Как остановить разложение судебной системы: Судьи на скамье подсудимых

суд

Более 20 лет назад, в конце 90-х журналисты-расследователи поинтересовались у группы известных юристов: какой закон они приняли бы в первую очередь? Варианты были разные. Адвокат Виктор Петруненко настаивал, что нужно реализовать уже принятый закон о борьбе с коррупцией. Увы, в то время такой ответ не вызвал особого интереса.

Может быть поэтому сейчас борьба с коррупцией — проблема номер один в Украине. А Виктор Петруненко написал для ZN.UA эту статью о борьбе с судейской коррупцией…

Древние латиняне говорили: правосудие — основа государства. И действительно, устойчивость общественной формации и сила государства, прежде всего, зависят от качества/справедливости принятых законов и точности их исполнения властью и гражданами.

Государственным бюро расследований Украины как девиз заявлено другое всем известное изречение: пусть рухнет мир, но свершится правосудие.

Несмотря на наличие различных трактовок его происхождения и смысла, нельзя не согласиться с правильностью и своевременностью такого выбора ГБР — мировая история наглядно продемонстрировала, что без подлинного правосудия, в том числе и прежде всего как инструмента реформирования и дальнейшего развития всех государственных и общественных институтов, не может существовать ни одно демократическое государство.

Внутренняя угроза государству

В течение многих лет различные институции стран демократии настойчиво призывают политический класс и народ Украины проявить волю и начать подлинную борьбу с коррупцией, как основной причиной всех социально-экономических и политических проблем в государстве.

Но очевидно, что эффективно бороться с тотальной коррупцией, которая стала чуть ли не способом организации общественной жизни, опираясь на такие же коррумпированные кадры правоохранителей и судей, крайне сложно, если не невозможно.

Но хотя мы все понимаем, что только осязаемые победы в борьбе с коррупцией смогут убедить наше общество и зарубежных партнеров в перспективе установления в обозримом будущем правил, обеспечивающих устойчивое развитие страны, — правовой нигилизм и проистекающая из него коррупция по-прежнему остаются основной внутренней угрозой государства.

Неправосудное решение — акт диверсии

И, как это ни прискорбно, свою негативную и во многом определяющую роль в отсутствии нужных стране результатов борьбы играют суды.

Все больше и больше появляется неоспоримых доказательств того, что во всех юрисдикциях сложились устойчивые группы, которые обеспечивают принятие и «защиту» заведомо неправосудных решений по всей вертикали, включая и Верховный Суд.

Противоправная деятельность судей, входящих состав таких групп, либо же эпизодически принимающих участие в совершаемых ими преступлениях, подпадает под действие ст.255 УК Украины — создание преступной организации.

Особую тревогу вызывают факты системного и бесстыдно демонстративного обслуживания такими судейскими группами противоправных интересов преступных образований, сочетающих формально юридические процедуры отстаивания своих незаконных интересов с гангстерскими методами воздействия на процессуальных оппонентов.

Веление времени, желание народа и воля руководства страны на реформирование разлагающейся и подрывающей основы государства судебной системы очевидны.

И борьба с преступлениями судей, которая ведется на протяжении ряда лет и состоит в основном в изобличении взяточников из их числа, без сомнения, заслуживает всяческого профессионального уважения ввиду высокой сложности выполняемых следственно-оперативных задач.

Но следует признать, что по ряду причин успешно реализуется лишь небольшая часть материалов оперативных разработок, в связи с чем кардинального влияния на криминогенную обстановку в судейской среде и пресечение деятельности существующих преступных групп, такие процессы оказать не могут.

И это, и индивидуальные надежды судей, что опасность нависшей над государством угрозы хаоса и потери управляемости их не коснется, в совокупности с искусным манипулированием и спекулятивным использованием принципа независимости судебной власти для возведения личной неприкосновенности в ранг непререкаемого постулата, препятствуют «украинской правовой реформации».

В то же время государством и обществом практически не используется такой мощный механизм контроля, как ответственность судей за преступления против правосудия, каковыми чаще всего являются вынесения заведомо неправосудных судебных решений. В сочетании со служебным подлогом, использованием служебного положения и прочим.

Думаю, не ошибусь, если скажу, что существование в правовом поле государства заведомо неправосудного судебного акта подрывает основы государственности, и по степени причиняемого вреда сравнимо с актом диверсии или государственной измены.

Отмечу, что речь не идет о привлечении судьи к ответственности за правовую оценку тех или иных обстоятельств дела в хозяйственных, административных или цивильных процессах. Также не говорим и о дискреции в уголовном процессе. Речь идет о привлечении к ответственности за вынесение заведомо неправосудного судебного акта, созданного путем искажения действительных обстоятельств дела или даже создания фальсифицированной его фабулы. Либо же вынесение решения, при котором применение Закона не соответствует его содержанию и смыслу, букве и духу, а то и вовсе требованиям формальной логики.

В пользу использования такой формы контроля говорит и то, что сбор доказательств, а соответственно и расследование дел подобной категории, не требует больших объемов следственно-оперативной работы — состав преступления судьи-коррупционеры фиксируют своими же неправосудными решениями.

От следователя требуется практически лишь знание материального и процессуального законов, касающихся предмета дела, и доступ к материалам самого дела. Факультативно можно еще осуществить и другие комплексные следственно-оперативные мероприятия. После этого, если не окажется, что судья в момент вынесения решения пребывал в измененном болезненном состоянии — можно оглашать подозрение, избирать меру пресечения и направлять дело в суд.

Поэтому представляется, что для эффективного формирования в судебной системе тренда ориентирования исключительно на Закон, необходимо совсем небольшое количество профессиональных юристов, собранных под руководством генерального прокурора.

Проблемой для эффективной реализации предлагаемой идеи может стать (не)процессуальное укрывательство изобличенных судей такими же судьями-коррупционерами, остающимися на время вне рамок уголовных преследований, но осознающих потенциальную угрозу для себя как членов системы. Поэтому представляется целесообразным возложить контроль и рассмотрение дел о преступлениях судей на Высший антикоррупционный суд.

Судейско-адвокатский синдикат

Также необходимость борьбы с преступностью вызывает приведение ряда норм действующего Уголовного процессуального кодекса (УПК) в соответствие с его задачами и принципами уголовного судопроизводства. Время показало, что помимо норм, фактически препятствующих следствию, защите и правосудию в целом, закон полон иных несуразностей. Ограничусь простым примером.

Согласно ст. 9 УПК прокурор и следователь обязаны всесторонне, полно, и непредвзято провести расследование и выявить обстоятельства как те, что изобличают, так и те, что оправдывают подозреваемого (обвиняемого).

Но дальше, в статьях 36–41 параграфа 2 Кодекса прокуроры, следователи и сотрудники оперативных подразделений определены как сторона обвинения. Но при этом само обвинение предъявляется (или не предъявляется) лицу лишь по окончании расследования, а до того мы имеем дело с подозреваемым и подозрениями (хорошо, что не жены цезаря) стороны обвинения. Следовательно, стороны обвинения и защиты, а также их состязательность, могут возникнуть не раньше направления дела (уголовного производства) в суд.

Не сомневаюсь, что после начала работы структуры, специализирующейся на выявлении преступлений против правосудия, число готовых к неукоснительному судейскому законопослушанию будет неуклонно и стремительно расти, особенно после того как государство, восстановив материальные ресурсы сможет проявить о судьях заботу, соответствующую их статусу и роли в жизни общества.

Кроме того думаю, скоро мы сумеем вырастить и воспитать когорту неподкупных юристов, которые при любых обстоятельствах будут готовы бескомпромиссно отстаивать и защищать Закон и Правосудие, как основу государства.

Знаю, что у практикующих адвокатов есть значительное количество юридически проработанных и уже готовых к процессуальной реализации следствием материалов в отношении преступного судейско-адвокатского синдиката, куда входит как минимум 70 судей всех уровней и всех юрисдикций. Судьями и адвокатами осуществлено создание системы заведомо неправосудных судебных решений, обеспечивающих противоправное владение чужим имуществом и соответственно легализацию средств добытых преступным путем. Расследование позволит не только вскрыть и очистить этот фурункул в общественном организме, но и выявить иные преступления. 

Уверен, многие в нашей стране (не говоря о наработках специальных служб) готовы предложить следственным органам материалы о совершении преступлений против правосудия.

Представляется, что вышеперечисленные меры позволят нам в кратчайшие (до полугода) сроки восстановить судебную (в подлинном смысле этого слова) систему, что несомненно повлечет за собой необратимые потери потенциала всей коррупции в стране.

Также думаю, что поскольку искусственное/симулятивное обращение в суд для решения той или иной (не)правовой ситуации утратит свою актуальность, произойдет автоматическое снижение нагрузки на судей, что соответственно повысит качество отправления правосудия.

Смена общественного устройства может завершиться успехом только тогда, когда все мы коллективно проникнемся осознанием того, что закон — это не чуждая абстракция, а договор, определяющий обязанности/права каждого перед каждым и каждого перед всеми как гражданами своей страны. А также тогда, когда на знаменах создаваемого нами правового государства кроме высоких идеалов Прав и Свобод Личности будет начертано: Закон, Порядок, Справедливость.

В связи с этим было бы правильным честно (не умаляя значения экономических и социальных реформ) сказать обществу, что на правоохранительные органы и суды возлагается особая миссия — обеспечение правосудия как основы государства. И поэтому приоритетом всего народа являются преобразования именно в области права и правоприменения, а потому именно на этот участок государственного строительства мы должны в первую очередь направить все свои (а также привлеченные) материальные ресурсы.

Также полагаю, что при таком подходе к проблеме идей реформирования и дальнейшего построения государства можно провозгласить диктатуру Закона на основе Верховенства Права.

А идеалом, к достижению которого мы все вместе могли бы стремиться, может стать восстановление Украинской Честности как общепризнанной философско-правовой категории и отличительной черты коллективного сознания и характера нации.

Автор: Виктор Петруненко;  ZN.UA

Читайте также: