ГАИ и ГИС: «полная ликвидация»!

Cхем хищения и растраты государственных денег — великое множество. Одна из таких схем кроется в процедуре ликвидации государственных органов и структур, ставшей весьма популярной в последнее время. «УК» изложит основы криминальной «теории ликвидации». И печальной практики, подрывающей – без громких слов – сами основы государственности. На примере «ликвидации» ГАИ… Немного теории

Под процедурой «ликвидации» законодательство в чистом виде подразумевает достижение комплексного экономико-правового результата, при котором ликвидируемая структура полностью прекращает свою деятельность без какого либо правопреемства. По сути, при ликвидации юридического лица полностью прекращаются его дальнейшие права и обязанности. В бытовом понимании наступает как бы «смерть» юридического лица.

Следует отметить, что понятие «ликвидация» входит в более широкое понятие – «прекращение». Юридическое лицо может прекращать свою деятельность, помимо ликвидации, еще путем реорганизации. При которой соблюдается преемственность прав и обязанностей ликвидируемого объекта по отношению к правопреемнику (вновь созданному объекту).

Например, при соблюдении определенных формальностей, ЗАО «Василек» объединяет капиталы, активы, усилия, ресурсы с ООО «Ромашка», следствием чего становится ОАО «Тюльпан». Последний является правопреемником двух предприятий, из которых он образован. То есть, ОАО «Тюльпан» отвечает по всем договорам, заключенным ЗАО и ООО. А также имеет право требования денег, имущества, действий, которые обязаны совершить дебиторы (должники) по отношении к ЗАО и ООО (которые прекратили свое существование вследствие слияния – так юридически называется данная процедура). Либо же упомянутое ОАО «Тюльпан» решит с целью оптимизации бизнеса разделится и прекратить свою деятельность путем деления на два ОАО – «Эдельвейс» и, скажем, «Фиалка». Два последних предприятия становятся правопреемниками ОАО «Тюльпан» со всеми последствиями – обязанностями перед кредиторами и правами по отношению к дебиторам.

То есть, при реорганизации сохраняется цепь правопреемственности; по крайней мере, к этому стремится закон. Не допуская ситуаций, при которых активы предприятия, формально сменившего название, не оказались недоступными для кредиторов. Это имеет важнейшее значение, поскольку стабилизирует хозяйственный и экономический оборот, упорядочивает взаимоотношения, придает определенную гибкость и возможность для оптимизации бизнеса.

Естественно, что описанные процедуры весьма заманчивы для использования различного рода мошенниками. Например, в описанном случае к ООО «Эдельвейс» переходят все активы, наиболее рентабельное имущество, самые привлекательные и платежеспособные клиенты, дебиторы, а к «Фиалке» — лишь кредиторы. А для видимости наполнения активов – права требования к неплатежным дебиторам, спорные и сомнительные долги, векселя, стоимость которых меньше стоимости бумаги, на которой они напечатаны, и тому подобное.

При ликвидации происходит более сложная процедура — независимо от того, что подлежит ликвидации: предприятие или государственный орган. И то, и другое — так или иначе — является носителем прав и обязательств, то есть субъектом правоотношений. Основная цель ликвидации – урегулировать отношения с дебиторами и кредиторами. Необходимо собрать долги, раздать долги, реализовать имущество, заплатить налоги и сборы, грамотно уволить работников, разобрать и заархивировать документацию, уничтожить печати, штампы, закрыть счета. Короче — урегулировать все вопросы.

Представьте, что в один день руководство крупного промышленного гиганта пропадает со всей документацией. Что делать рабочим, как получить расчет, забрать трудовые книжки, получить справки, документы, подтверждающие начисления и уплату налогов и пенсионных сборов? Кто рассчитается с кредиторами? Кто закроет производство, продаст товары со складов, реализует станки и приборы, транспорт, кто взыщет средства с должников, заплатит по кредитам? Вот лишь малая часть масса вопросов, которые возникнут.

О ликвидации в специальном порядке в СМИ помещают публикации (кредиторы должны знать, что их должник собирается ликвидироваться, и начать действия, направленные на защиту своих интересов — иначе, как говорится, «пролетят»). Создается ликвидационная комиссия, которая и должна завершить все описанные процедуры. По окончании работы ликвидационная комиссия дает детальнейший отчет, и вследствие еще ряда процедур предприятие объявляется ликвидированным. Если объявится какой-либо кредитор, не успевший вовремя взыскать долги –ему никто уже не поможет.

Цена Указа Президента

«УК» немало времени посвятила действиям Президента Украины, в одночасье принявшего явно незаконное решение о ликвидации ГАИ. Заметим: о ликвидации!

Однако, если подходить к этому юридически грамотно, то ликвидация должна полностью прекратить существование данного органа (структуры) — в принципе. То есть, никакого подобного по своим функциям органа быть не должно. Именно так и восприняла общественность публичное заявление о ликвидации ГАИ; по крайней мере, все были в недоумении: как можно обойтись без ГАИ? Вспомним также: общественность вздохнула с облегчением, узнав, что ГАИ все-таки будет, но — под другим названием. Результат для общества тот же: в любую погоду люди в форме на дорогах контролируют соблюдение написанного кровью документа – ПДД («Правил дорожного движения»), регистрируют транспортные средства, пресекают правонарушения, связанные с транспортом (розыск угнанных машин и т.д.), оформляют ДТП…

ГАИ (государственный контроль на дорогах и около них) осталась в прежнем виде — иначе и быть не могло. Но это решение имело более чем катастрофические последствия — потому тысячи людей погибли и покалечены за то время, пока политики спорили – быть или не быть ГАИ. Представьте, что значат только в финансовом плане организационные изменения: смена всех бланков, печатей, штампов, удостоверений, вывесок на фасадах, документов… Вспомним форму инспектора ГАИ – нашивки, шевроны, кокарды и прочие элементы. Эта форма в одночасье стала вне закона, так как принадлежит несуществующему органу! А кто знает, сколько ее на складах? Не миллионы – а сотни миллионов гривен – цена потерь. Проще все изготовить по-новому, чем переделывать. Старую форму – со складов вон (куда – даже представить невозможно), а новую нужно еще закупить, разработать, заказать, изготовить, распределить… Мало того, что бюджет понесет совершенно ненужные в принципе затраты, так сколько же еще денег при этом будет уворовано на «откатах», «отвалах» и прочих «замутках»… А одна неразбериха чего стоит! А те же поставщики снаряжения, оборудования, транспорта и прочего?

Вы, производитель, поставили, допустим, ГАИ жезлов на пару миллионов гривен, Вам обещали заплатить, есть договор, Вы даже обратились в суд с требованием заплатить, и суд Ваши требования удовлетворил. Но вы пришли за деньгами, а Вам говорят – все, ликвидация, ГАИ не существует, и правопреемника — нет…

Еще ликвидация дает возможность уволить с должностей кадровых сотрудников — без объяснения причин. С выплатой компенсаций и прочих доплат – кто считал эти расходы? А потом надо вновь набирать людей на работу… При чем представьте, что набирать будут новичков, которые и жезла никогда не видели. То есть, их надо не только одеть в новую форму, но и обучить, дать навыки… Время и затраты – кто это просчитывал? А результат неизвестен — ведь смысл обучения предусматривает принципы преемственности. То есть, обучить новичка возможно лишь примером и на опыте старших товарищей, на практике, «вживую»…

До этого дело, слава Богу, не дошло. Какое-то количество сотрудников ГАИ обновилось; при устройстве на работу новички проходили кадровый отбор со стороны «старых» — проверенных — начальников.

«Человеческий» и моральный аспект «ликвидации» ГАИ – кто изучал его? Известно, что человек при устройстве на работу зависим от работодателя. С работодателем отождествляется человек, давший тебе «добро» и путевку в жизнь. По крайней мере, психологически…

Ваше принятие на работу (условно) осуществлялось Иван Ивановичем, и Вы ему как бы за это должны – пусть даже психологически. Условный Иван Иванович – Ваш начальник, который Вас изучил за время работы; оценил, насколько вы покладистый, как исполняете его указания, насколько Вы склонны «качать права» (за квартиру или комнату в общежитии, надбавку к зарплате, обмундирование, защиту труда, сверхсрочные работы для начальства и прочее). Самого Ивана Ивановича так же продвигали, и он член единой команды…

В результате президентского Указа о ликвидации ГАИ произошла чистка рядов, при чем — не в лучшую сторону. Все чужаки (излишне принципиальные, инакомыслящие и т.д.) – системой были отвергнуты.

«Сержант Сидоренко» — тот самый, который был и год назад – сегодня стоит на том же месте, правда — с новыми нашивками и удостоверением нового образца. И так же регулирует движение (правила то не изменились!). И не нравящиеся Президенту обгоняющие его спецмашины с мигалками так же ездят, как и раньше — в силу того, что они предусмотрены теми же ПДД.

Вопрос-то пустяковый! По крайней мере, если уж Президента некорректно кто-то обогнал на дороге (что явилось публичным поводом для оглашения злополучного Указа), можно было попросить (не более) министра МВД примерно наказать начальника областной ГАИ. А не ввергать страну в пучину повышения смертности от аварий и миллиардных затрат на проведение такой весьма хитрой и сверхприбыльной (для отдельных чиновников МВД) «ликвидации» — с весьма прогнозируемыми для общества последствиями.

ГАИ и ГИС – «товарищи» по несчастью

Мы затронули лишь юридические и экономические обстоятельства так называемой «ликвидации» ГАИ. Но в Украине есть еще одна государственная структура, столь же неотъемлемая от системы власти, как и ГАИ. Это – Государственная исполнительная служба Украины (ГИС), которая занимается исполнением судебных решений. ГИС в последние полгода постигла такая же участь, как и ГАИ — то есть была осуществлена «ликвидация» по тому же образцу. Правда, здесь «герои»-инициаторы «революционных» изменений остались до сих пор в тени. Да и сама ликвидация была, хотя бы внешне, формально подогнана под законные требования. Но и в случае с ГИС мотивация изменений была весьма субъективной.

Раньше начальник районной исполнительной службы в силу должности являлся заместителем районного управления юстиции. Исполнительная служба также входила в состав управления юстиции — наравне с отделами регистрации актов гражданского состояния, отделом регистрации общественных организаций. Предусматривалось, что начальника районной исполнительной службы можно было назначить на должность по согласованию с председателем райгосадминистрации. Так было раньше.

Секрет Полишинеля: всего два-три посредственных чиновника Министерства юстиции Украины, обойденные в кадровом отношении начальственным вниманием, и занимавших вроде бы административно высокие, но ничтожные по сути, должности, вложили в уши предыдущего министра юстиции Романа Зварыча сомнительный тезис. Мол, катастрофически низкий процент исполнения решений судов связан именно с тем, что начальников районных служб согласовывает председатель райгосадминистрации, и отделы ГИС входят в состав районных управлений юстиции.

Тезис более чем сомнительный, так как успешность и процесс исполнения судебных решений зависит от ряда более значимых факторов. Прежде всего — от состояния законодательства, при котором за каждый факт саботажа требований государственного исполнителя необходимо просто привлекать к уголовной ответственности.

Но ожидания обойденных в кадровом отношении доморощенных идеологов изменений были посеяны в благодатную почву. Учитывая то, что Р.Зварычу просто необходимо было на что-то свалить всю вину за неисполнение решений судов, предложенные новации были приняты на вооружение. И начались очередные «революционные» изменения под видом «ликвидации» старых отделов ГИС и создания новых.

Фактически, поменялись вывески, печати, штампы, бланки документов, форменная одежда; уволены все работники (как того и требует закон в случае ликвидации). Была и смена руководящего кадрового состава районных служб. Но что характерно: инициаторы изменений так и остались на ничего не значащих – «технических» — должностях, не будучи в состоянии «пробить» себе место под солнцем. Но вопрос то не в этом.

Кто считал, сколько государственных средств было потрачено на «ликвидацию» при заранее предвиденных результатах (оставлении кадрового потенциала исполнителей)?

Был достигнут лишь один «позитивный» момент, характеризующий наше государство – «кинуты» кредиторы.

Какие же могут быть кредиторы в исполнительной службы, спросите Вы?

Очень просто: по многочисленным судебным решениям исполнительная служба была (да впрочем, по сути и остается) должна бывшим участникам исполнительного производства суммы в виде возмещения вреда от деятельности либо бездеятельности исполнительных служб.

Представьте, что Вы — кредитор, имеющий на руках судебное решение о взыскании с Вашего должника-контрагента некоей суммы. Исполнительная служба эти деньги не может взыскать (по ряду причин, как объективных (не зависящих от исполнителей) так и субъективных). Два года тянется процесс, во время которого исполнители несколько раз ухитряются даже терять Ваше решение, восстанавливать его, исписывать кучу ненужных бумаг. За это время должник успевает «распасться», ликвидироваться. И перспектива получения денег окончательно теряется.

Вам ничего не остается, как руководствоваться простым правилом: если невозможно получить деньги с должника – их можно получить с исполнительной службы. Вы даже получаете соответствующее решение суда. Но и здесь Вас ждет неудача. По той же причине, что и раньше: «ликвидация» очередного должника — исполнительной службы.

«Ликвидация» ГИС позволила похоронить долги исполнительной службы (государства) перед обманутыми взыскателями.

Но последствия «ликвидации» ГИС не менее вредоносны, чем последствия «ликвидации» ГАИ.

О бардаке (иначе и назовешь), творящемся во «вновь созданных» районных отделах ГИС, «УК» уже детально освещала в исследовании «В Минюсте Украины сидят преступники?» известного отечественного правоведа, юриста-практика Олега Васильевича Полищука. Как указывает автор, с 31 октября нынешнего года отсутствуют старые районные отделы ГИС, так как они ликвидированы. Новые (на момент выхода публикации О.Полищука – 09.11.2005г.) — так и не были созданы. Не было печатей, штампов, бланков, не было даже сотрудников, ничего не было – как в первый день сотворения мира!

Фактически, ситуация остается в таком же состоянии и по сей день. В связи с чем «УК» присоединяется к инициированному О.Полищуком заявлении о преступлении, совершенном сотрудниками Министерства юстиции Украины.

Более того, начальники некоторых районных исполнительных служб («вновь» созданных), как юристы, проникнувшись правовой стороной успешно проведенной «ликвидации», скажем прямо, просто обнаглели. Представьте, что Вы — кредитор, и решение суда о взыскании средств в Вашу пользу находится на исполнении в районном отделе исполнительной службы, скажем так, полгода. За это время сумма долга взыскана исполнительной службой на депозитный счет. Депозитный счет – специальный счет исполнительной службы, на который поступают все взысканные с должников деньги, которые подлежат, согласно закону, перечислению взыскателю в трехдневный срок. То есть, депозитный счет – просто транзитный счет, необходимый для аккумулирования, удержания, распределения средств, формальное распоряжения которым принадлежит ГИС.

Но деньги на этом счете – деньги взыскателей.

Иногда деньги находятся на депозитном счете, но начальник районной исполнительной службы не особо торопится перечислять такие деньги взыскателю. Минуют не то, что законные – для перечисления — три дня; могут пройти многие месяцы. Вы будете ходить хоть каждый день, но денег Вам не отдадут. Будут найдены тысячи причин: потерялась печать, заболел бухгалтер, кончилась бумага в принтере, не знали Ваших реквизитов, и т. п.

Деньги Вам не перечислят до, скажем прямо, получения взятки чиновником ГИС (схем и форм — множество). После этого все пойдет, как по маслу…

Казалось бы, что уже проще, как проконтролировать движение денег по депозиту. Задержал перечисление на срок более трех дней – уходи с должности, прямое доказательство коррупции. Но никто этим не занимается: круговая порука и материальная взаимная заинтересованность местного и контролирующего начальства ГИС способствуют процветанию подобных явлений. Однако, это еще цветочки.

Мало того (как описано в публикации О.Полищука), до сих пор некоторые «вновь» созданные районные ГИС не открыли депозитные счета, и потому просто не могут работать (ну не хочет начальник заниматься такой «мелочью»!).

Некоторые «вновь» созданные ГИС все же открыли депозитные счета и начали работу. Но Ваши деньги, как взыскателя, поскольку взысканы были еще в октябре, находятся на депозите «ликвидированной» «старой» ГИС. И на депозит «новой» ГИС до сих пор не переведены. Что лишает возможности «новую» ГИС их распределять — банк просто не примет платежные поручения. Когда этот бардак закончится – никто достоверно не знает.

А некоторые «продвинутые» в своей безнаказанности начальники районных служб даже не спешат это делать, по старой привычке «набивая» себе цену (для получения взятки, конечно). Вам не платят Ваши же деньги, и Вы же за них должны еще и унижаться…

И наконец, «хит» сезона. Некоторые начальники районных исполнительных служб вообще заявляют: поскольку «старая» ГИС «ликвидирована», то перечисление взысканных «старой» ГИС денег взыскателям – проблемы исключительно… взыскателей и «ликвидированной» ГИС! А это уже – анархия. Анархия тем более недопустимая, что происходит в Министерстве юстиции Украины. Ведомстве, способном – и должном — урегулировать правовые вопросы.

Мы рассмотрели всего лишь один аспект «ликвидации», в ходе которой заинтересованным лицам (чиновникам) можно «освоить» огромные суммы денег. Экономический эффект – налицо; каждый в состоянии самостоятельно оценить масштабы потраченных на «реформы» денег.

Остается надеяться, что правоохранительные органы все же заинтересуются вопросами «освоения» средств в ходе осуществления т.н. «ликвидаций». «Ликвидаций», которые для многих «делков» государственного «обустройства» — прекрасный инструмент для заметания следов.

А Министерству юстиции Украины пора давно навести порядок хотя бы с «техническими» вопросами – тем же перечислением уже взысканных денег взыскателям. Тем самым ударив по рукам коррупционерам из ГИСов. Уж что-что, а проследить за перечислением средств взыскателям вовремя (в трехдневный срок с момента поступления) — особой сложности не представляет.

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»

Читайте также: