«Шутки» львовских пограничников

Наталию Матынян (гражданку России), в октябре пришлого года высадили из поезда, 10 суток держали под стражей львовские пограничники… Женщину бесцеремонно без права на защиту и переводчика, без свидетелей и экспертного заключения привлекли к административной ответственности через местный суд. Иностранку засудили за намерение пресечь Украино-польскую границу по поддельному паспорту. Самое смешное, что днем позже после постановления Мостысского суда, следователь с научно-исследовательского криминалистического центра при управлении министерства внутренних дел на Львовской железной дороги привез документ, что подтвердил подлинность паспорта осужденной. Но… львовской Фемиде этого оказалось мало. После полгода разбирательств 12 июня сего года в Мостыссках состоялось новое судебное заседание на тему: «действителен ли заграничный паспорт иностранки». Тем временем вот уже более полгода Наталия Матынян „катается” с России в Украину чтобы доказать то, что ее заграничный паспорт действителен и она вовсе не преступница. Интересно, что местные чиновники вовсе не торопятся восстанавливать нарушенные права иностранки. Цинизм местных властей состоял даже в том, что ее пригласили повесткой на судебное заседание 12 июня, когда в Украине был введен государственный праздник. Стоит ли говорить о том, что судья в этот день лишь вновь изъял у обвиняемой паспорт, даже надлежащим образом не оформив протокол изъятия для того, чтобы…повторно, неизвестно за чьи средства провести экспертизу документа, несмотря на то, что факт незаконного “ареста” и осуждения иностранки ранее опротестовала прокуратура Львовской области. В результате проведенной проверки, 19 января 2006 года областная прокуратура внесла протест главе Мостысского районного суда с требованием отменить постановление в деле Натальи Мартынян и начать новое судебное разбирательство. Апелляционный суд Львовской области тоже обнаружил в деле Матынян множественные судебно-процессуальные ошибки и дело…вновь рассматривает Мосстыский суд, что уже отличился своей несостоятельностью. Но, по мнению обвиняемой-потерпевшей, суд, который многие годы соседствует с таможенным пропускным пунктом и пограничниками, который уличили в нарушениях, сейчас всячески будет затягивать ее дело. Подробности приграничного скандала корреспондентам «ГПУ» рассказала сама Наталья Матынян, которая 12 июня прибыла с малолетним сыном на Львовщину, вызванная Мостыйсским судом.

6-го октября 2005 года я вместе со своей мамой, Матынян Галиной, поездом № 51 «Киев-Вроцлав», ехала в Польшу. Утром 7-го октября поезд прибыл на пограничный пункт Мостысска-2. Представитель украинской пограничной службы (женщина) собрала у пассажиров загранпаспорта для проверки и соответствующих отметок о пересечении государственной границы. Через полчаса всем пассажирам возвратили паспорта, а мой – нет. Только через 45 минут мой загранпаспорт принес пограничник, старший смены, и стал задавать вопросы. Оказалось, что документ был надорван потому, что вызвал сомнения в подлинности. Я даже допустить мысль о том, что мой паспорт недействителен, не могла, ведь пересекала границу много разна протяжении двух лет, о чем свидетельствовали отметки въезда и выезда. На мой вопрос почему надорвана защитная пленкапаспорта, пограничник ответил: «Ваш паспорт недействительный, в паспорте вклеенная другая фотография, вместо одной — две защитных пленки на фотографии, — это чистая фальшивка». При этом он прибавил: «если паспорт окажется не фальшивый, то он его восстановит за свой счет, кроме того, для проверки документа он имеет право делать все что хочет».

Меня выпихнули с вагона, а мама вынуждена была ехать в Польшу одна. Я, будучи частным предпринимателем, взяла ранее в банке кредит, и на все деньги закупила товар, который вместе с мамой должна была продавать в Польше.

Меня доставили в помещение пограничного пункта. Пограничник, который там находился, тоже заявил, что мой паспорт фальшивый, что в нем заменено фотографию, а фамилия, и все другие данные — чужие. В помещении пограничного пункта, вместо 3-х часов (согласнозакону) меня продержали 8. Я думала, что пограничники позвонят в посольство, выяснят, кто именно получал документ, я даже номер телефона посольства им дала и недоразумение иссякнет. Мне же позвонить никуда не разрешали, и никто не удосужился пригласить переводчика, так как я плохо знаю украинский язык. Но и этим не обошлось. Меня отвезли в пограничную часть, где поместили в изолятор.

На следующий день, пришел следователь. Он начал свой допрос: «назвать свою действительную фамилию!» Я просила его сделать экспертизу документа, и дать запрос в посольство РФ, на что получила ответ: «Запрос отправлять не будем, — все равно ответ не получим». Следующий свой визит следователь осуществил только через 4 дня – принесли извещение прокурора о продолжении срока содержание под стражей до 10 суток.

Моя мама за время моей «отсидки» уже успела съездить в Польшу и возвратиться. Она, старая женщина 6 дней находилась на КПП части, однако ей так и не дали возможности передать мне, личные вещи (это женщине!). Вещи разрешили передать только на 7-мые сутки. Ко мне в камеру поселили какую-то девушку, что раньше находилась в польской тюрьме. Правда, в камере было чисто, и нас даже в душ водили. Потом я поняла, зачем нас «прихорашивали». Даже нас проведать пришли американцы!!!. Я точно не знаю, кто это был журналисты, или правозащитники. Им пограничники все показывали, а нам — кушанье нормальное даже принесли. Но меня угнетала ситуация, когда я была оторвана от внешнего мира и моей родни, особенно скучала о своем маленьком сыне, которого как одинокая мать, воспитываю сама. Я все время, когда находилась в камере, думала, что даже у абсурда бывает предел. Но следователя, который обещал дать запрос в посольство, внезапно отстранили от дела и материалы передали в УМВД на транспорте. Другой следователь даже не успел ознакомиться с моим делом, как и его отстранили. О третий и вовсе не заботился о том, чтобы в чем-то разобраться по существу. Он пришел на десятый день моего содержания под стражей17 октября 2005 года, и дал подписать какие-то документы на украинском языке.

После этого меня, как преступницу заключив в наручники, в сопровождении стражи отвезли в суд. Мою мать, что тоже прибыла в суд, судья просто выпихнул с зала, ничего толком не объяснив. Судебный процесс длился 5 минут. Судья заявил, что, за подделку паспорта взимается штраф 1700 гривен, но, потому что у него хорошее расположение духа, он “снизошел” и взял во внимание факт моего отбывания под стражей 10 суток в ИТТ, и решил этим наказанием и ограничится. И я поняла, что в Украине могут человека осудить без улик и свидетелей против него, без экспертизы паспорта. Просто так, можно сказать на ровном месте. Интересно, что в материалах, представленных в суд даже не было к тому времени экспертизы паспорта — ее сделали следующего дня, 18 октября! Кстати, экспертиза подтвердила, что бланк моего заграничного паспорта изготовлен на предприятии, что изготавливает бланки паспортов РФ, и что изменений первоначальных реквизитов на паспорте нет. Я, наверное, должна была за такой мягкий приговор, руки судье целовать и в его ногах валятся, преисполненная благодарностью. Но шок не давал мне себя вести адекватно ситуации.

Но и после суда мои мытарства продолжились – меня сразу не отпустили, а передали представителю УВД на транспорте Львовской железной дороги. Он к тому времени уже знал, что экспертиза подтвердила действительность паспорта. Но следователь обращался ко мне как к осужденной, то есть, преступнице. Он заявил: «Раз вы не виновны, то почему не подали жалобы или апелляцию на постановление суда». Но я даже не совсем понимала, о чем идет речь на суде, ведь адвоката мне не предоставили, украинский язык и законодательство я тоже не знаю. Я уже даже привыкла, что меня все время унижали и оскорбляли. Мечтала только об одном – поскорее вернуться домой.

Но, если вы думаете, что пограничники, милиционеры и судьи извинились, то вы просто не знаете их линии борьбы с бандитами, что тянется со Сталинских времен: «Был бы человек, а дело заведем!”. Сразу после суда, меня в наручниках доставили в Львов, где задержали еще на 2 двое суток. Как мне объяснили, следствие меня держит потому, что готовит копии моих документов.

Только 19 октября 2005 года работник УВСТ выдал мне на руки копию экспертизы паспорта и сам паспорт, и пожелал…счастливой дороги. Я с мамой опять выехала в Мостыйсска, где взяли постановление суда. Потом, после всех этих мытарств, мыприехали на пограничный пункт Мостысска-2, где встретили виновника всей этой истории – начальника смены. Свою фамилию он так и не назвал, — делал вид, будто ничего не произошло. На вопрос: «Кто будет восстанавливать паспорт, и кто будет выплачивать материальный и моральный ущерб»? – просто убежал. На шум прибыл следователь Львовской транспортной милиции и потребовал возвратить ему назад все документы, в том числе и паспорт. Зная, чем это может завершиться, я документы не отдала. Помня слова следователя, решила бороться, писать жалобы.

Я много что за время «отсидки» услышала о коррупции на Львовщине. В частности узнала “секрет” пограничников. Они просто “шутят” – умышленно отклеивают иглой по периметру защитную пленку на паспортах.

Это делается для того, чтобы в следующий раз, при пересечении границы, было к чему прицепиться. Большинство гостей Украины, которым пограничники сообщают новость, что у них поврежден паспорт и вызывает сомнения его подлинность, и что им придется задержаться до выяснения личности, платят дань 20-40 долларов. Пострадавшие от “шутников”, просто откупаются. Но платят за «покой» не все, тем более я, одинокая мать! Мною были написаны жалобы в Пограничную службу, апелляционный суд, прокуратуру Львовской области. В своем письме начальник западного регионального управления Пограничных войска Украины г. Карась мне ответил, что пограничники занимались по отношению ко мне не беспределом, а «фільтраційно – дізнавальними заходами”, что проведено служебное расследование, которое не обнаружило нанесения мне морального и материального ущерба.

Но я так не думаю. Потому и обратилась за помощью в львовскую правозащитную организацию «За права человека», чей юрист Анатолий Комаров сейчас занимается подготовкой документов о взыскании с моих мучителей ущерба. Я также очень благодарна изданию «Громадська прокуратура» за информационно-юридическую поддержку, а также Посольству Российской Федерации, что помогло мне изготовить вместо разорванного львовскими пограничниками, новый заграничный паспорт. Сейчас я просто уверена — справедливости добьюсь!

Р.S: В начале минувшего столетия в “революционные времена” среди анархистов была популярной песня: “Цыпленок вареный, цыпленок жаренный пошел на улицу гулять. Его поймали, арестовали, велели паспорт показать. Паспорта нету — гони монету, монеты нет-гони манто…” Наверно, на Львовщину в наши дни возвратилась анархия, раз так ведут себя с иностранцами правоохранители.

Ирэна Тэршак, Наталья Полукарова, «ГПУ»

Читайте также: