РАСКОЛ. Кто «повяжет» губернатора?

Уголовные признаки приобретает политическое противостояние в Украине. Как в центре, так и на местах. Таково официальное мнение Геннадия Васильева, генерального прокурора Украины, впервые обнародованное, почему-то, российским информационным агентством РБК. “Тонко” подмечено. И поздно…В заявлении генпрокурора отмечается, что после второго тура президентских выборов “в стране сложилась напряженная ситуация”. “С одной стороны звучат призывы к захвату государственных зданий, перекрытию магистралей, что возмущает людей и толкает их на реальные действия. С другой стороны мы стали свидетелями деструктивных мер, которые могут привести к нарушению территориальной целостности нашего государства”.

Реакция генпрокуратуры на происходящее – возбуждение нескольких уголовных дел “по фактам действий, направленных на свержение конституционного строя, на захват государственной власти и на посягательства на территориальную целостность Украины”. К тому же Генпрокуратура опротестовала незаконные решения ряда местных советов, в частности Луганской, Львовской, Харьковской, Ивано-Франковской, Черкасской и Волынской областей. Г. Васильев констатирует: “угрожающий характер” приобрел процесс блокирования государственных учреждений, в частности, администрации президента, Кабинета министров, парламента, органов прокуратуры. “Хочу сказать, тот, кто устраивает такие беспорядки, должен понимать свою ответственность за все, что он делает”, — отмечается в его заявлении.

Это заявление Геннадия Васильева автору видится несколько запоздалым. Свою возможную ответственность, похоже, уже оценили не только митингующие на Майдане, но даже жители сельской, прилегающей к Киеву, местности.

Вот будни ставшего родным мне села. Мужская часть населения резко бросила пить. По вечерам мужики собираются дружескими компаниями, неспешно и дотошно обсуждая новости из столицы, регионов и соседней России. Рост цен на крупы, сало и бензин не очень беспокоит мужиков: “Переживем!” Зато реакция на каждое “кривое” или фальшивое слово, произнесенное “начальниками” в Киеве и тиражируемое СМИ, детально обсуждается. Поражает знание собеседниками фамилий депутатов всех уровней — от районной рады до Верховной. В разговоре мужики сверяют позиции по принципу “наш – не наш”. К “своим” вопросов нет. Но бойтесь “не наши”: в ходе непринужденных бесед уточняются места проживания идеологических недругов, месторасположение и стоимость недвижимости, “содержание” дворов и гаражей. Конечно же, припоминаются обиды, нанесенные сельской общине: построил особняк у уреза общественного водоема (“гад, дав взятку голові!”), скупил лучшую часть общественного луга и т.д. Да просто “людей не поважає, не здоровається”!

Модно стало ездить в гости в соседние села – к родичам и кумовьям. Там — те же разговоры и обмен информацией, ее детализация. Большая часть мужиков – охотники, в редкой хате нет “ствола” – зарегистрированного официально. Для полноты картины стоит напомнить, что большинство мужчин отслужило срочную, и умеет обращаться не только с охотничьим оружием. События в Киеве вдруг освежили в памяти мужиков приобретенные на службе специфические навыки. Удивительно было вдруг узнать, что Петро, Колян и степенный Василий Иванович (все – добрые соседи) – механик-водитель, наводчик и пулеметчик. Владимир Павлович, живущий на соседней улице – в “той” жизни – командир танка. Все, экипаж машины боевой в сборе. “Машину” взять не проблема: рядом две воинские части. Часть охраняют “сынки”, давно подружившиеся с населением окрестных сел, так что препятствия при “заимствовании” боевой техники чинить вряд ли будут.

В этих непринужденных вечерних беседах автор не ощутил со стороны сельчан страха перед возможными «кознями» и противодействием прокурорских и милиции. Возможно потому, что многие жители Киевской области или их родичи в этой милиции служат. И о настроениях, как и возможностях служивых, село прекрасно осведомлено.

Гнев народа конечно есть. Он был и раньше – еще тогда, когда большинство далеко не бедных “народных вождей” нагуливали “жирок” за счет этого народа – с “комсомольских” времен. Это люди, которые при любой власти находили возможность поживиться и тепло устроиться. И модное теперь слово “моральность” никогда не слетало с их уст. Зато интересно наблюдать, как сегодня, во время произнесения “пламенных” речей они часто оговариваются, называя собравшихся на Майдане “толпой” (“натовпом”). Для этих комсомольских вожаков и бизнесменов стоящие на Майдане так и останутся до конца жизни – толпой, а не людьми. Настроениями которой можно ловко манипулировать для достижения своих целей. Искренне боюсь, что этим полководцам для расширения достигнутого успеха захочется подольше проэксплуатировать “гнев народа” для сведения счетов с оппонентами. Которым тоже есть что терять. В действенность правоохранительных структур государства в их нынешнем деморализованном состоянии при таких «раскладах» я не верю.

“Если нам не будут давать нормально работать, мы вынуждены будем идти на более радикальные шаги”, — это из упомянутого выше заявления генпрокурора. Указаны и возможные “радикальные шаги” — возбуждение уголовных дел и избрание соответствующих мер пресечения.

Неплохо! Но автора интересует технический аспект исполнения этого предупреждения: кто осмелится пойти на разъяренную толпу или рискнет “вязать” губернатора? Милиция? Она на этом “празднике жизни” смотрится явно подуставшей. И, в массе своей уже решившей: эта война – не их. Самим осуществлять “меру пресечения” прокурорским вряд ли будет под силу.

…А тем временем на одесских рынках за 1 доллар дают уже 8 гривен. Интернет-издание “Обком” приводит цитату Анатолия Берлагина, первого заместителя директора одесского промтоварного рынка “Авангард”: “И наши предприниматели, и приезжие были сегодня шокированы курсом доллара: утром на руках курс доллара составил 7 гривен, а уже к обеду 7, 6 гривен, ближе к восьми. Это поставило в тупик продавцов товара, и ситуация сложилась парадоксальная, — полный рынок покупателей, полный рынок продавцов, рынок забит товаром, а торговля еле-еле теплится, и все из-за того, что продавцы не могут сложить на данный момент цену продаваемого товара”. Подобная валютная ситуация вчера, 30 ноября, сложилась и в Харькове. А на киевских рынках вчера наблюдалось ухудшение ассортимента продуктовых товаров, почти не было картофеля и овощей: село заняло выжидательную позицию, чтобы “не продешевить”…

Глеб Степняк «УК»

Читайте также: