Очерки украинской коррупции. НЕЙТРАЛИЗОВАТЬ «ОПЕРА»!

После проведения операции «Триада» разработка криворожских организованных преступных формирований и их связей с местными правоохранителями продолжалась вплоть до лета 1997 года. Но одновременно началось мощное противодействие работе оперативных групп МВД и СБУ, занимавшейся разработкой по ОРД «Вирусы» и «Трансформеры». Появились публикации в прессе, а вместе с ними — многочисленные анонимки, которые почему-то тщательно проверялись, на сотрудников группы посыпались наказания по самым незначительным поводам. Велась целенаправленная работа по их дискредитации.В тоже время генпрокуратура выделила следователя А. Белоусова, которому поручили прокурорскую реализацию материалов, полученных в ходе разработки по ОРД «Вирусы» и «Трансформеры», в том числе о причастности криворожского авторитета Ващенко к убийству Гарпинича-младшего. В результате следственных действий Генеральной прокуратуры, как свидетельствовал в суде следователь Белоусов, в отношении начальника Криворожского УБОП Хащевого было возбуждено уголовное дело.

Непосредственное руководство оперативной группой осуществлял Леонид Бородич, который как никто другой владел ситуацией по обстановке в Кривом Роге, так как сам длительное время работал в этом городе и лично знал кто чего стоит из сотрудников и руководителей УВД. По словам, Бориса Панченко, Бородич требовал ежедневно докладывать ему о ходе разработки, в частности, о коррупционных связях начальника криворожского УБОПа Николая Хащевого. Последний, получив информацию от своих связей в центральном аппарате УБОПа в Киеве про его разработку (о предательстве в среде правоохранителей — разговор особый) еще в августе 1996 года обратился в личном порядке, минуя непосредственного начальника Ю.Вандина, к Бородичу, пытаясь оправдаться, вызвал в Кривой Рог комиссию по проверке работы территориальных органов внутренних дел. Комиссия зафиксировала весьма плачевное состояние работы местной милиции, несколько руководителей ГУВД потеряли свои должности.

Ведение криворожского дела не исключало участия сотрудников ГУУР МВД и Управления «К» в работе по другим резонансным преступлениям, что отнюдь не вызывало восторга у высшего милицейского начальства, на словах радеющего за их раскрытие. Особенный ужас и трепет вызывали имена организаторов и заказчиков убийств и похищений людей. В качестве примеров можно привести дело о покушении на Лазаренко, взрыв председателя Кировоградского облпотребсоюза Кондратюка, похищение Аркадия Табачника, дело об «оборотнях» в транспортной милиции.

В результате летом 1997 года Панченко, как-то по воровски, спешно отправляют на пенсию. Панченко уходит из органов и становится помощником народного депутата Анатолия Ермака. К бывшему оперу продолжает стекаться взрывоопасная информация, реализация которой вызывала тревогу у высокого милицейского начальства. В результате у группы высокопоставленных лиц появилось активное желание обезвредить самого Панченко. И здесь активности и результативности МВД можно только позавидовать. Осуществляются провокации, задействуются все оперативные возможности, включая предусмотренные законом прослушивание телефонов, наружное наблюдение, и грубо попирающие закон методы, вроде проникновения в квартиру под видом кражи и несанкционированная установка в квартире прослушивающих устройств.

В 1998 году Панченко по рекомендации объединения «Антимафия» баллотируется в Верховный Совет, используя предвыборную агитацию, чтобы рассказать правду о том, что творится в стране, в частности, распространяя книги, изданные «Антимафией».

Результатом неугомонности бывшего опера стало серьезное ДТП, в которое попал Панченко, возвращаясь из избирательного округа. На окончательное решение его судьбы повлияла поездка Панченко в составе следственной комиссии ВР в Израиль в октябре 1999 года, работа которой была сорвана усилиями тогдашнего главы СБУ Леонида Деркача. Совпадение интересов коррумпированной власти и финансовых «заказов» криминального бизнеса, реализованных через милицейского генерала «Дай», вовлечение в сферу их деятельности заместителя генерального прокурора Николая Обихода обусловило создание следственно-оперативной группы ГПУ в составе пяти следователей и семи оперативных работников. В числе последних, как это ни странно, оказались криворожские милиционеры, проходившие по разработке ОРД «Вирусы» и «Трансформеры». Комплекс дорогостоящих следственных и оперативных мероприятий с привлечением частных лиц, многочисленные длительные, в том числе заграничные командировки, все это без малого год не позволяло достичь главной цели — устранить пенсионера-полковника. Серьезным препятствием этому являлся первый заместитель министра внутренних дел Леонид Бородич, под непосредственным руководством которого проводилось большинство совместных с СБУ разработок, в которых принимал участие и Панченко.

Борис Панченко рассказывает: « С Бородичем я поддерживал связь и после увольнения на пенсию. Я никогда не поверю в официальную версию гибели Леонида Васильевича — усталость перед полетом, отсутствие навыков пилотирования. Я уверен, что имела место хорошо спланированная операция. Бородич был неугоден многим, прежде всего самому Кравченко. Необходимо отметить, что после устранения Бородича началось стремительное продвижение в системе МВД многих лиц, в отношении которых имелась серьезная компрометирующая информация.»

А в день гибели Леонида Васильевича в одном из высоких милицейских кабинетов прозвучало: « Бородичу п….ц, теперь с этим разберемся!». И через двенадцать дней, 29 сентября 2000 года Бориса Панченко арестовали по обвинению в оказании в 1996 году содействия Леониду Вульфу в уходе от уголовной ответственности.

Впереди были два с половиной года, проведенных в СИЗО и ИВС, впереди были издевательства и угрозы близким, весь тот обычный набор особенностей украинского следствия, о которых мы расскажем в свое время. Затем был выход на подписку о невыезде и долгий и безнадежный для обвинения суд, который продолжается по сей день.

Недавно Борису Федоровичу сообщили, что его сотрудничество с прессой и работа с народным депутатом Григорием Омельченко не нравится очень многим «серьезным людям». Слишком интересные фамилии всплывают в весьма неприглядном виде. И в связи с этим неудовольствием, готовится очередная «посадка» Панченко. Будет ли это взятие под стражу в связи с изменением меры пресечения по делу, находящемуся в суде или это будет какое-нибудь новое обвинение — неизвестно. Известно лишь, что Панченко вновь собираются отправить за решетку — на этот раз окончательно. Однако, организаторам этой акции следует знать, что Панченко уже рассказал все что мог. И эта информация все равно будет обнародована.

Примечание: Генерал «Дай»- Фере Эдуард Вадимович, начальник аппарата МВД при министре Кравченко, личность примечательная. В свое время о его отношениях с Кравченко, известными государственными мужами и бизнесменами писалось не мало. Однако, карьера его и влияние на судьбы людей и события, происшедшие в Украине в последние годы заслуживают отдельного исследования.

(окончание следует)

Станислав РЕЧИНСКИЙ

Читайте также: