ПРОЛЕТАРСКАЯ ПРАВДА — ВПЕРЕД, К ГЕТТО?

Кражи, грабежи, драки и избиения горожан становятся неотъемлемой частью жизни киевских окраин. “Спальные” районы трехмиллионной столицы стремительно превращаются в гетто, где царят нищета, неустроенность и бытовая преступность. “Хрущевки” и панельные многоэтажки с облезлыми фасадами – тот плацдарм, с которого ведется покорение столицы Украины десятками тысяч жителей провинции. Здесь они снимают “квадратные метры”, живут, экономя каждый грош, “питаются” ( едой меню их убогих столов назвать никак невозможно). Летом, когда есть работа и заработки, жизнь еще сносна. Но приходит осень, а за нею зима…Верный признак наступления холодов — буйный всплеск бытовой и уличной преступности именно в киевских трущобах.

Обыкновенное убийство

…Наряд милиции столкнулся с…трупом прямо на лестничной площадке одного из домов по улице Фрунзе, что в Подольском районе. Труп молодого парня, одетого во все чистое, волокли на улицу несколько его ровесников. Все участники “траурной” процессии были тут же задержаны. Короткое разбирательство показало: “прихваченная” компания забила до смерти парня за то, что он “спустил” заработанные всеми деньги.

Пятеро парней и девушка приехали в Киев в поисках работы из разных областей Украины. Сняв двухкомнатную квартиру, они договорились с хозяином, что будут платить за жилье по мере поступления денег. “Зацепившись” – устроившись, кто где смог, они откладывали необходимую сумму. В тот день они отправили товарища в магазин за продуктами. Парень, как позже выяснилось, потратил деньги не по назначению. Вернувшись домой ночью, он вступил с приятелями в перебранку. Ссора переросла в драку. Численное преимущество было на стороне оскорбленных растратой. Провинившуюся жертву долго и методично избивали всем, что попадалось под руку – до потери сознания. Вошедший в раж 28-летний “компаньон” несчастного дорезал жертву ножом, нанеся пятнадцать ударов. Решив избавиться от тела, изуверы смыли кровь с лица убитого, переодели его в чистую одежду и собирались было оставить его где-нибудь на улице, “выведя” из дому под видом “пьяного”. Но когда открыли двери, столкнулись с милицейским нарядом, вызванным соседями: убиваемая жертва перед смертью кричала…

При виде милиционеров изверги не растерялись, пытаясь навязать правоохранителям заранее придуманную версию: погибшего товарища нашли-де в подъезде. Но погром, учиненный в квартире и кровь жертвы красноречиво свидетельствовали о совершенном преступлении…

“Соломенским райуправлением милиции задержан житель г. Житомира 1981 г.р., который возле дома № 2/24 по ул. Выборгской, после совместного распития спиртных напитков и позже возникшей драки, ударами кухонного ножа убил местного жителя 1983 г.р.…”

“Сотрудниками отдела охраны общественного порядка Оболонского РУ совместно с нарядом ГАИ задержан житель Херсонской области 1978 г.р., который в подъезде д. № 3-В по ул. Тимошенко отобрал у местной жительницы сумку, в которой было 85 гривен, золотое кольцо и личные документы…”

“…Отобрал мобильный телефон”, “…избив, завладел личными вещами потерпевшего”, “…сломав дверной замок, проникли в квартиру и похитили…” и т.д. и т.п. Новостная лента сайта столичной милиции (crime.kiev.ua) пестрит сообщениями о преступлениях, совершенными как “гостями” Киева, так и против них. Даже беглый обзор подобных ЧП дает четкое представление о характере совершенных преступлений: львиная доля – имущественные. И бытовые – верный спутник нищеты и социальной неустроенности.

Прописка – нищета

Киевлянам, живущим на окраинах, в “хрущебах”, не нужно объяснять, во что превращаются их улицы и переулки с наступлением темноты. И сколь опасна даже короткая прогулка от троллейбусной остановки до дверей квартиры. Или – до магазина и обратно. Даже на этом коротком отрезке пути их в любой момент могут ограбить, а при попытке оказать сопротивления – избить и даже убить. Окраины Киева уже несколько лет как стали своеобразной “прифронтовой” зоной, где борьба за выживаемость беднейших их бедных стала основным смыслом повседневного бытия.

Где еще искать в Киеве временное жилье провинциалам, приехавшим сюда в поисках работы, как не на окраинах? Здесь можно снять самое дешевое жилье: за $ 50-60 комнату у таких же бедствующих стариков-пенсионеров или однокомнатную “без ремонта” за $ 80-100. Какие там удобства – было бы где переночевать и приготовить еду! Не беда, что нет мебели – вбитый в стену гвоздь заменит вешалку, а лист картона, расстеленный на полу – кровать. Хорошо, если рядом есть метро: “маршрутки” для ищущих столичного заработка, скорее, роскошь, чем средство передвижения.

В одной комнатушке площадью 12-15 квадратных метров одновременно могут ютиться до двух десятков человек. Автор видел квартиру, где в такой “хрущебе” умудрились наладить свой быт 22 человека – мужчины и женщины разных возрастных категорий – из Николаевской области. Они работали посменно, посменно спали и готовили еду – четко по расписанию. Летом, когда в Киев потянулась “на смотрины” родственники членов этой “коммуны”, часть жильцов, уступая гостям свои спальные места, проводила ночи на вокзале и даже на стройках, по месту работы. Нужно было видеть, с каким тщанием и скрупулезностью обсуждалось меню на следующий день в этой компании товарищей по несчастью: что на первое, какие именно (по цене) макароны на второе, каким быть “приварку”. Вот что точно не подлежало обсуждению, так это наличие в меню белого хлеба – непозволительная роскошь. Жизнь “коммуны” поддерживал убитый “жигуль” с николаевскими номерами, при помощи которого по “точкам” развозились самодельные торговые лотки и товары “коробейников”. Торговать на Окружной солнцезащитными очками “а-ля Италия” или товарами группы “Все за две гривны!” – считается работой легкой, женской. Праздник, когда “лоху” удается “втереть” те же очки-дешевку не за 15 гривен, как положил хозяин товара, а за целых 70 – вся разница идет в карман молоденькой продавщице, “охмурившей” клиента. Почувствуйте: при зарплате в 300 гривен в месяц “наварить”, на свой страх и риск, 55! Но радость быстро улетучивается: на следующий день подходит местный участковый и берет бесплатно две пары. Расплачиваться за “недостачу” – продавцу. Не отдать нельзя: какая-нибудь пьянь “случайно” может уронить лоток и потоптать чужой товар ногами. Расплачиваться с хозяином – тоже продавщице. К тому же очки хорошо идут летом, зимой на них покупателя нет, и нужно снова искать работу. Для этой категории приезжих верх мечтаний – устроиться торговать на вещевом рынке или базаре, на “стабильное” рабочее место. Работа спокойнее, да и окружающие торговцы помогут, если что…

Рынок мужского труда в Киеве – преимущественно стройки. Хорошо, если у тебя есть специальность и соответствующий ей набор инструментов. Тогда можно поместить объявление в газете (в одну строку: “малярные работы”, “электрик” и т.д.) и попытать счастья индивидуальной трудовой деятельностью. Когда же нет ни того, ни другого, остается идти внаем разнорабочими. Услугами таких “строителей по нужде” сегодня пользуются, фактически, все крупные и средние строительные компании столицы. Мастера “принеси-подай” готовы на любую работу, была бы возможность прокормить себя и передать что-то домой, в провинцию. Чтобы устроиться, нужно дать “на лапу” бригадиру или начальнику смены: как правило, будущую зарплату за месяц — три. Техника безопасности, охрана труда – рассказы для дурачков; на работяг всем наплевать, гнали бы план. Не потому ли городская мэрия так старательно заминает любой скандал, связанный с очередной аварией на строительном объекте, повлекшей человеческие жертвы?

Работяги платят работодателю взаимностью. Качество строительства – еще одно последствие “великого переселения”, которое в недалеком будущем предстоит расхлебывать киевлянам — клиентам строительных фирм. Получить зарплату, приложив минимальные усилия – таков принцип, положенный в основу выживания обитателей столичных “джунглей”. Въехавшие в новые квартиры счастливые жильцы и не подозревают, с какими грубыми технологическими нарушениями возводился “их дом, их крепость”! Кое-как сваренная арматура несущих конструкций, некондиционный бетонный раствор, отделочные работы “спустя рукава”. В той же квартире, населенной 22-мя обитателями, автору поведали, как остекляются “элитные” квартиры одной известной строительной фирмой. Подряд на установку металлопластиковых “евроокон” в “новострое” выполняет фирма, зарегистрированная на сезон. В ход идет тонкостенный профиль якобы датского производства (чей он на самом деле – неизвестно), который деформируется уже в ходе монтажа, не выдерживая тяжести стекол и растяжки креплениями. Через несколько месяцев, от силы год, у хозяев квартир появятся проблемы: окна не будут закрываться и открываться. “Нам стыдно эти окна ставить, но бригадир говорит: фирмы через год уже не будет, претензии предъявлять будет некому. Гоните план, ребята!” Эти же рассказчики в один голос сокрушались по поводу “сыпучего” бетона, с низким качеством которого сталкиваются постоянно при монтаже оконных коробок: “Странно, что дома еще стоят…”

Хорошей считается зарплата в $ 200 в месяц, $ 300 – очень хорошая и таковой могут похвастаться единицы. С вычетом платы на проживание, еду и транспорт остается половина этой суммы. Эти деньги ждут дома, откуда уехал на заработки кормилец. Пусть платят не как в России или за границей – зато работник всегда может быстро вернуться домой, случись что, и подставить семье плечо. Да и дети его (ее) видят чаще…

Столь долгий пересказ жизни постояльцев киевских трущоб необходим для лучшего понимания атмосферы нужды и борьбы за выживаемость, в которой существуют десятки тысяч наших сограждан, вынужденных подаваться в Киев и окрестности в поисках нелегкого заработка. И это – еще “благополучные” “заробитчане”!

Иная категория – безработная молодежь, еще не отягощенная семейными узами и потому легкая на подъем. В поисках своего счастья молодежь при первой возможности стремится покинуть глухие райцентры и поселки, где нет ни работы, ни развлечений. Романтика “большого города” с его сверкающей (увы, только в центре) жизнью и многочисленными соблазнами манит молодых людей. Стоит одному “зацепиться” в Киеве и отписать товарищам свои первые восторженные впечатления, как вслед за “счастливчиком” в столицу устремляются его земляки: “Мы что, хуже?”

Эти “набеги” на Киев в последние годы приняли сезонный характер: с наступлением весны молодежь из провинции устремляется в столицу. Они тоже стараются жить “коммунами” и ищут любую работу. Быстро осознав, что Киев их не ждал и им подобных на улицах – пруд пруди, быстро понимают — на те мизерные гроши, что удается заработать тяжелым трудом, можно лишь как-то прожить. Развлечения же стоят денег, которых в карманах нет. Наступает ломка сознания, усугубляемая кажущейся близостью и доступностью красивой жизни: еще немного, и вот она! Но… Идут дни и месяцы, но денег, мерила нынешней жизни, не становится больше. Приходит зима, и сезонные рабочие места – удел приезжего люда, стремительно сокращаются. Уже нет денег на жизнь, но не возвращаться же домой “неудачником”! Должно же повезти! Уже жизнь – в долг; денег требуют и хозяин квартиры, и вчерашние друзья, одолжившие “на нее”. И совсем не стоит вопрос: “Где найти работу?”. Все мысли об одном: “Где взять денег? Где взять денег?!” Одолжить не у кого: знакомые еле выживают сами, у родственников в провинции денег тоже нет. Остается…

Лихой промысел

Отобрать, украсть, ограбить…Задержание, милиция, суд, колония. Вот финал огромного числа жизненных историй, кроющихся за бесстрастными строками криминальных сводок столичных происшествий.

И самое печальное, что тенденция эта год от года лишь усиливается. Такова участь Киева – столичная преступность объективно будет расти. Сегодня мы наблюдаем следующий этап “покорения” Киева. Имущие горожане стараются переселяться из неблагополучных районов и кварталов, пусть даже находящихся в центральной части города – в новые безопасные микрорайоны, недоступные для проживания большинству сограждан. А окраины быстро превращаются в “гетто” – со всеми “прелестями” нищего бытия. Именно эти “гетто” и будут головной болью столичной милиции, а их население – остальных горожан.

Александра Павлова, специально для «УК»

Читайте также: