«Мэр говорит одно, а милиция делает другое»

Мэр Киева Леонид Черновецкий «зачищает» игорный бизнес столицы «для своих». Так утверждает Сергей Третьяков, президент Украинской ассоциации деятелей игорного бизнеса. В последнее время общественное внимание все больше приковывается к проблемам игорного бизнеса и конфликтам игроков этого рынка с местными властями. Рассказать «Известиям в Украине» о том, что же такое игорный бизнес, и каковы его самые актуальные проблемы, согласился Сергей Третяков, президент Украинской ассоциации деятелей игорного бизнеса.

ВОПРОС: Сергей, что на данный момент представляет собой игорный бизнес в Украине? В чем его отличие от этого же бизнеса на Западе?

ОТВЕТ: Прежде всего, надо сказать: у нас перепутан настоящий игорный бизнес с теневым. И перепутан 1 много лет. Это искусственно было сделано властями. Потому что закон регулировал этот вид деятельности, но он никак не регулировался местными властями спе¬циально. Требовались лицензионные условия, но они не были сделаны. Поэтому игровые автоматы можно было ставить где угодно, что вызывало, конечно, возражения у населения. Играть можно было кому угодно, в том числе детям. И так далее — много негативных моментов. Что касается структуры украинского игорного бизнеса: она у нас тоже искривленная. Например, в Европе в разных странах игорные автоматы составляют меньше половины (20—40%) объема развлекательного бизнеса, остальное — это боулинги, разнообразные игровые симуляторы. У нас же наоборот: игровые автоматы составляют 80%, намного меньше (2—3 %) — это физические игры, в том числе боулинг и бильярд, и остальное (10—12%)—казино. Конечно, 2 когда этот вид деятельности много лет не регулировался, на рынке появилось много мошенников. Они, прежде всего, пользуются игровыми аппаратами с % переписанным программным обеспечением. Ведь формально игровой автомат в Европе обладает порогом выигрыша в 90—96%, а у нас доходит до 70% и ниже. И таких — большинство. По нашим данным, около 60—75% рынка находится в тени. Таким образом, происходит не только финансовое мошенничество, но и дискредитация самого бизнеса.

в: А каковы финансовые показатели легального бизнеса, его обороты?

о: Что касается финансовой стороны, за прошлый год легальные игроки принесли в бюджет 500 миллионов гривен. А обороты мне трудно подсчитать. Мы не про-водили исследований. Но, например, оборот одной сети—несколько десятков миллионов гривен в месяц

в: Насколько я понимаю, теневики приносят убытки официальным игрокам рынка…

о: Теневики просто уничтожают нас. Это недобросовестная конкуренция. По убыткам приведу такой пример. Средний оператор имеет, скажем, 1000 автоматов; за один патент нужно платить 4200 гривен, то есть 14,2 млн. гривен, которые должны поступить в местный бюджет. Но идет инициатива местных властей, в основном ментов (не могу их назвать по-другому), которые говорят: давайте 200 тысяч нам, а остальное мы прикроем. Значит, я экономлю 4 миллиона гривен, а вы их платите. Финансово—вы уже не конкурент.

в: Расскажите, пожалуйста, о сути вашего конфликта с киевской мэрией.

о: Просто мэр говорит одно, а милиция делает другое. У нас есть три распоряжения КГГА за подписью Черновецкого, которые фактически направлены на уничтожение легального бизнеса. Первое распоряжение адресовано киевской налоговой инспекции: не выдавать торговые патенты. Но надо отдать должное налоговой, она проигнорировала его как незаконное и продолжала выдачу патентов. Второй момент—распоряжение «Киевэнерго» отключать электроэнергию точкам с автоматами. А как отключать, если есть договор?! К моему коллеге приехали, отключили. В ответ на это коллега подал в суд. И что? Все разбежались, как кролики. А распоряжения опечатывать заведения? А на каком основании? Есть же договоры аренды, энергопоставки.

в: С какими нормативными актами, по-вашему, конфликтуют распоряжения мэрии?

о: Нет такого документа, который не входил бы в конфликт с распоряжением КГГА. Распоряжения налоговой —не имеет права давать. «Киевэнерго»—не имеет права давать. Кроме того, КГГА не имеет права давать распоряжение милиции изымать игровые автоматы. Это разрешается только, когда есть открытое уголовное дело. Да милиция сама об этом знает, только боится потерять погоны. А потом еще и платить им заставляют зато, что фактически нас грабят. Все эти действия нельзя назвать другим словом, иначе как «бандитизм». Есть решение суда. И кем оно не выполняется? Милицией! в: Да, но в своих аргументах КГГА делает упор на общественную опасность и аморальность этого бизнеса. о: Да, когда их припирают к стенке законом, они начинают говорить об аморальности. Хорошо, давайте говорить об моральности. Мы содержим клубы анонимных игроков, спонсируем детские дома. Официальные игроки не допускают к игре детей, это записано в уставе Ассоциации. Причем это было сделано намного раньше разработки лицензионных правил Минфина. Да, есть проблемы—лудомания, зависимость от игры на деньги. И их нельзя замалчивать. Даже если есть хотя бы один пример, нужно его рассматривать, изучать. Да, есть трагические случаи, когда, проигравшись, человек убивает одного из охранников заведения, выбрасывается из окна. Но на этом начинают спекулировать. Давайте посмотрим, сколько вокруг алкоголиков, наркоманов, беспризорников, даже на Майдане, в самом центре Киева. Когда мы говорим об этом, они начинают уходить от ответа. Потому что у нас процент — 0,01. А наркоманов уже 5—8%, алкоголиков 10—12%. И вообще, такое впечатление, что, кроме игровых автоматов, проблем в городе нет. Все решены, и с коммунальными услугами, и с ростом тарифов. Дороги у нас великолепные.

Мэр говорит, что, мол, давайте выведем игорные заведения за город. Но за 15 лет сложилась отрасль.

Мы не против, давайте решать. Потом выясняется, что на 50 километров от Киева все уже выкуплено. Куда тогда? Дальше? На каких условиях будет выдаваться земля? А с другой стороны, я выкупил здание, помещение, это моя собственность. У меня есть все разрешения, патенты. Теперь мне говорят о том, что я должен убираться из города» Но когда такие раз говоры начались в Кривом Роге, к властям сразу обратились люди, много людей: давайте мы эти помещения купим. Это просто передел рынка в сфере услуг, не только игрового бизнеса.

в: Но ведь есть лицензионные условия Минфина. Почему ЮТА не выполняет их?

о: Они используют правовую коллизию. Существует двойное лицензирование: с 2000 года существует лицензия на организацию и удерживание тотализаторов и игровых заведений, здесь до сих пор не могут определить предмет лицензирования; с другой стороны, 10 июня вступили в силу все документы по лицензии на организацию деятельности по проведению азартных игр. Определили орган лицензирования. Минфин! вместе с ним утвердил лицензионные условия и порядок контроля. Это нормативный документ. По закону утвердили лицензию. Что теперь? Впервые запрещено играть лицам до 18 лет. Если нашли—составляется акт. При повторном нарушении отбирается лицензия, а это один миллион гривен. Это, в свою очередь, ведет к закрытию бизнеса, люди теряют работу. Получается, что нарушать—себе дороже.

в: Кроме того, КГГА выступает за запрет размещения автоматов в общественных местах, аргументируя это невозможностью контроля.

о: Это глупости. Вот вы владелец автомата. Вы оставите его без присмотра на улице? По каждому автомату заключается договор с человеком, который за ним приглядывает. Это или бармен, или директор магазина. Это же дорогое удовольствие. Есть автоматы, которые стоят до S1S тысяч. Там внутри деньги. Всегда есть кто-то, кто следит. Нет такого явления, как беспризорные автоматы. А теперь, по новым правилам, при двух нарушениях нужно будет ликвидировать весь бизнес. И это хорошо! Только власти не хотят, чтобы правила стали прозрачными. Последний пример: документ «Порядок размещения игорных автоматов в городе Киеве», который сейчас оспаривается в суде. Там прописаны явно неприемлемые условия. Сказано, что игровые автоматы должны размещаться не ближе чем 500 метров от учебных заведений, культовых мест и так далее. Но в Киеве через каждые 500 метров — или церковь, или школа. Да, есть одно место — Петровка. Промзона.

Еще один момент — как мерить? Есть такое хорошее украинское слово .«навпростець». А как «навпро-стець»? По генплану? Или от угла к углу? С подземными переходами или без? Нам говорят: «Мы найдем, как посчитать». Это коррупция! Какое к черту дополнительное разрешение, если я уже заплатил государству миллион?!

5 октября вступает в силу новый закон «О лицензировании субъектов предпринимательской деятельности». Исходя из него, все разрешения местных властей потеряют свою силу. Но я думаю, будет то же самое, что сейчас. Милиция говорит: дайте лицензию КГГА А КГГА не выдает их уже три месяца. Суд все отменяет, а нас заставляют платить за хранение оборудования на милицейском складе! Да еще говорят, что мол, подайте заявление в КГГА, чтобы разрешила исполнить судебное решение. Да за это нужно или в отставку, если хоть капля совести осталась, или в тюрьму!

в: В других городах наблюдается такая же ситуация?

о: Нет, только в Киеве. В других городах бюджет более зависим от игорного бизнеса.

в: А зачем это киевским властям?

о: Чтобы поставить «своих». Это расчистка игорного рынка.

Беседовал Сергей Высоцкий, Известия-Украина

Читайте также: