Долговая петля для бедных

Весь мир живет в кредит. Вечно стесненным в средствах соотечественникам оставалось только завидовать такому счастью. Но теперь и у нас — все как у людей. Деньги предлагают «почти даром» и даже навязывают, как фрукты на базаре: «Бери сколько нужно», «Получи и трать в 4 раза больше». Однако зачастую «романы» с банком заканчиваются не только финансовыми разочарованиями, но и жизненными крахами. Обыденное дело

По данным Romir monitorig, за последний год каждый четвертый россиянин воспользовался потребительским кредитом. Бум займов приходится на предпраздничные дни, когда торговые сети устраивают распродажи, а банки, не отходя от кассы, предлагают «безумно дешевые» и «беспроцентные» ссуды.

Впрочем, у банков занимают не только по праздникам. «Жить на чужие» становится делом привычным и обыденным. Почти таким же, как у молодого папаши из телерекламы, который подсел на кредит по карте «Мастер-кард» в ожидании наследника. Зачарованные легкостью, с которой можно решить материальные проблемы, люди отказываются думать о том, что долги и проценты придется отдавать, и это наверняка будет не так приятно, как тратить.

Голая правда

Кредитный роман Кирилла Сергеевича Кочурина из подмосковного Раменского сейчас рассматривает районный суд. На заседания он приходит в спортивном костюме старшего сына Игоря, кроссовки одалживает младший сын Никита. По завершении процедуры отца сопровождают до квартиры, раздевают и сажают под замок. Других мер, чтобы оградить Кирилла Сергеевича от новых займов, у семьи нет. Он уже и так должен около двух миллионов рублей.

— Не думал, что наша семья окажется в такой ситуации, — рассказывает Игорь. — С кредитами никогда не связывались. Если что-то нужно — копили. За один раз все пошло под откос.

Пятидесятисемилетнего Кирилла Сергеевича бес попутал на автокредите. Поехал покупать «Жигули», причем на свои — денег хватало, а приехал на «Опеле». Ахнувшим сыновьям объяснил, что в автосалоне проходила рекламная акция, участники получали скидку и льготный кредит — надо быть дураком, чтобы не воспользоваться халявой. Впоследствии выяснилось, что халявой там и не пахло: рассрочка на пять лет с ежемесячной выплатой 630 долларов плюс проценты по кредиту, страховка, обслуживание банковского счета увеличили стоимость машины вдвое. При хорошем доходе, может быть, и не так страшно, но Кочурин-старший получал на автомойке всего 500 долларов. Как ему вообще удалось повесить на себя явно неподъемный кредит?

— Ну, приврал немножко, — смущенно говорит Кирилл Сергеевич, натягивая на голые коленки майку. — Они же справку из бухгалтерии не спрашивали. Подал паспорт, права — и все. Девушка-менеджер посмотрела на меня — я же прилично был одет, не то, что сейчас, — и говорит: «Ваша платежеспособность сомнений не вызывает». Мне приятно. Эх, думаю, выкручусь, найду вторую работу, зато хоть человеком себя почувствую с такой машиной.

Кочурин считает, что если бы не цепь трагических случайностей, он бы выкрутился. Но вторая работа никак не находилась, а через год и с первой уволили. Платить стало нечем, штрафные санкции в банке росли как снежный ком. Чтобы рассчитаться, начал брать новые кредиты — понемножку, по 20 и по 30 тысяч, погашая ими часть старого долга. Просил друзей и знакомых оформить кредитные карты на свое имя, обещая им не задерживать банковские платежи. Ему верили, пока не выяснилось, что людей он подставил. Последнее — свою однокомнатную квартиру Кочурин в один день заложил некой финансовой организации, узнав о ее существовании в газете бесплатных объявлений. Освободить квадратные метры следовало еще в августе. Сыновья обратились в суд. А где искать защиту, если папаша не только повесил на них долги, с которыми не рассчитаться до пенсии, но и лишил квартиры?

Шопинг по-нашенски

— Шансов решить дело в пользу наследников практически нет, — признался глава адвокатской компании «Кузнецов и партнеры» Виктор Кузнецов. — Их отец, безусловно, жертва, но в первую очередь — собственных страстей и собственных непродуманных решений. Вряд ли сыновьям от этого легче…

По словам Кузнецова, этот случай хотя и вопиющий, но вовсе не единственный. За два последних года в ловушку потребительского кредита сами себя заманили тысячи москвичей и жителей Подмосковья. Мнимая доступность заемных средств сводит людей с ума и толкает на такие поступки, которые они никогда в жизни не совершали. Недавно, например, за помощью к юристам обратилась староста одной из деревень Серпуховского района. Из трехсот жителей сто двадцать, будто соревнуясь друг перед другом, набрали в кредит столько микроволновок, утюгов и чайников, что их хватило бы на всю округу. Промучившись пару месяцев и поняв, что кредит им не под силу, бабушки отправились сдавать имущество назад. Никто его, конечно, не взял. Пришлось организовывать на трассе Москва — Тула придорожную торговлю. Бабки месяц трепались среди машин, чтобы сбыть чайники хотя бы за треть цены. Вы будете смеяться, но часть из них даже после этого умудрилась вляпаться в новую аферу.

— Я уже перекрестилась, что все закончилось, — рассказывает неутомимая староста Афанасьева. — Но тут к нам пришли уведомления с предложением активировать кредитные карты. Сроду не знала, что такое возможно — запросто снять наличными до 30 тысяч рублей. На свою голову решила проверить. Сняла в банкомате 500 рублей. Старухам говорю: а вы не смейте, подождем, что будет. Мама родная! Через два месяца чуть не в каждый двор приходят платежки — кто 700 рублей должен, кто 1000. Это уже пени сверх того, что мы понемножечку сняли. Деревня ревет, родня в панике. Из-за долгов пришлось телок порезать. Да еще в банк сколько раз ездила, чтобы забрали у нас эти чертовы карточки и больше ничем не соблазняли. Зато пожили красиво! — иронизирует староста.

Лично у нее от романа с банком остался электрический тазик-джакузи за 3800 рублей. Говорит: хорошо! Набегаешься, а потом ноги под фонтан, и все как рукой снимает.

С больной головы

Более действенного способа застраховаться от кредитных проблем, чем ноги в таз, у граждан, похоже, нет. Это подтверждают и сами банкиры, с одной стороны, выступающие благодетелями малоимущих заемщиков, а с другой — чуть ли не жертвами их повальной неплатежеспособности.

— Объем просроченной задолженности по кредитам за первое полугодие превысил 33 миллиарда рублей, — говорит аналитик кредитного управления Минфина Наталья Скорочкина. — Что это означает для граждан? Банковские ссуды становятся все дороже — добросовестные заемщики платят за тех, кто оказался не в состоянии оплачивать свои долги. Банки, как вы понимаете, — отнюдь не благотворительные организации.

Однако эксперты Федеральной антимонопольной службы (ФАС) утверждают, что банкам выгодно иметь должников, ведь за их счет можно списать все: и высокий процент по кредитам, и безумную комиссию за обслуживание, и неадекватные штрафные санкции за просрочку или за досрочное погашение займа. Самое интересное, что эта агрессивная политика не встречает никакого законодательного отпора. Не предусмотрено даже элементарного наказания за недобросовестную банковскую рекламу, которая не только вводит в заблуждение, обещая «бесплатные кредиты», но и доводит до разорения, когда выясняется, что нулевой процент — это полновесные 40, а то и 60% годовых.

Объявив войну банковскому обману, ФАС обязал кредитные организации предоставлять клиентам достоверную информацию. Девяносто банков России с этим согласились: они якобы и так ничего не скрывают, просто клиенты не умеют читать или приходят без очков, что не позволяет им разглядеть набранные мелким шрифтом «дополнительные условия кредитования». А в них-то как раз и зарыта тайна «бесплатного сыра».

Сделать приятно

В один из московских банков корреспондент «МН» специально явилась с очками, чтобы углядеть, каким подвохом грозит ей участие в новой акции «Получи и трать в четыре раза больше». Чего-то неприятного, набранного мелким шрифтом, не находилось. А крупный сулил вот что: «размер кредитного лимита по картам банка может достигать трех доходов заемщика». В принципе мне хотелось иметь три дохода в месяц вместо одного, но перед глазами маячил образ несчастного должника Кочурина в трусах и майке, который тоже много чего хотел от жизни, но ее остаток, похоже, будет коротать в доме престарелых.

— Как можно сравнивать, — возмутилась банковская служащая. — Мужчина прогорел из-за отсутствия денег, а у вас будет своя зарплата и еще три в рамках кредитного лимита. Это такие возможности!

Я нудно настаивала, что прежде хочу узнать, хватит ли, например, моей основной зарплаты на покрытие процентов, если я за месяц потрачу три «дополнительных»?

— Хватит! — бодро сказала девушка, пощелкав калькулятором. — В крайнем случае рассчитаетесь в следующем месяце и снова получите три наши зарплаты.

Не договорились. Честно сказать, с арифметикой я не в ладах, особенно когда не понимаю, на кого она рассчитана.

— Как на кого? — удивилась моя собеседница. — На людей с активной жизненной позицией, динамичных, успешных, открытых всему новому. Это типичный портрет клиентов нашего банка.

Наверное, тот день был неудачным. Корреспондент «МН» как ни приглядывалась к толпившимся в зале заемщикам, «успешных и динамичных» среди них не углядела. Стояли все больше те, кому, судя по виду, от зарплаты до зарплаты позарез не хватает не то что трех дополнительных доходов, а хотя бы 500 рублей, чтобы продержаться на пельменях. Зато почти все покидали банк счастливыми.

Досье

Объем выданных в стране потребительских кредитов на сегодняшний день превышает 600 млрд. рублей (5,5% ВВП). Кредитованием охвачено 13% населения. За первое полугодие 2006 г. просроченная задолженность по розничным кредитам выросла на 40%, по пластиковым картам — в два раза. При среднемесячной зарплате в стране в 300 долларов уровень задолженности на душу населения составляет $266. В структуре задолженности по кредитам физических лиц 48,5% приходится на недвижимость, 21,4% — автокредит, 13,1% — бытовая техника.

Людмила Бутузова, МН

Читайте также: