Проблему отцов и сыновей иногда решают с помощью… топора

Если 90-е годы в Крыму вошли в историю как время расцвета бандитизма, то начало 2000-х может по праву называться временем «семейных убийств». Дети поднимают руку на родителей, отцы насилуют малолетних дочерей, матери убивают сыновей… — некоторых людей охватил невероятный психоз. Похоже, пришло время расплаты за какие-то тяжкие грехи. А как известно, если Бог хочет наказать человека, то он лишает его разума. Война миров: зять и теща

Анекдот про «похороны тещи, где два баяна порвали» уже ни у кого не вызывает улыбку. Наш народ настолько свыкся с мыслью, что два враждующих лагеря — зять и теща — всегда будут на тропе войны и никогда не пойдут на примирение, что шутить по этому поводу перестал. Здесь действительно не до шуток: в декабре 2003 года прокуратурой Железнодорожного района Симферополя было возбуждено уголовное дело по резонансному убийству, которое произошло в крымской столице. 29-летнего Юрия П. приговорили к 7 годам лишения свободы за убийство… собственной тещи.

Психологи пытаются объяснять подобные прецеденты по-своему: дескать, внутри семьи между старшим и младшим поколением всегда есть свои камни преткновения. Невестка для свекрови и зять для тещи — это, скорее, приложение к собственному ребенку и чужак в своей семье, не больше. Чужак входит в семью со своими правилами, зачастую пытаясь полностью подчинить себе вторую половину и таким образом создать новую отдельную семью. Большинство родителей с этим не могут смириться, и чем больше старшее поколение боится ухода своего взрослого ребенка из-под опеки, тем больше трений возникнет в отношениях свекровь — невестка или теща — зять.

Подобные конфликты начались и в семействе Никифоровых (фамилия изменена), когда в доме появился молодой зять. Ничего плохого о 29-летнем Юрии П. никто сказать не мог. Работал на рынке то грузчиком, то реализатором, непьющий, хозяйственный, хороший семьянин. По крайней мере, так о своем гражданском муже отзывалась Наталья Никифорова. Жить решили у матери Наташи, Ольги Степановны. Теща выделила молодым времянку, о чем вскоре пожалела. То ли зять ей не нравился, то ли поведение дочери не устраивало, но очень скоро в семействе Никифоровых начались скандалы. Особенно они обострялись, когда Ольга Степановна выпивала лишнего. В такие моменты гнев ее обрушивался не только на нежеланного зятя, но и на родную дочь. Не наладились взаимоотношения у них даже тогда, когда на свет появилась внучка.

В один из декабрьских дней 2003 года Юрий вернулся домой с работы примерно в 6 часов вечера. Когда подходил ко двору, увидел тещу, сидящую на бордюре возле калитки. Обратившись к ней с шутливым приветствием, Юрий П. понял, что Ольга Степановна уже порядком выпила. Глаза ее метали молнии, женщина готова была взорваться. Никифорова шутку проигнорировала и начала оскорблять собственную дочь, назвав ее, как следует из обвинительного заключения, «сифилисной». Юрий П. попросил не обзывать его жену и в ответ посоветовал вывезти хлам, скопившийся возле дома, который теща притаскивала со свалок. Никифорова, конечно же, не замедлила поставить зятя на место, напомнив, что в ее доме он никто, и схватилась за лопату. Юра тоже начал закипать: «Вы лучше успокойтесь, потому что я возьму вас вместе с вашим хламом и вывезу на свалку. Будете там жить». Но Ольгу Степановну эти слова только раззадорили: она начала размахивать лопатой, пытаясь ударить зятя.

Как потом на допросе признавался Юрий П., в тот момент он думал только об одном: в доме находится его жена и 4-месячная дочка. И он во что бы то ни стало захотел остановить тещу и заставить ее не кричать. Взгляд его уперся в топор, который лежал неподалеку, он взял его в руки и пригрозил им теще. Та остановилась. Тогда Юрий положил топор на место и, развернувшись, ушел в свою времянку. Однако оглянувшись, увидел, что Никифорова идет с лопатой на него. Он тут же схватил топор и сказал: «Не ори, ребенка разбудишь!», но теща попыталась ударить зятя лопатой в лицо. Тот увернулся, отбил рукой лопату и обухом топора нанес Никифоровой удар по голове. Она в испуге присела, и тогда Юрий П. потерял контроль над собой: он наносил удар за ударом, крепко сжимая топор двумя руками. Удары были настолько сильными, что теща умерла на месте. Когда Юрий увидел кровь — остановился. Ольга Степановна лежала на земле без движения. Зять, испугавшись, что все это увидит жена, схватил мусорный пакет, натянул его на голову убитой, взвалил ее на плечо и понес прочь со двора.

Было уже темно, и Юрий П. надеялся, что его страшную ношу никто не заметит. Вспомнил, что неподалеку располагается старое кладбище, понес тело Никифоровой туда и там оставил. По дороге все думал, что скажет жене. Когда пришел домой, рассказал Наталье, что видел ее маму с каким-то мужчиной, дескать, они направлялись в сторону кладбища. Ему показалось все это подозрительным, он пошел за ними и увидел Ольгу Степановну мертвой. Наталья на какое-то время оцепенела от ужаса, но Юра успокоил ее, сказав, что сам пойдет в милицию и во всем разберется. Он действительно так и сделал, только по дороге выкинул топор и мусорный пакет, которым была обмотана голова убитой, с моста в речку.

В райотделе милиции он не врал, а сразу сознался в совершенном преступлении. По информации работников Железнодорожной прокуратуры, Юрий П. активно способствовал раскрытию преступления и сотрудничал с органами следствия. Учитывая эти обстоятельства, суд приговорил его к 7 годам тюремного заключения по факту умышленного убийства, предусмотренного ст. 115 ч.1. УК Украины. Что поразительно, жена поддерживала мужа на протяжении всего расследования, утверждая, что во всем виновата ее мать.

Чисто семейное убийство

Как говорят, насилие против родителей (как правило, со стороны сыновей) обычно представляет собой «возвращение ударов»: то есть человек, повзрослев, мстит за обиды, которые некогда причинили ему отец или мать. Иными словами, он поступает с ними так, как они прежде поступали с ним.

Соседи и родственники симферопольцев Минаковых (фамилия изменена) были в настоящем шоке, когда узнали, что сын зарубил топором отца. Это была вполне благополучная семья. Никто не мог понять, из-за чего близкие люди так сильно поссорились, что захотели убить друг друга.

Расследованием этого уголовного дела занялась прокуратура Железнодорожного района Симферополя. В ходе работы следственной группы выяснилось, что в семье Минаковых было не все так хорошо, как казалось со стороны. Они попросту, как говорится, не выносили сор из избы. Жили Минаковы — мать Вера Николаевна, отец Анатолий Семенович и 38-летний сын Виталий — в одной квартире тихо и мирно до 1992 года. Именно тогда у Анатолия Семеновича случился первый инсульт, после чего он стал агрессивным и раздражительным. Позже Вера Николаевна призналась, что муж нередко поднимал на нее руку, но она никому об этом не рассказывала.

Несчастья сыпались на семью одно за другим. В 1995 году Виталий в результате ДТП стал инвалидом первой группы. Молодой парень самостоятельно мог передвигаться только по квартире, на улицу его выводили редко. Беды подорвали психику и отца, и сына. Мать молча страдала, видя буйство мужа и отчаяние сына.

Нужно отдать должное, что даже в такой ситуации мужчины не стали заливать горе водкой. Выпивали, конечно, но умеренно, как и все, по праздникам. Но тот злополучный день, очевидно, был для обоих исключением. Отец сказал сыну: «Давай выпьем…». Тот согласился и попытался даже накрыть на стол, так как мама была на работе. Отец принес чекушку, и они подняли рюмки. Легче не стало, наоборот, водка только усугубила и без того депрессивное настроение обоих. Отец почему-то стал агрессивным и вспыльчивым, начал кричать на сына, а потом вдруг ударил его кулаком в лицо. Потом еще и еще… Виталий пытался защититься, слез со стула и кое-как попытался переместиться в другую комнату. Но отец, вконец рассвирепев, шел за сыном-инвалидом и пинал его. Потом Виталий увидел в руках отца кухонный топорик. В этот момент он думал только о спасении своей жизни. Он подполз к дивану и взял хранящийся за его спинкой топор. (Кстати, этот топор принес в квартиру отец и хранил его именно здесь.)

Когда Минаков-старший увидел в руках сына топор — ушел на кухню. Между тем окровавленный Виталий пополз за отцом. Тот сидел за столом, а кухонный топорик валялся под ним. Увидев сына, отец опять накинулся на него с ударами, повалил на пол и начал душить. Тогда Виталий, увернувшись, схватил топор и нанес им несколько ударов отцу по голове. Тот захрипел, из его рта пошла пена. Виталий закричал, начал звать отца, но ему никто не ответил.

Когда с работы вернулась мать, она увидела жуткую картину: окровавленный муж лежал на полу, а возле него сидел пьяный и плачущий Виталий. В содеянном он сознался и матери, и работникам милиции. Раскаялся и содействовал проведению следствия.

Суд приговорил инвалида первой группы к двум годам лишения свободы, признав его виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 118 УК Украины: умышленное убийство при превышении пределов необходимой обороны.

ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, Первая Крымская

Читайте также: