Военный туризм в Украине: бои без правил

Испробовавшие за несколько приездов в Украину все виды развлечений, британские туристы Марк Фитцпатрик и Дэниел Хьюз без энтузиазма согласились на предложение одной украинской турфирмы ознакомиться с новым направлением — военным туризмом. В Великобританию они улетели с ярким впечатлением от того, как расстреляли из танка старенький «Запорожец».

И через два месяца вернулись в Украину уже втроем, заранее оплатили услугу, но вместо стрельбы из танка им пришлось ходить по музеям. Турфирма не смогла выполнить своих обязательств.Коммерческая стратегия

За рубежом вооруженные силы давно научились зарабатывать на туристах. В Израиле доходы от военного туризма составляют $115 миллионов в год. В Германии данная цифра не вычленяется из общего туристического дохода, однако устойчиво держится на уровне 2% от всех предоставленных туристических услуг (по состоянию на 2006 г. — EUR256 млн в год). В США данная цифра значительно скромнее — $45 миллионов в год. Однако эти деньги зарабатываются исключительно на билетах за посещение военных музеев, наиболее популярный из которых — Музей стратегической авиации.

В Украине некоторые туроператоры предлагают клиентам подобные программы — организовывают танковые туры, боевые стрельбы, прогулки на мини-субмарине и военизированный дайвинг. В интернете легко можно найти предложения не только покататься на танке, но и пострелять, и даже полетать на истребителе. А корпоративные заказчики, как следует из рекламных объявлений, могут забронировать себе целые военно-полевые баталии для всего коллектива.

Данные услуги довольно дорогие — катание на танках обойдется в $3 тысячи за два часа, а плата за 7 минут полета на истребителе составит $10 тысяч. И желающие платить за подобное удовольствие есть. Вот только большая часть этих денег оседает в карманах даже не туроператоров (по данным «ВД», их заработок составляет 10-15% от стоимости военной программы), а конкретных военных чинов, которые обеспечивают выполнение турпрограмм под видом праздничных мероприятий на полигонах.

«Количество фирм, готовых работать в сегменте военного туризма, растет с каждым годом, существует и платежеспособный спрос на услуги в стиле милитари-туризма, — говорит Александр Гординский, руководитель департамента конференц-сервиса и организации международного туризма туристической компании «Битско». — Нам было бы интересно развивать это направление деятельности и продвигать его среди своих клиентов».

«Есть программа «Один день в армии», которая реализуется в конкретной воинской части, — рассказывает Анна Скибун, исполнительный директор подразделения командных тренингов и мероприятий компании KORPORATIFF, специализирующейся на организации корпоративных праздников. — Участникам в игровой форме предоставляется возможность пострелять (духовые и пневматические ружья), пройти командную полосу препятствий, строевую подготовку, ориентирование на местности и получить навыки выживания в экстремальных условиях».

Однако, несмотря на растущую популярность «милитари-досуга», такого вида туризма нет ни в перечне видов туристических услуг, ни в Законе «О туризме». По законодательству, свободный доступ на военные базы Министерства обороны Украины гражданским лицам запрещен, а воинские части не имеют права предоставлять коммерческие услуги, для этого им необходимо особое разрешение Минобороны.

В 2000 году Министерство обороны и госкомпания «Укрспецэкспорт» предоставили право легально заниматься военным туризмом туристической фирме «Аларис». Тогда директор этой фирмы Георгий Жоров в интервью различным украинским СМИ делился перспективами на будущее, нисколько не сомневаясь, что наиболее закрытое ведомство страны вызовет интерес у туристов. Все программы были тщательно продуманы, туристы могли пройти «курс молодого бойца» на действующих полигонах под руководством инструкторов в лице командного состава украинской армии. Планировалось, что часть прибыли этой фирмы пойдет на поддержку украинской армии, для чего при Минобороны был создан коммерческий центр.

Однако все попытки «ВД» разыскать данную фирму не привели к успеху: по иронии судьбы, адрес компании, указанный на ее официальном сайте, совпадает с адресом редакции «ВД»! Но оказалось, что эта фирма уже три года как покинула помещение. Корреспондент «ВД» позвонил по мобильному телефону, указанному на официальном сайте «Алариса», но на просьбу о встрече получил отказ. Дескать, военным туризмом компания больше не занимается. Впрочем, на официальном сайте компании туристам по-прежнему предлагают полетать на истребителе и поездить на танке, и сайт, похоже, время от времени обновляется.

Точный ответ на вопрос о причинах прекращения деятельности «Алариса» в сфере военного туризма не смогли дать и в Министерстве обороны. «Причин может быть две: или в деятельности «Алариса» были найдены грубые финансовые нарушения, или деятельность этой фирмы не приносила прибыли, — говорит Андрей Лысенко, начальник управления пресс-службы Минобороны Украины. — А коммерческий центр при Минобороны создавали как раз под эту фирму, и поскольку дохода он не приносил, центр закрыли».

Из неофициальных источников удалось получить информацию, что договор с «Аларисом» Минобороны разорвало после того, как было обнаружено сокрытие доходов от военного туризма на полигоне «Десна». Да и новый министр обороны Анатолий Гриценко крайне негативно относится к идее военного туризма как таковой. По словам туроператоров, сегодня лицензии на этот вид деятельности нет ни у кого.

«Никаких разрешений на такую деятельность, как военный туризм, Министерство обороны не выдает, и само этим тоже не занимается, — говорит Андрей Лысенко. — Да и проводиться такие мероприятия на военных полигонах не могут. В каждой воинской части есть представитель контролирующих органов, который следит за всем. А сам он не рискнет пойти на нарушение ради минутной прибыли».

Партизанская тактика

А вот все 10 туристических фирм, в которые обратилась «ВД» с вопросом, могут ли они организовать проживание в армии, со стрельбой из танков и других видов оружия, ответили утвердительно. Но дать стопроцентную гарантию, что поездка на полигон состоится, не смогли — деятельность эта нелегальная, и большинство туристических фирм выступают лишь связующим звеном между клиентом и исполнителем услуги. «Многие турфирмы рекламируют военный туризм как направление, в надежде на богатого клиента, — поясняет Анна Скибун. — Но когда к ним обращаются, начинается перескакивание через несколько голов в поисках того, кто на самом деле оказывает эту услугу».

Из-за нелегального статуса военного туризма точную статистику по субъектам турдеятельности, оказывающих подобного рода услуги, предоставить не могут ни в Министерстве культуры и туризма, ни сами турфирмы. «ВД» с трудом нашла туроператора, напрямую работающего с полигонами, который после долгих уговоров согласился поделиться тайнами засекреченной деятельности. «Договариваемся мы за счет личных знакомых на полигонах, которые проводят это как учебные мероприятия, — рассказывает директор вышеупомянутой турфирмы. — Но мы зависим от форс-мажорных обстоятельств: в армии могут быть проверки, в стране создается сложная политическая обстановка (как сейчас) — и министр обороны подписывает распоряжение: никаких развлекательных мероприятий на полигонах. Вот тогда мы ничего поделать не можем».

«Мы пытались в законном порядке оформить все договоры с оборонными ведомствами, но это потребовало столько сил, денег и нервов, что мы отказались от этой идеи, — рассказывает представитель одной из турфирм. — Деньги нужно было перевести на расчетные счета 10 организаций, а разрешения получить в двух десятках инстанций». Нет надлежащей защиты и у туриста. Сегодня страховые компании не страхуют туристов от несчастных случаев на полигоне, поскольку де-юре нет такого вида туризма, а значит — и закона, который регулировал бы отношения потребителя и производителя услуг, нет. «Новобранцу» выписывается обыкновенная медицинская страховка с повышенным коэффициентом риска на то, что он будет заниматься экстремальным видом спорта. Потому в случае травмы на полигоне требовать денежную компенсацию будет не с кого.

Нет причины воевать

Специалисты из сферы турбизнеса видят выход в легализации военного туризма. «Это направление надо упорядочить, чтобы было ясно, на каких условиях туроператоры работают с Министерством обороны и другими структурами, — убежден Владимир Царук, руководитель Центра туристической информации. — В турах, где предусмотрены стрельбы, должна быть обеспечена безопасность на высоком уровне, страховки, четкие правила. Правила игры должны быть понятны для рынка, а до тех пор, пока кто-то с кем-то будет договариваться, рассуждать о какой-либо перспективе бессмысленно». Военный туризм может добавить Украине туристической привлекательности, ведь иностранцы всегда проявляли большой интерес к советской военной технике. Министр курортов и туризма АРК Владимир Савельев говорит, что военный флот в Севастополе значительно усиливает туристическую привлекательность региона. Министр привел пример, что когда на День города в Ялту заходит флагманский корабль ВМС Украины «Гетьман Сагайдачний», за несколько дней стоянки возле набережной его посещают тысячи людей.

«Должны быть программы поддержки военного туризма со стороны государства, которые позволят легально и без проблем полетать на истребителе или поездить на танке, — убеждена Анна Скибун. — За границей такое направление давно существует: на военных базах созданы специальные отделы, есть менеджеры, специалисты, поддерживается высокий уровень техники безопасности. У нас такая практика еще не развита. У нас есть товарищ прапорщик и товарищ генерал, к которым надо прийти и решить вопрос».

В Минобороны не возражают против военного туризма, только сетуют, что нужно определить места для туристического посещения. И самое главное — надо внести изменения в законодательную базу, чтобы Минобороны могло заниматься подобным направлением. «Военный туризм как идея пополнения бюджета армии — хорош. Это могло бы помочь, к примеру, наполнять спецфонд Министерства и полученные средства направлять на строительство жилья военным, обновление техники и вооружений, — считает Андрей Лысенко. — Но для этого у нас пока несовершенная законодательная база».

Украинская армия со времен СССР существенно не изменилась. Разве что былой государственной поддержки у Вооруженных Сил нет, и решать проблемы нехватки средств Минобороны часто приходится за свой счет. Некоторый сдвиг уже есть: законодательно разрешен официальный откуп от службы в армии или выплата компенсации за разрыв контракта выпускником военного учебного заведения. Вполне возможно, что следующим направлением коммерческой деятельности Минобороны станет организация военного туризма. К тому же, по словам представителей турфирм, стоимость подобных услуг в случае их легализации снизится в 10 раз.

Можно использовать американский опыт и для начала открыть военные музеи. Туда обычно доставляется техника, выведенная из боевого состава и находящаяся в армейских хранилищах. В Украине она вполне может быть переоборудована под музейные экспонаты и передана местным музеям. Минобороны не пришлось бы тратить деньги на ее хранение или утилизацию, а туристы могли бы с ней ознакомиться. Экскурсия по полигону на легком в управлении БТР, с преодолением водных преград и наземных препятствий, также могла бы стать направлением военного туризма. Подобная практика существует во многих западных странах, да и в Украине де-факто все это есть. Вот только решается данный вопрос через конкретного прапорщика, получающего за риск быть пойманным хороший гонорар. Минобороны же традиционно лишь жалуется на нехватку денег.

НЕЛЕГАЛЬНЫЙ ТУРИЗМ

Получил популярность в 1990 годах. «Прославилась» таким образом боснийская война, когда различные формирования ее участников в кооперации с миротворческими контингентами европейских стран организовывали поездку в район боевых действий туристов из США и стран Европы. Во время первой чеченской войны попасть на передовую в российскую часть можно было под видом организации гуманитарной помощи. Последний случай подобного военного туризма был зафиксирован во время израильской операции на территории Ливана против боевиков «Хезболла», когда несколько американских туристов наблюдали за театром военных действий из частей тылового обеспечения ЦАХАЛа.

Светлана Рябова, Власть денег

Читайте также: