Наемники частных военных компаний: чем им грозит участие в боевых действиях

Наемники частных военных компаний: чем им грозит участие в боевых действиях

Российская Федерация все чаще использует частные военные компании. По этому поводу мы вспоминаем программу и статью, подготовленную Александром Матонисом и командой Военные Секреты, в которой специалист по праву международных конфликтов доктор Юстинас Жилинскас подробно рассказал о правовом статусе частных военных компаний.

Статья опубликована на портале LRT. Статью специально для читателей InformNapalm перевели литовские волонтеры и наши партнеры в Литве — Центр гражданского сопротивления Res Publica. Напомним, что в 2018 году на Парламентской Ассамблее НАТО был также представлен специальный отчет международного разведывательного сообщества InformNapalm о российских ЧВК, как инструменте достижения политических целей Москвы в разных точках мира. 


Вовлечение наемников из частных военных компаний в боевые действия – безжалостная эксплуатация, потому что им дается вооружение, ставятся задачи и не предоставляется никакой защиты. Об этом рассказывает доктор Юстинас Жилинскас, специалист в области международного конфликтного права, в программе LRT TELEVISION «Военные секреты». По его словам, такие люди, взятые в плен, даже не будут считаться военнопленными.Наёмник (предположительно россиянин изи состава ЧВК «Вагнер») убитый в Ливии / Источник infonavigator.com.ua

Международные и литовские СМИ неоднократно анализировали инцидент в Сирии, когда американские войска убили сотрудников российской частной военной компании.

По словам Ю. Жилинскаса, если будет доказано, что государство контролировало деятельность такой компании, возможно, даже ставило задачи, против него может быть подан международный иск.

«Что касается ответственности главы государства, поскольку он является высшим государственным чиновником, конечно, он может также нести ответственность», говорит собеседник.

— Инцидент, о котором много говорят в западных СМИ, вроде бы подтвердился — трупы боевиков так называемой военной компании Вагнера перевозили в Россию. Как может такое быть, особенно после того, как российский лидер объявил об официальном завершении операции в Сирии, что связанная с Кремлем группа участвует в военных действиях?

— Наверное, это нужно оценивать так же, как и другую российскую ложь о военных действиях, о людях, которые в них участвуют. Понятно, что в данном случае Россия преследует свои цели, используя частные военные группировки, и это делается для того, чтобы государство не имело прямой связи с воюющими людьми. Одна из целей частных военных компаний — отделить определенные силовые действия от государства, чтобы государство не несло ответственности за эти действия.

В ходе авиаудара США было уничтожено от нескольких десятков до нескольких сотен боевиков российской частной военной компании Vagner / Источник Euronews.

— По отголоскам в СМИ мы видим, что среди пострадавших были люди, которые просто не могут трудоустроиться в России. Сначала они попадают в центры вербовки, а затем оказываются в Сирии. Есть там и опытные ветераны войны. С точки зрения международного права, какие последствия могут ожидать этих людей в ходе военного конфликта, если они столкнутся с регулярными войсками?

— Во-первых, вопрос о статусе этих людей. Как сотрудники частной военной компании, они применяют вооруженную силу. Пока эта вооруженная сила используется в ограниченной степени, например, в целях самообороны, для защиты критически важного персонала, те, кто это делает, чаще считаются гражданскими лицами, чем комбатантами. Такие люди не имеют права атаковать вооруженные силы противника.

Иная ситуация, если эти люди ведут активные боевые действия. Например, в рассматриваемой ситуации в Сирии были попытки атаковать нефтеперерабатывающий завод, захватить скважины. Они выходят за рамки, которых должны придерживаться сотрудники таких компаний, и принимают непосредственное участие в боевых действиях. Это означает, что такие люди сначала теряют статус гражданских лиц — на них можно нападать, непосредственно уничтожать. Они также теряют защиту, которую имеет комбатант в плену у другого государства — они не получают статуса военнопленных.

Так что это подлая эксплуатация людей, когда им дают оружие, дают команды и не предоставляют никакой защиты.

Вещи наёмника (предположительно россиянин из состава ЧВК «Вагнер») убитого в Ливии / Источник infonavigator.com.ua

— Стоит вспомнить понятие комбатанта и то, чем легальный комбатант отличается от нелегального.

— Комбатант — это, прежде всего, участник государственных вооруженных сил в самом широком смысле, охватывающем всевозможные формы сопротивления, партизанские и другие движения, который не представляет какой-либо частной инициативы, не воюет за деньги, а просто является участником вооруженного конфликта. Комбатант имеет право применять вооруженную силу, он не несет за это личной ответственности до тех пор, пока применение вооруженной силы не достигает уровня военного преступления. Легальный комбатант имеет статус военнопленного, если он попадает в руки другой стороны конфликта. Эта концепция особенно актуальна во время международных вооруженных конфликтов.

Термин «незаконный (нелегальный) комбатант» является сложным, но, по сути, это лицо, которое участвует в вооруженной борьбе без законного права на это. Он становится целью, но не имеет юридической защиты, и может быть наказан за участие в боевых действиях.

— Чего им ждать от официальной стороны конфликта?

— Если бы они попали в плен к официальной стороне, им грозила бы ответственность за участие в незаконных боевых действиях. Это означает, что их можно судить по факту применения вооруженной силы, за которое солдат, являющийся военнослужащим, никогда не может быть привлечен к суду.

— Если мы говорим о последствиях действий таких групп, скажем, если они захватят объект, каковы будут правовые последствия? Как рассматривать объект, который занимают такие люди?

— Военнослужащий не имеет права захватывать собственность в соответствии с международным правом. Частная собственность в правовом государстве, даже во время вооруженного конфликта, может быть захвачена или разрушена лишь в ограниченной степени. В этом должна быть военная необходимость.

В этом случае, если частное лицо захватывает имущество, принадлежащее другому частному лицу или государству, оно не может претендовать на него как на свою собственность. Это преступное деяние.

— Имея доказательства того, что эти частные компании каким-то образом связаны с российскими чиновниками, можно ли говорить о каких-либо дополнительных юридических подозрениях, обвинениях в адрес руководителей этого государства?

— Если будет доказано, что государство контролировало деятельность таких организаций, возможно, даже ставило им задачи, то ответственность ложится и на государство, против него может быть возбуждено международное дело.

Что касается ответственности главы государства, поскольку он является высшим государственным чиновником, конечно, он тоже может нести ответственность.

— Можно ли сказать, что использование наемников является одной из форм гибридной войны?

— На этот вопрос непросто ответить, потому что наемники были во все времена и в самых разных формах. В настоящее время государства склонны передавать некоторые свои функции на аутсорсинг частным компаниям, у которых больше опыта, а иногда и больше технологий. Это порождает так называемый феномен военной приватизации. Это, безусловно, один из элементов гибридных войн, но это не просто современное явление.

Источник: InformNapalm

Читайте также: