Дорогие анализы, или опасные игры со здоровьем

Большинство из нас не знает текста клятвы Гиппократа, которую дают все медицинские работники, но уверена, там есть слова о милосердии, оказании помощи и, может быть, о самопожертвовании ради спасения жизни пациента. А еще мы не знаем, какие предусмотрены меры, если врач нарушает данную клятву, хотя само логическое построение клятвы, по идее, должно содержать слова «Если же я нарушу данное мной обещание…» У нас нет альтернативы. Если мы нуждаемся в медицинской помощи — идем к врачу. Мы говорим ему то, что не сказали бы самым близким людям, доверяем детские тайны и подробности семейной жизни, ищем поддержки, ждем помощи и обязательно верим. А еще мы слепо следуем его рекомендациям. Настолько слепо, что для нас зачастую не играют роли деньги, время, расстояния. Мы хотим жить и быть здоровыми, и он, наш лечащий врач, — единственный, кто может помочь и спасти.

Мы что-то слышали о коррупции в медицине, но уверены, что это никоим образом не относится к нашему доктору. Ну разве традиционный коньяк и конфеты — это взятка? Это то немногое, чем мы можем отблагодарить спасителя. Деньги? Да, были, но это не ему, это за медикаменты (без них никак), за какие-то рентгеновские снимки (было необходимо), за понятные только медикам лабораторные исследования… Стоп! Вот они — ключевые слова: «понятные только медикам». Но неужели этим мог воспользоваться человек, давший клятву Гиппократа?!

Итак, как вы поняли из вступления, речь пойдет о нарушениии клятвы Гиппократа — универсального кодекса чести для медиков; более того, у нас есть все основания полагать, что имело место должностное преступление, в результате которого был нанесен ущерб здоровью cотен людей. Но до суда, а тем более до приговора еще ой как далеко — поэтому мы пока не называем ни фамилий, ни организаций. Тем не менее, многие наши читатели — и врачи, и их пациенты — поймут, о ком идет речь, а значит, ни замолчать, ни «забыть» эту историю уже не удастся…

Всё тайное рано или поздно становится явным. В нашем же случае клубок хитросплетенных нитей начал развязываться неожиданно и стремительно. Над неким медицинским учреждением, назовем его Центр здоровья — их в нашем городе достаточно, нависла угроза ликвидации. Коллектив, который составляют около девяноста сотрудников, заволновался. Очевидных причин для ликвидации, и даже для малейшей реорганизации, не было. Медперсонал нервничал и ждал решительности от директора, который, по идее, должен был предпринять попытку отстоять и учреждение, и своих людей, поскольку является не только руководителем, но и депутатом местного уровня. Но он почему-то был спокоен и пытался «успокоить» коллег: надо — значит, надо. Вроде бы даже начал готовить документы к передаче…

Но вот незадача: в коллективе организовалась инициативная группа, которая уполномочила разобраться в ситуации одного из своих коллег, который тоже является депутатом, правда, уровнем пониже, но, тем не менее, имеет возможность входить в нужные кабинеты. И пошли встречи, письма, депутатские запросы… Коллектив тем временем гадал, за какие такие грехи придется прощаться с привычным местом работы и укладом жизни. В ходе своеобразного внутреннего расследования грехи всплыли. Но какие!

Пан или пропал — решил борец за коллектив и написал очередной запрос в налоговую администрацию. Почему в налоговую? Дело в том, что в течение четырех лет медучреждение работает с одной из известных исследовательских лабораторий, находящихся в другом, куда более крупном, чем наш, областном центре. Туда, в другой город, отправлялись заборы крови и всевозможных мазков для исследования на различные заболевания и отклонения, в том числе с целью их, эти заболевания, исключить. Пациентам врачи объясняли, что именно та иногородняя лаборатория даст наиболее точные результаты анализов, которые в данном случае крайне необходимы, но за это надо заплатить. Суммы колебались от 40-50 до 200-250 гривен. От испуга или в надежде пациенты безоговорочно платили — надо так надо. Через неделю приходили ответы, дальнейшая судьба пациента зависела от результатов…

Так вот, часть коллектива центра заподозрила, что директор, сотрудничая с лабораторией из другого города, которая по форме собственности еще и является ООО (обществом с ограниченной ответственностью — ред.), умудрился укрыть налоги и, видимо, поэтому не особо противится безоговорочной ликвидации учреждения. Поскольку доктора-депутата о помощи просили 45 человек, а это половина коллектива, он, в свою очередь, попросил налоговую разобраться с ситуацией.

Ответ директора Центра здоровья на запрос налоговой администрации вызвал у врачей изумление. Из его письма следовало, что никаких договорных отношений между кировоградским медучреждением и иногородней лабораторией нет. За изумлением последовал шок…

Вот тут все звенья сложились в цепочку. Четыре года назад директор центра не просто «завязал» отношения с лабораторией, использующей передовые технологии, но и внес в это сотрудничество элемент своеобразного менеджмента: каждый врач, выписавший направление на лабораторные исследования (не бесплатные, как вы помните), получал определенный процент от уплаченной суммы. И Бог с ними, с комиссионными, если бы не тот факт, что деньги шли не через кассу, не через бухгалтерию, а просто так — из рук в руки доктору или ответственной медсестре. Пациенты не получали никаких документов, подтверждающих уплату. И никому не приходило в голову требовать — не до того, когда тебе заявляют, что твою кровь необходимо исследовать за сотни километров.

А ведь даже не будучи работником фискальных или правоохранительных органов, можно утверждать, что не имеют права сотрудники государственного лечебного учреждения в помещении государственного лечебного учреждения брать у пациентов деньги за то, что их кровь отправят на исследование в частную структуру.

Но даже неучтенные деньги — это полбеды! Еще в самом начале «сотрудничества» некоторые врачи заподозрили, что лаборатория не такая уж и передовая, так как присланные ею результаты частенько «не плясали» с картиной заболевания или состояния, которые специалист наблюдал. Поскольку со временем направление анализов за пределы области стало для сотрудников Центра здоровья обязательным и подлежащим неукоснительному выполнению, то некоторые медики стали предлагать пациентам писать отказ от исследования собственноручно — только такая форма была оправданием для врача перед руководством. Но до самого последнего времени солидная часть специалистов медицинского учреждения уверяла пациентов в необходимости дополнительных, «более точных» исследований, беря деньги, согласно существующему прайс-листу, и демонстрируя через неделю результаты анализов, распечатанные на фирменных бланках названной лаборатории.

Найти пациентов, прошедших через «это», для журналиста не составило труда. Среди моих знакомых таких несколько, поскольку в действительности наш так называемый Центр здоровья — единственный в своем роде в Кировоградской области, и даже считается престижным.

Оксана пришла на осмотр осенью прошлого года. Необходимость сдать кровь на выявление ряда заболеваний не вызвала подозрений и настойчивая рекомендация уплатить 170 гривен за исследования в другом городе — тоже. Результат оказался неутешительным — было обнаружено неприятное инфекционное заболевание, о чем свидетельствовал «солидный» ответ лаборатории. По всем канонам медицины такое же заболевание должно было быть и у ее мужа. Но результаты его анализов были отрицательными. Как не дошло дело до развода — известно только им. И лечились они вместе какими-то препаратами, рекомендованными врачом и стоящими более ста долларов…

Ирина наблюдалась по беременности. В этот период женщины сдают много анализов. А когда на кону стоит здоровье будущего ребенка, готовы согласиться на лабораторию не то что в другом городе, но и на другом краю света. Ире объяснили, что можно и в нашем городе сделать то же за пять гривен, но тамошнее оборудование круче и результат надежнее. 125 гривен доктору — и через неделю результат. Слава Богу, что все оказалось в норме — и у Ирины, и в лабораторном анализе. Сомнение вызвал сам факт его проведения…

Доктор, «раскопавший» все это, считает, что самым циничным в данном деле является то, что подозрительная деятельность медиков распространялась на беременных женщин. По идее, для них все исследования должны быть бесплатными. Кроме того, ряд анализов успешно делают кировоградские лаборатории. А самое жуткое — то, что, ссылаясь на результаты, достоверность которых была более чем сомнительна, будущую маму и ее ребенка «лечили»…

Очень хотелось бы допустить, и это было бы наименее болезненным результатом, что анализы обрабатывались в одной из местных лабораторий, а исследования в крупном городе приплетались для пущей важности и, конечно же, с целью заработать дополнительные средства. Но результаты проверок и расследований могут оказаться гораздо страшнее, если выяснится, что результаты якобы проведенных исследований печатались «от фонаря» на чьем-то домашнем принтере! Сотрудники центра заметили, что приходящие диагнозы иногда совпадали с наблюдениями врачей и дальнейшими исследованиями и подтверждались на УЗИ, а иногда были абсолютно нелогичными, исходя из общей картины заболевания и лечения пациентов.

Сейчас забор анализов Центр здоровья не производит, но десятки тысяч историй болезней хранят фирменные бланки с результатами, за которые были уплачены деньги людей, доверивших здоровье своему доктору.

Деятельностью центра занялась областная прокуратура, которая также засомневалась в чистоте происходящих там процессов. Потенциальные виновники махинаций со здоровьем оправдываются, придумывая невероятные схемы. Например, директор утверждает, что лично передавал заборы анализов поездом по ночам. А результаты получал по электронной почте и распечатывал на принтере то ли дома, то ли в … компьютерном клубе. Медсестры уверяют, что денег с пациентов не брали, а исключительно квитанции об уплате положенной суммы в банк.

В связи с этим сотрудники областной прокуратуры обращаются за помощью в получении информации к жителям города, особенно женщинам, наблюдавшимся по беременности, или гинекологическим больным, которых когда-либо их личный врач убедил в необходимости сдать анализы для исследования в другом городе и заплатить при этом деньги непосредственно в центре (наверняка о его названии и месторасположении наши читательницы уже догадались).

Также интересными и полезными для правоохранительных органов будут случаи, когда диагноз, поставленный в результате исследования иногородней лабораторией, не подтвердился или оказался сомнительным, после чего пациентам приходилось обследоваться в другом месте.

Проверка облздравотдела показала, что деятельность центра соответствует его назначению. Чиновники от медицины уверенно сообщили корреспонденту «УЦ» об отсутствии каких-либо причин для ликвидации учреждения. «Защита матери и ребенка, их здоровья и жизни является для нас приоритетным заданием, и поэтому центр надо не закрывать, а помогать ему», — сказали мне. В том, что центр нуждается в помощи, у меня сомнений нет…

Еще и еще раз анализируя все эти события, я думаю: как хорошо, что по центру прошел слух о его ликвидации. Если бы неравнодушные люди не затеяли защиту коллектива, беззащитными остались бы тысячи жительниц города и еще не родившихся кировоградцев. Пусть центр не закроют, но обязательно надо навести там порядок: открыть окна, чтобы помещение хорошенько проветрилось, и тщательно сполоснуть отдельные замаранные души!

Евгения Борисова, Украина-Центр

Читайте также: