Заповедник жлобов на убитом Днепре

Причина экологической катастрофы – намыв днепровских берегов. Пойму – важнейший природный орган! – убивают, чтобы настроить особняков для кучки моральных уродов. Остановить варварство некому: ведь у нас нет никакой другой власти, кроме этого чудовищного спрута-паразита. Он сам пишет для себя законы, сам их толкует, сам останавливает немногих честных подчиненных начальственным окриком, сам выписывает себе разрешения, которые, конечно же, законам не противоречат. Взглянув на него из загубленной поймы, очень трудно удержаться от призывов к «насильственному изменению государственного строя»… Варвары, делающие из днепровской поймы «элитные поселки», уже обрекли Киевщину на экологическую катастрофу

На этих двух кадрах – один и тот же участок поймы Днепра. На первом, сделанном возле Кончи-Озерной в 2003 году, – идиллический пейзаж: кудрявое дерево среди заливного луга. Второй кадр датирован 2006 годом: посреди песчаной пустыни торчит мертвый древесный ствол с почерневшими ветвями. Привыкайте, так через считанные годы будет выглядеть вся пойма. А там и Днепр, лишившись своего естественного фильтра, превратится в грязный поток без единой рыбки…

Механизм гидронамыва прост. Все начинается с того, что на глаза очередному моральному уроду попадается живописный уголок побережья. Но, вот незадача, каждую весну Днепр заливает луга. Значит, нужно соорудить на берегу песчаную дамбу, которая не пропустит воду. А песок дешевле всего брать прямо с речного дна, с прибрежных отмелей. По реке подгоняют плавучий земснаряд, протягивают от него на сушу трубы и перекачивают тонны песка, изолируя будущее «поместье жлоба» и от Днепра, и от его мелких притоков. Хочешь – сам селись, хочешь – строй особняки «под ключ».

Но изуродованная природа недолго будет радовать насильников. Уже на следующий год в ней начинаются необратимые изменения – как раз то, что вы видите на наших фото. И «жлоб обыкновенный» оказывается единственным живым существом в округе.

– Речная пойма – экосистема, которая без весенних разливов невозможна, – объясняет директор Киевского эколого-культурного центра Владимир Борейко. – Именно разливы, каждый год приносят влагу и питательный ил, позволяют растениям выжить практически без почвы – на чистом речном песке. Стоит прекратить эту циркуляцию, как деревья и травы вымрут. Кое-где вода застоится, там будет гнилое болото. О выживании редких зверей и птиц, например, орлана белохвостого, мы уже не говорим. Поздно… Нам бы без обычной фауны не остаться!

На сам Днепр намывы действуют столь же губительно. На побережье, навсегда разделенном на сушу и глубокую воду, не остается места для камыша и осоки. Без этих растений, очищающих реку, она наполнится мутью. И никакие искусственные очистные сооружения тут не помогут. Еще десяток-другой лет – и киевляне просто побоятся входить в свою реку.

О рыбе и вовсе придется забыть: как напоминают экологи, для нереста и вызревания икринок ей нужны отмели, прогреваемые солнцем. Те самые отмели, из которых городят дамбы. Впрочем, мальки все равно не смогут спастись от хищников и нагулять вес, если их лишить весенней поймы с ее спасительными зарослями…

А еще Днепр, запертый дамбами на всем протяжении, лишится низин, куда он за тысячелетия «привык» сбрасывать излишки воды. И сейчас невозможно угадать, куда прорвется и кого утопит река при сильном половодье или ливне.

– И сохранить берега практически невозможно, – признает Владимир Борейко. – Вот Жуков остров – наш заказник – мы за последние семь лет несколько раз успешно защищали. А у днепровского берега никакого особого статуса нет. Нам бы, как на Западе, ввести понятие «национального побережья» – вдоль моря, у крупнейших рек и озер…

Но кто будет это делать, если законодатели сами спят и видят, как бы поселиться «на природе»?

И спикеры тут с премьерами

Стоит свернуть с Киевской трассы на узенькую бетонку в сторону Кончи-Озерной, как результаты гидронамывов бросятся вам в глаза. Огромные песчаные холмы высятся то справа, то слева от дорожного полотна – тут отгородились и от Днепра, и от его безымянных притоков, и просто от влажных низин. Из песка торчат ветви деревьев, обреченных на скорую гибель. А ведь пока влиятельное жлобье не положило глаз на Кончу-Озерную, места здесь считались просто райскими. И счастливы были работники тех предприятий, которые имели тут недорогую, но уютную базу отдыха!

– Шагнешь с дороги вправо – цапля взлетает, шагнешь влево – белый гриб найдешь, – грустит Николай Осадчий, директор базы «Рассвет». – Колхозы тут отменное сено косили, когда страна еще думала о том, как ей прокормиться… Руки бы поотбивать тем, кто это загубил! Как начали с конца 90-х, так и продолжают над поймой издеваться.

Прогулка по окрестностям, которую устроила для нас комендант базы Лидия Пичугина, вышла почти траурной. Мы уже были наслышаны о вони из заболоченных низин, которая всю весну мучила здешних обитателей.

– Видите ряску и водоросли в заливчике? – вздыхала Лидия Андреевна. – Совсем недавно тут утиные выводки плавали, теперь же – болото одно. А вон там росли дубы, просто сказочные, не обхватишь! Выкорчевали их… Кстати, видите наш пляж? Несколько лет с него в воду зайти нельзя было – столько грязи из-за земснаряда поднималось… Он, между прочим, как раз перед вашим приездом куда-то вниз по Днепру ушел!

Женщина показывает на другой берег реки: там полоса песка неестественно широка.

– Раньше это был чудесный островок, – говорит наша провожатая. – Его соединили с берегом, лишили деревьев… Говорят, где-то там бывший наш импозантный спикер селится! А чуть ближе к трассе один из бывших премьеров обосновался. Мы же рано или поздно останемся у разбитого корыта. А с нами – и все, кто отдыхает тут уже лет по тридцать.

Элитный поселок соседи зовут Освенцимом

Высоченный каменный забор вокруг будущей резервации жлобов на берегу Днепра напоминает Великую Китайскую стену. Гигантские ворота похожи на въезд в средневековый замок. Но на здешних базах отдыха эту городьбу именуют Освенцимом. От кого прячетесь, господа элитные? А накликать красного петуха, вот так внаглую собравшись на одной гребенке – не боитесь ли?

Въезжаем. Повсюду – котлованы, фундаменты и почти готовые особняки. Все – разные, но все с претензией на монументальность. Их явно строили под заказ, при участии будущих владельцев… Одинакова только «земля» повсюду — мертвый белесый песок с реденькими веточками хвоща. Неужто сюда навезут почвы, украденной где-то еще? Или так и будут при всех своих миллионах сидеть на барханах? А может, пониже откочуют – еще где-нибудь Днепр убивать? Хотя это вряд ли: жлобье высокого полета вдалеке от городов не гнездится…

— Что строите-то? Только дома, или еще что-то в городке будет? – подходим мы к необъятному мужичине, ведущему неспешный разговор с шофером грузовика.

— Пока – дома, — не глядя в глаза, говорит он.

— А как фирма ваша называется?

— Я не знаю, — угрюмо вытирает он пот с красного лба. – Оставьте свои координаты – с вами свяжутся…

— Так вы – охранник? – с сомнением оглядываем мы его неповоротливую фигуру.

— Я – прораб.

— Целый прораб — и не знает, в какой фирме работает?

— Спросите у Хозяина, — снова прячет взгляд здоровяк. Заглавная буква в слове «Хозяин» прямо-таки выпирает из его бормотания.

— И как этому «Хозяину» позвонить? – напираем мы.

— Не знаю.

— А как вас зовут?

Повисает молчание. Прораб, едва не ляпнув по инерции «не знаю», бормочет:

— Это тоже не имеет значения…

Так и запишем: существо без имени, принадлежащее Хозяину. Но как ярко полыхает на воре шапка! Ведь наверняка все нужные документы давным-давно куплены вместе с подписантами и проверяющими, а сделка одобрена в самых высоких кабинетах. А вот страшно назваться и людям в глаза посмотреть – и все тут.

Но не обольщайтесь: пока все мы – такие же сообщники «хозяев», как и этот раб-прораб. Представьте, что отхапать у сограждан кусок их «национальной» реки попытается какой-нибудь американский сенатор. Да он сбежит в отставку после первой же газетной статьи — даже если формально не нарушил ни одного закона! И «товарищи по партии» подадут его уход как борьбу за чистоту рядов: зачем им пятно на репутации, с которым на выборы можно и не соваться?

Мы – из другого теста. Мы не ставим убийство Днепра в один ряд с мерзостями вроде педофилии. Продолжаем прогибаться перед хозяевами преступных «хатынок», голосуем за них, работаем на их предприятиях, покупаем их продукцию в их же супермаркетах… Мы не объявляем бойкот всем, кто жмет руки этим прокаженным. А всего-то делов – начать! Выбрать наугад «шишку», поселившуюся на намывах, и разъяснить всем, как можно ударить по интересам именно этой твари. А потом превратить эти «народные суды» в постоянную практику.

Ну, где же вы, активисты, готовые сделать моральным уродам подобающий «черный пиар»? Где преподаватели биологии и экологии, которые устроят детям полезнейшую экскурсию в «места обитания жлоба обыкновенного»? Если вам нужен Днепр – самое время за него побороться. «Газета…» поддержит.

Владимир АЛИФАНОВ

Как это делается в Киеве

Хроника безуспешной борьбы с намывами

Весна 2003

Борьба с раздачей земли на Днепре богатым началась весной 2003 года. Первой выступила председатель Козинского поселкового совета Валентина Горобец. Она пришла на должность после загадочной смерти прежнего главы поссовета.

Лето 2004

Валентина Горобец вслух заявила о незаконной раздаче земли. Понятно, что в дерибане Днепра не обошлось без благословения киевского губернатора Анатолия Засухи. За свою смелость председательница поплатилась. 14 июля 2004 года прокуратура области возбудила против нее уголовное дело.

Осень 2004

Земля оказалась в центре пристального внимания общественности, политиков и чиновников. Скандал с раздачей земли в Пуще-Водице вскрыл проблемы с выделением участков в Киеве.

Зима 2005

О незаконной продаже и использовании земель по не целевому назначению на Киевщине заговорил Евгений Жовтяк, сменивший Засуху в феврале 2005 года. Новый губернатор Киевской области тоже пообещал массовую реприватизацию земли:

Он инициировал создание комиссии, проверяющей законность соблюдения земельного законодательства на территории Киевской области, куда вошли представители ОГА, Госкомзема, фискальных органов и местного самоуправления.

Лето 2005

Евгений Жовтяк сделал заявление: комиссия выявила, что районные органы самоуправления выделяли земли, расположенные в русле реки Днепр, которые иногда находились на глубине до 15 метров. Члены комиссии должны были установить, соблюдают ли местные чиновники букву закона при решении земельных вопросов.

Тогда же рабочая группа комиссии сообщила общественности и прессе, что схема использования такой земли, которая практиковалась с 1998 по 2004 год, проста. К выделенному на дне речки месту подгонялся земснаряд, который брал землю с суши и расширял береговую линию до тех пор, пока указанный участок не оказывался над водой. А потом там строились дома. За 6 лет на Днепре из-под воды выросло немало таких «хатынок».

В июле 2005 года в прокуратуру области были переданы представления на местных руководителей, допустивших намывы песка в Бориспольском районе вдоль Днепра. Глава Бориспольской РГА Иван Полюхович заявил, что проблему с намыванием песка, которая уже привела к экологическим проблемам в Бориспольском и Обуховском районах Киевской области, можно изменить только заменой ряда руководителей, которые давали разрешения на намывы территорий еще при старой власти, и до сих пор сохранили свои должности.

В августе 2005 года жители села Вишенки Бориспольского района и члены сельского садоводческого товарищества «Геолог» выступили против интенсивного намывания песка на берегу Днепра для строительства элитных дач, обратившись лично к Евгению Жовтяку.

Осень 2005

Жовтяк заявил, что собирается проводить земельные аукционы, правда механизмов и сроков таких аукционов не огласил. Относительно незаконных намывов в Козине киевский губернатор признал, что намывы в русле Днепра продолжаются, и сообщил, что если днем органы экологического контроля выезжают в Козин и иногда останавливают земснаряды, то после их отъезда работы продолжаются ночью.

— Можно говорить о том, что недостаточно работают правоохранительные органы. Барыши, которые там получают, гораздо больше штрафов, заявил Жовтяк.

Весна 2006

Май 2006 года. Президент Виктор Ющенко подписал указ об увольнении Евгения Жовтяка с должности главы Киевщины. Официально Жовтяка лишили должности за негативные показатели социально-экономического развития области. Тогда же в кулуарах Кабмина и парламента стали говорить о том, что Жовтяк сам стал продавать земли.

Напомним, что цены на земельные участки в Киевской области самые высокие в стране и доходят до $30 тыс за сотку. Желающих распределять такое богатство немало.

Ирина КАСЬЯНОВА, ГАЗЕТА ПО-КИЕВСКИ

Читайте также: