Народ и прокурор: граната, как последний аргумент…

В фильме «Ворошиловский стрелок» искавший справедливости и отмщения дед поочередно расстрелял насильников несовершеннолетней внучки. В нашей истории отец обесчещенной дочери после того, как расследование дела затянулось на пять лет, вошел в кабинет прокурора и выдернул чеку гранаты. Обычная семья…

Семья симферопольцев Ивановых (все фамилии и имена в статье изменены) была самой что ни на есть обычной. Отец Виктор Иванов — бывший военнослужащий, мастер спорта, известный в Крыму тренер — зарабатывал на жизнь частным извозом. Мать Ольга работала в одном из вузов города. И две дочери — Оксана и Вика, старшая студентка, младшая школьница. Переживали, конечно же, за обеих, но за несовершеннолетнюю Вику особенно. В 1998 году ей не исполнилось еще и 17-ти.

В конце октября темнело рано, и в один такой злополучный вечер Вика спешила домой. В районе Центрального рынка на нее вдруг напали двое нерусских парней. То, что произошло потом, ей до сих пор больно вспоминать. В последний день октября в середине ночи Вику привели домой сотрудники милиции. Она неистово рыдала, одежда на ней была изодрана и перемазана кровью. Родители и сестра с ужасом узнали, что случилось. Виктор не растерялся и сразу повез дочь к судмедэксперту. Заключение об изнасиловании было готово уже утром. А потом началась в жизни Ивановых черная полоса…

Хождение по мукам

Все началось с заключения судмедэксперта. Тот документ, который получили Ивановы утром, совсем не соответствовал тому, который им показали уже через несколько дней. Заключение явно было переделано. Виктор обратился за помощью к адвокату. Он во что бы то ни стало хотел, чтобы насильники понесли за свое зверство справедливое наказание. Однако не все оказалось так просто. Уголовное дело долго не заводили, потом все-таки по настоянию Виктора Иванова прокуратура Железнодорожного района Симферополя начала расследование. Но через некоторое время Иванов понял, что следствие не только не сдвинулось с мертвой точки, но и, похоже, не собирается это делать. Насильники были якобы в бегах. Однако мать с дочерью видели их… торгующими арбузами! Ольга тут же побежала к следователю и обо всем рассказала. Преступников не задержали, но на следующий день они уже не торговали на рынке…

Тогда отец изнасилованной дочери сам занялся расследованием. Прошло два года обивания порогов и хождений по мукам. У Виктора к тому времени собралась целая папка документов по делу об изнасиловании Вики. Он не раз говорил об этом прокурору Р. и настаивал, чтобы преступников все-таки арестовали и судили. В итоге Иванов добился своего — дело дошло до суда. И тогда в его дом начали толпами ходить родственники насильников. Сначала они просили замять все и «решить проблему» без правоохранителей. Потом предлагали деньги, и немалые, но Ивановы категорически отказывались. Ольга говорила: «Если хотите возместить моральный ущерб — пойдемте к нотариусу. Оформим все как положено, и это вам зачтется на суде». Те, конечно, на такое не пошли.

Вику начали вызывать на допросы и, что самое страшное, на очные ставки с насильниками. Между тем состояние девушки с каждым днем ухудшалось. Она впала в сильнейшую депрессию, и ее даже поставили на учет в психиатрическую больницу, настаивая на том, что надо лечиться в стационаре.

Странный обыск

Начался суд, которого так добивались Виктор и Ольга Ивановы. Но судебные заседания постоянно переносили. Все это опять затянулось на годы. Прошло пять лет после страшной трагедии в семье Ивановых, а насильники так и разгуливали на свободе. Виктор Иванов не сдавался и упорно продолжал стучаться в кабинет прокурора Р. и предлагал рассмотреть собранные им самим документы.

В тот день, 28 ноября 2003 года, сердце Ольги не предчувствовало никакой беды. Удивило лишь то, что возле дома ее встретили работники милиции. Участковый предложил проехать сначала в райотдел, а потом в прокуратуру. Там, ничего не объясняя, следователь строгим голосом задала неожиданный вопрос: «Оружие дома храните?» Потом ее коллега поинтересовался, предлагал ли кому-нибудь Виктор… гранаты? Ольга смотрела на них, ничего не понимая. «Да в чем дело?» — пыталась узнать она, но правоохранители только сказали, что поступила информация о том, что, дескать, у них в доме хранится оружие, и попросили разрешение на обыск. Ольга его дала, уверенная в том, что никакого оружия дома нет.

Пока производили обыск, Иванова все время поглядывала на часы: где же муж? Он бы во всем сразу разобрался. Однако Виктор задерживался. Работники милиции сильный погром не устроили, зачем-то забрали паспорт Виктора и папку, в которой были все документы по делу Вики. Когда милиционеры ушли, Ольга от усталости присела на диван, взгляд ее упал на аккуратно сложенную бумажку на телевизоре. Это оказалось поздравление с днем рождения и 100 гривен: на следующий день был день рождения старшей дочери Оксаны, а еще через день — внука. Потом в кармане пиджака мужа Ольга Иванова увидела еще одну бумажку. Это был рисунок внука ко дню рождения деда и 350 долларов. На рисунке Виктор написал: «На первое время вам хватит…» Вот тогда Ольга и почувствовала неладное.

Визит к прокурору

Между тем, пока в квартире Ивановых производился обыск и Ольга ждала своего мужа, крымские СМИ, в том числе и «1К», информировали о том, что было совершено покушение на жизнь прокурора Железнодорожного района Симферополя. Наша газета писала: «Неизвестный мужчина в середине дня вошел в здание прокуратуры и направился в кабинет прокурора Р. Через некоторое время секретарь услышала крик своего шефа: «Вызывай милицию, у него граната». И практически сразу раздался взрыв. Всю силу взрыва гранаты РГД-43 приняли на себя два человека. Тот, кто принес ее, погиб сразу — его разорвало на куски. Через несколько часов от полученных ран скончался в больнице и прокурор Р.».

В тот день неизвестного смертника приняли за душевнобольного, однако когда была установлена его личность, работники прокуратуры поняли, в чем дело. Человеком с гранатой оказался Виктор Иванов. На такой отчаянный шаг он пошел осмысленно. Когда Иванов понял, что справедливости ему не добиться, взял в руки гранату. Как это ни парадоксально, расчеты убитого горем отца были правильными. Сразу после похорон прокурора началось долгожданное судебное заседание. Оно продолжалось целую неделю.

На этот раз к Ивановым стучались в дверь не родственники преступников, а уже сами насильники. Они стояли перед Викой на коленях и умоляли изменить показания. Но женщины были неумолимы: отец положил свою жизнь ради справедливости, и она восторжествует.

Насильников Виктории Ивановой приговорили к шести годам лишения свободы. Когда читали приговор, их в суде не было, они опять подались в бега. Правда, через некоторое время один из них был пойман. Сейчас он отбывает свой срок наказания. Другой же до сих пор числится в розыске.

P.S. В семье Ивановых все по-прежнему — никто не может забыть о произошедших трагедиях. Несмотря на то, что прошло столько времени, душевные раны у Вики не заживают. Она каждый день вспоминает погибшего отца и считает его поступок подвигом. И только ради этого нужно во что бы то ни стало по-

стараться быть счастливой. Так хотел папа.

Юлия Исрафилова, Первая Крымская

Читайте также: