СОВЕРШАТЬ ПОДВИГ НА ГОЛОДНЫЙ ЖЕЛУДОК НЕ ХОЧЕТСЯ-Григорий Кобанченко, председатель профсоюза милиции

“РОДИНЕ УЖЕ НЕ НУЖНЫ ГЕРОИ?”, — так называлась публикация «УК» о милиционерах, которые, выполняя служебный и гражданский долг, “пошли на нож”, чтобы защитить от преступников своих сограждан. В любой стране мира этих парней носили бы на руках: ведь они — поистине герои. Но почему-то руководство Министерства внутренних дел оценило их подвиг как обычную, “штатную”, ситуацию. Ибо назвать достойной компенсацией за потерянное здоровье внеочередное повышение по службе трудно. Более того, ребятам, даже не выплатили положенную в таких случаях госстраховку.Может быть, поступок лейтенантов оценили, хотя бы, коллеги по службе? Куда там! Большинство из них откровенно посмеиваются над “глупостью” героев: мол, зачем было “жилы рвать”, ведь Родина даже не заметила своих героев? В такой ситуации о профессиональной чести и присяге, кроме “необстрелянной” молодежи в органах, уже давно никто не вспоминает. Поэтому неудивительно, что расхожее “моя хата с краю” – по сути, девиз милиционеров сегодня.

О причинах происходящего – беседа корреспондента «УК» с Григорием Кабанченко, председателем профсоюза аттестованных сотрудников милиции. Григорий Владимирович работает в органах более 25 лет. Кому, как не ему, судить о процессах, влияющих на личный состав отечественной милиции.

— Григорий Владимирович, что же происходит с нашей милицией? Или подобный цинизм – в той или иной мере — был всегда свойственен сотрудникам органов?

— Нет, что вы. Во времена Союза правоохранители так к своей работе не относились. Но… Мое личное мнение: сегодняшнее поколение сложно осуждать. Вы бы знали, в каких условиях они работают! И какие копейки получают. Дело не в техническом оснащении правоохранительных органов, о котором уже многое сказано; к тому же в последние годы ситуация изменилась в лучшую сторону. Стоит говорить об ином. Во-первых, милиционерам сейчас приходится работать фактически по 15 часов в сутки. Катастрофически не хватает людей: миф, что служба в органах – эдакая “кормушка”. Во вторых, труд милиционера государство совершенно не ценит. О чем можно говорить, если рядовой милиционер получает ставку в размере 100 гривен?! Надбавки? Еще 30 гривен за звание и 10% от ставки в том случае, если человек служит в органах свыше 5 (пяти) лет. Итого – в лучшем случае — около 300 гривен.

— А офицерский корпус?

— Мой сын закончил Академию МВД. Его заработная плата (с доплатами!) составляет 460 гривен. Если бы мы с женой не помогали, ему бы не хватило даже на еду. Майоры, которые отдали милиции более 20 лет своей жизни, получают не более 1000 гривен в месяц.

— Поэтому в органах сейчас мало профессионалов?

— Конечно. Наша заработная плата может “поспорить” только с зарплатой cельского труженика. Именно поэтому из 694 принятых на службу в 2003 году сотрудников 85% составляют жители сел. Без образования и элементарного представления о специфике нашей работы. Отмечу также: большинство из тех, кто проработал год-два и набрался мало-мальски опыта, уходят работать в частные фирмы. Там им предлагают заработную плату в два, а то и в три раза больше! Образуется замкнутый круг. Мы готовим кадры для того, чтобы завтра они ушли на другую работу, а то и – в криминальные структуры. К тому же, вопрос с жильем для наших сотрудников практически не решается. Даже многие ветераны милиции, стоящие на очереди с 1980 года, еще не получили положенные им квартиры! О чем тут говорить? Молодые кадры (в основном — все новички, лишь недавно вернулись из армии) живут в студенческих и строительных общежитиях. За койку в комнате на четверых платят самостоятельно. Но в последнее время в тех же строительных “обшагах” стоимость “койко-места” поднялась до 100 гривен в месяц. Как вы думаете, при заработной плате в 300 гривен милиционер может отдавать такую сумму за жилье? Кстати, сегодня из 175 тысяч украинских правоохранителей более 50 тысяч живут в общежитиях!

— За годы независимости в Украине погибли – при исполнении служебных обязанностей — 815 правоохранителей. Более 8 000 получили ранения различной степени тяжести. Каким образом государство компенсирует семьям погибших потерю кормильца? Помогает людям, которые стали инвалидами?

— Мы уже много лет боремся за то, чтобы сотрудникам милиции (или их семьям) выплачивали обязательную компенсацию за причиненный им на службе моральный ущерб. Но в Законе о милиции (статья 23-я) это положение не предусмотрено. Остается рассчитывать лишь на обязательное государственное страхование.

— А какова сумма страховки?

— В случае гибели правоохранителя его семье единоразово выплачивается сумма 10-летнего денежного содержания. В случае получения инвалидности эта сумма составит заработную плату за 3 или 5 лет. Размер выплаты должна определить медицинская комиссия. Наши политики любят положение вещей у нас сравнивать, допустим, с той же Америкой. В США сумма компенсации полицейскому, который пострадал во время выполнения служебных обязанностей, может составлять и 100 тысяч долларов. И все равно: есть у нас люди, которые по настоящему ответственно относятся к своей работе. Но таких, увы, не много…

— Григорий Владимирович, как же при такой ситуации вы разрешили своему сыну идти служить в милицию?

-Это решение он принял самостоятельно. И я уверен: не смотря ни на что, он сделал правильный выбор. А нынешнее положение – временное, вынужденное для государства “переходного периода”, каким сегодня является Украина. Важность структуры ведомства внутренних дел для любого государства более чем очевидна; это столп любой государственной системы. Я уверен, что законодатели и чиновники, наконец-то, это осознают. И увеличат бюджетное финансирование милиции. Экономия на правоохранительных структурах недопустима.

Отмечу, что наших сотрудников часто обвиняют в коррупции. Увы, эти обвинения небеспочвенны. Как бороться с этим явлением? Элементарно! Если заработная плата милиционера позволит ему нормально, полноценно жить и достойно содержать свою семью, он будет бояться потерять работу. Да и престиж профессии возрастет до должного для человека в погонах уровня. Соответственно, милиционер не решится на служебное преступление. Более того, в милицию вернутся профессионалы. С приходом профессионалов восстановится столь необходимая в любой профессии преемственность. Профессионализм работы органов внутренних дел тут же возрастет. И дай Бог нам с вами дожить до этого времени.

Инна Майская, специально для «УК»

Читайте также: