Гаага становится ближе для российских военных преступников

Гаага становится ближе для российских военных преступников

В конце 2020 года прокурор Международного уголовного суда Фату Бенсуда объявила об окончании предварительного рассмотрения ситуации в Украине, в оккупированной Россией Крыму и в части Донбасса, и о начале расследования международных преступлений, совершенных там всеми вовлеченными сторонами. Это будет второе, после Грузии, подобное расследование в нашем регионе.

Конечно, пройдут годы, пока расследование принесет результаты, но сам факт его проведения имеет важное значение и для правящих элит, и для общества.

Международный уголовный суд в Гааге стал системным ответом на запросы о привлечении к индивидуальной уголовной ответственности военных преступников. В конце ХХ века многие страны, прошедшие через тоталитарные и авторитарные режимы или гражданские войны, стали учреждать различные системы переходного правосудия, чтобы общество могло узнать правду о том, что происходило, могло почтить память погибших и извлечь уроки из истории.

Некоторые страны создали международные трибуналы (Сьерра-Леоне, Камбоджа, Ливан), другие учредили комиссии по установлению правды (Чили и другие страны Латинской Америки). Конечно, во многих странах на национальном уровне начались судебные процессы или альтернативные уголовным процедуры примирения и арбитража.

Не во всех случаях это было возможным. Для более сложных ситуаций, когда правительства не могут или не хотят расследовать международные преступления, в 2002 году на основании Римского статута начал свою работу Международный уголовный суд как независимый орган правосудия. МУС пытается реагировать на кризисные ситуации и, кроме целого ряда ситуаций в Африке, проводит расследования событий в Афганистане, Венесуэле, на территории Палестинской автономии, в других странах. За прошедшие десятилетия «Гаага» превратилась в мем, стала символом неизбежной расплаты, пусть даже возмездие настигает ответственных за совершение преступлений много лет спустя.

Что касается Украины, то после шести лет анализа ситуации офис прокурора Международного суда пришёл к выводу, что в Крыму и в Донбассе были совершены преступления, военные и против человечности. Офис прокурора разделил их на совершённые во время ведения боевых действий и совершённые в Крыму. Теперь решение прокурора должно быть одобрено досудебной палатой, после чего начнётся расследование.

Хочется верить, что люди, создавшие и возглавляющие систему, которая санкционирует совершение преступлений, будут привлечены к ответственности

Чем это расследование грозит России и ее высшему руководству? Москва отозвала подпись от Римского статута в 2016 году, но это никак не изменяет ситуацию: граждане страны могут быть привлечены к ответственности, если совершили преступления на территории стран – участниц МУС, вне зависимости от отношений своей страны и суда. Офис прокурора уже отмечал, что члены поддержанных Россией сепаратистских формирований совершили преступления, более тяжкие по природе и масштабу, чем военнослужащие Украины.

Кроме того, в том же 2016 году Офис прокурора признал, что, согласно международному гуманитарному праву, Крым оккупирован Россией и что Москва вовлечена в военный конфликт в Восточной Украине. Таким образом, вероятно, что дальнейшее расследование будет сосредоточено на идентификации тех, кто совершал преступления на территории Украины в составе военных формирований «ЛНР» и «ДНР», как и принимавших участие в событиях российских военнослужащих.

В то же время суд может преследовать виновных в военных преступлениях и с украинской стороны. Офис прокурора сосредоточится именно на тех, кто отдавал приказы и осуществлял руководство преступными операциями. Международный уголовный суд, согласно своему мандату, нацелен именно на преследование высшего руководства, так как рядовых исполнителей проще привлечь к ответственности на национальном уровне.

Если будут найдены конкретные подозреваемые, то МУС может выдать международные ордеры на арест и/или международные повестки для явки в суд. Если эти лица будут находиться на территории Российской Федерации, то вне зависимости от занимаемых ими должностей Москва обязана будет выдать виновных для судебного процесса в соответствии с общими принципами международного права.

Очевидно, что при теперешнем правительстве России сопротивление подобным процессам будет нарастать, – только в последнее время были приняты новые контрсанкции и объявлено о грядущем создании российского суда по правам человека, не говоря уже об отказе кремлёвских властей признавать верховенство международного права над национальным законодательством.

Но одновременно будет нарастать и международное давление: нидерландский процесс по сбитому «Боингу» МН-17, процессы в Европейском суде по правам человека, в Международном суде ООН, процессы в Международном уголовном суде по Грузии и Украине. Игнорирование всех этих процедур приведёт к новой изоляции России.

Хочется верить, что люди, создавшие и возглавляющие систему, которая санкционирует совершение преступлений, будут привлечены к ответственности, а сама эта противоправная система будет ликвидирована. Именно этой цели служат институты переходного правосудия, которые, как я надеюсь, однажды будут учреждены и в нашем регионе.

Автор: Евгения Андреюк – эксперт антидискриминационного центра «Мемориал»; Гаага

Читайте также: