовал Ислам, но только после установления государства в Медине, Всевышний Аллах узаконил применение силы для устранения препятствий на пути к истине, и там, где слова и мудрость уже не действуют.

— То есть джихад имеет право вести только государство?

— Есть два варианта джихада. Например, к тебе пришли домой и начинают имущество твое растаскивать, жену насиловать, детей убивать. Тогда ты встаешь на защиту своего дома и семьи. Если напали на государство, то все как один встают на защиту государства. Это оборона и я прав перед Всевышним. Но если мы говорим о прерогативе государства, то тут идет речь о двух направлениях в распространении ислама — призыв и джихад. Государство имеет право объявить джихад в процессе распространении ислама, если встретит препятствие.

Как стать «хизбом»

— Мне в руки попал репортаж из «Московского комсомольца» одной журналистки, которая якобы была завербована в ряды партии и лишь после ареста своего учителя опубликовала рассказ о трех месяцах, проведенных в рядах «Хизб-ут-Тахрир». Там говорится о том, что ученик проходит несколько этапов. Например, сначала с ним занимается учитель. Потом, по прошествии 6 месяцев, он приносит клятву: «Во имя великого Аллаха. Клянусь защищать ислам и хранить верность ему, принимая идеи, мысли и принципы «Хизб ут-Тахрир» на словах и на деле, в его правильном управлении и вере. Клянусь выполнять даже те решения, которые не нравятся мне, так как являюсь членом партии. Клянусь употреблять все мои силы на осуществление ее идей. Свидетелем моих слов является Аллах». Затем ему дается поручение совершить поступок. И это может быть что угодно. Так проверяется его верность партии.

— Сначала о репортаже. Его содержание производит такое впечатление, что эта журналистка была где угодно, но только не в Хизбе, поскольку говорит о вещах, которых в Хизбе нет. Удивительно также и то, что как только она туда попала, через некоторое время был арестован ее учитель, удивительное совпадение, не правда ли?

А теперь по сути вопроса. Все происходит иначе. «Хизб-ут-Тахрир» обращается со своим призывом ко всем, и каждый, кто отозвался на этот призыв, принял Исламскую доктрину, осознал основную проблему человечества и мусульман, то ему предлагается получить более углубленные знания об Исламе, как идеологии и системы для жизни. Если проявляется его пригодность, которая выражается в полном принятии исламской доктрины и согласии с мыслями Хизба, то если пожелает, может стать членом «Хизб-ут-Тахрир». Так же и в любой момент может выйти из его состава. Какого-то срока, определенного для прохождения обучения и этапов — нет, также отсутствуют проверки и испытания, как определенный критерий для членства в Хизбе.

— В обществе также бытует мнение, что люди, которые проходят подготовку в партии «Хизб-ут-Тахрир», проходят специальную идеологическую подготовку. Другими словами, учитель, помимо разъяснения ученику законов ислама, действует на его подсознание, зомбируя его. Например, используется метод нейролингвистического программирования.

— Мы с полной ответственностью заявляем, что никакого зомбирования не происходит. Но мы без труда, буквально на пальцах, можем объяснить, в чем сила наших мыслей, которые могут убедить любого непредвзятого человека. Эти мысли должны соответствовать реальной действительности, и это соответствие указывает на их правильность. Вот несколько примеров:

1) Если есть порядок — то его кто-то установил.

2) Если есть закон — то его кто-то учредил.

3) Если есть след — то его кто-то оставил.

Вооружившись этими несложными правилами и взглянув на мироздание, можно убедиться в существовании Создателя. Кто с этим не согласен, пусть попробует опровергнуть. Можно ли все вышеперечисленное назвать зомбированием?

На этом наша беседа закончилась. Ридван и Абдусалям согласились встретиться в случае надобности еще не раз. «Это наш метод, — говорить с людьми, пусть и посредством СМИ, — сказал Ридван. — Пусть во времена Мохаммеда не было радио и телевидения, но способ распространения мысли, идеи, остается неизменным — слово».

Справка «КЛ»:

Суннитская религиозно-политическая организация «Хизб-ут-Тахрир» (Партия освобождения) была основана в 1953 г. известным религиозным деятелем, судьей шариатского апелляционного суда в Иерусалиме Такиуддином ан-Набхани. После его смерти в декабре 1977 г. амиром партии стал палестинец Абдул Кадим Заллум, 1925 года рождения, проживающий в Иордании.

14 февраля 2003 года партия занесена в черный список 15 террористических организаций, запрещенных в России.

Согласно документам этой организации, «Хизб ут-Тахрир» является «политической партией, идеологией которой является Ислам». Цель партии — содействовать возвращению мусульман к исламскому образу жизни («все стороны жизни должны основываться на нормах шариата») и распространению исламской веры в мире путем джихада. При этом декларируется, что реализация этой цели возможна лишь путем воссоздания единого (объединяющего весь исламский мир) исламского государства — Халифата.

В документах «Хизб ут-Тахрир» правительства мусульманских стран характеризуются как неисламские, а причиной всех сегодняшних проблем Уммы объявляется «отсутствие Ислама в ее повседневной жизни», в том числе «отсутствие исламской системы правления». Согласно тем же источникам название «Хизб ут-Тахрир» (Партия освобождения) подчеркивает стремление ее членов достичь «полного освобождения от господства неверных, которые господствуют сегодня во всех уголках мира».

Что касается временных рамок воссоздания Халифата, согласно документам «Хизб ут-Тахрир», их «не знает никто». «Победа исходит от Аллаха». «Как мусульмане мы: совершаем столько усилий, сколько можем», и «не можем дискутировать о том, почему успех пока не угоден Аллаху».

Наталья ЩЕРБИНА Крымская Линия

Читайте также: