Чем опасно для граждан «государство в смартфоне» в облике приложения «Дія»

Чем опасно для граждан "государство в смартфоне" в облике приложения "Дія"

В начале октября на саммите “Дія”, Министерство цифровой трансформации Украины анонсировало новые государственные услуги, а президент Зеленский пообещал, что начиная с 2021 года Украина перейдет на безбумажное делопроизводство, что, по мнению властей позволит бороться с коррупцией и бюрократией.

Создается впечатление, что компьютерные технологии власть имущие воспринимают как магическое средство, позволяющее решать проблемы «автоматически», полностью игнорируя возникающие при этом риски, пишет ФОКУС.

У технологий есть «темная сторона». Удобно пользоваться кредитной картой, но и ворам становится проще украсть ваши деньги. Удобно подписывать электронные документы цифровой подписью, но цифровая подпись — это не вы, это просто цифры в вашем телефоне или компьютере, и ими может воспользоваться кто-то еще и т.д. и т.п.

Вот президент с гордостью говорит о том, что, создавая диджитал-государство, мы — то первые, то в пятерке лидеров, и что таких технологий больше ни у кого нет. Почему нет? Есть — в Эстонии, к примеру.  Да, сторонники «государства в смартфоне» любят ссылаться на опыт Эстонии, забывая о том, что Эстония — небольшая страна (население меньше, чем в Киеве), с очень высоким уровнем доверия к власти, и что Эстония занималась внедрением цифровых услуг постепенно.

Наши же чиновники, доверие к которым давно уже находится в районе отрицательных величин, отказываются отвечать на самые элементарные вопросы: где можно увидеть код и техническую документацию приложения «Дія»? Ни того, ни другого никто пока не видел.

И еще есть один волнующий вопрос: по какой причине наши богатые и развитые соседи не торопятся внедрять электронные паспорта и нырять в диджитал с головой? Почему они пока что развивают концепции «умных» городов, но не смарт-государств?

Ответ прост: они понимают, насколько важной является безопасность любых пользовательских данных. К примеру, в Германии чиновники убедили крупного производителя телефонов добавить специальный дополнительный чип для хранения электронных документов, потому что сам по себе телефон ненадежен. 

В США и в ряде других стран аналоги ФОП (sole proprietorship, limited partnership и limited liability partnership, — Прим. авт.) не требуют какой-либо регистрации в принципе — ни электронной, ни бумажной.

Поясню детальнее: если вы ведете предпринимательскую деятельность под своим собственным именем, то госрегистрация не нужна, по крайней мере, общегосударственная (могут быть местные правила, которые разнятся от штата к штату).

Но если вы захотите назвать свое предприятие не собственным именем, а каким-то оригинальным, то в этом случае нужно будет зарегистрировать так называемое «торговое имя» (Doing Business As). Такая «смена имени» вполне возможна и даже необходима, чтобы защитить вас от создания компаний-клонов.

А тем временем, в Украине, мило заявляют, что открыть ФОП можно за 15 минут. Но работу предпринимателей это не упрощает. Гораздо сильнее на бизнес влияют ставки налогов, сложности с их администрированием и регуляция.

С самого начала проекта «Дія» специалисты в области безопасности обращали внимание на угрозы, связанные с «цифровизацией». Особенно в условиях непрекращающейся войны на Донбассе. В ответ господин Федоров (глава Минцифры, — Прим. авт.) год назад сделал заявление о том, что «роль кибербезопасности несколько преувеличена».

С тех пор, несмотря на то, что риторика министра изменилась на прямо противоположную и безопасность снова стала важна, на практике не изменилось ничего. Никто не видел техническую документацию на проект «Дія», регламенты использования государственных приложений и порталов, никто даже не задавался вопросом, что будет, когда использование цифровых инструментов будет оспорено в суде?

Вторая идея-фикс диджитализаторов — объединение и проверка государственных реестров, которых чиновники наплодили около 400 штук. При этом, все издержки перекладываются на граждан. Иными словами: если у вас не подтягивается в приложение «Дія» водительское удостоверение, то это не ошибка чиновника, за которую он должен нести ответственность, а ваши проблемы — идите и оформляйте заново.

Недавно нардеп Александр Дубинский устроил скандал по поводу телеграм-бота, продающего данные украинцев. Виновных так и не нашли.

Вывод может быть только один: чем больше чиновников имеет доступ к одним и тем же документам, тем выше риск утечки и тем меньше ответственности; чем больше данных в объединенной системе, тем выше их стоимость; чем больше доступных услуг, тем выше риски злоупотреблений.

Яркий пример: когда в 2016 году вводилась система е-декларирования, не обошлось без скандала. Госпредприятие «УСС» выдало фальшивую цифровую подпись на имя экс-генпрокурора Руслана Рябошапки. Каждый день происходят попытки рейдерских захватов собственности.

Возникает вопрос: если нельзя верить бумажным документам, то как можно верить “цифровым”? 

Проблемы Украины не в недостатке компьютеров, ПО и медленном интернете, а в разрушенной системе государственного управления, в неработающей правоохранительной и судебной системе. Любая автоматизация, как гласит закон Конвея, упрощает и ускоряет уже существующие процессы.

И если мы просто поверим «цифровизаторам» на слово, то рискуем оказаться в настолько безбумажном государстве, что исчезнет вся бумага, включая туалетную.

Автор: Андрей Баранович;  эксперт, сооснователь ОО “Украинский Кибер Альянс”; ФОКУС

Читайте также: